Группа стратегического видения "Россия - Исламский мир"

Group of Strategic Vision "Russia - Islamic World"

Уфимские тезисы

Встреча Владимира Путина с муфтиями духовных управлений мусульман России

22 октября 2013 года, Уфа

В.Путин: Добрый день, уважаемые священнослужители, уважаемые муфтии!

Считаю важным, что мы с вами встречаемся регулярно, обсуждаем вопросы, которые представляют интерес и для мусульман России, и для других конфессий, вообще для всех граждан нашей страны.

Сегодня здесь, в Уфе, отмечается 225-летие учреждения императорским указом духовного собрания магометанского закона. Тогда, в конце XVIII века, ислам был официально признан традиционной религией России, что способствовало, конечно, становлению мусульман как верных патриотов нашей страны.

Ислам стал значимым фактором общественно-политической жизни и внёс неоценимый вклад в духовное и культурное развитие нашего общества. Ещё раз поздравляю вас с этой исторической датой.

Хотел бы поблагодарить вас за вашу работу и поговорить с вами о современных глобальных тенденциях, в том числе и в религиозной жизни. Сегодня в мире идёт активный, далеко не всегда позитивный процесс политизации религии, причём по разным направлениям и разных религий, но в том числе ислама. В этих условиях у власти и российского мусульманского сообщества возникают новые проблемы и новые задачи. Конечно, и мы с вами об этом много раз говорили, решить их можно только совместно.

Некоторые политические силы используют ислам, а точнее его радикальные течения, кстати сказать, исторически не характерные для российских мусульман, в целях ослабления нашего государства, для создания на российской территории зон управляемых извне конфликтов, внесения раскола между различными этническими группами, внутри самой мусульманской общины, для разжигания в регионах сепаратистских настроений.

Убеждён, что таким попыткам разделения необходимо противопоставить верность российских мусульман своим историческим традициям, партнёрские отношения с представителями других религий, прежде всего с Русской православной церковью.

Да, разумеется, для ислама, впрочем, откровенно говоря, так же как и для других мировых религий, характерно многообразие различных школ и течений; ему, конечно, чужда иерархическая унификация. Однако в служении обществу и своему государству мусульмане России всегда были едины, защищая его как от внешних врагов, так и от любых проявлений экстремизма. Уверен, это единство может быть сохранено и укреплено даже и сегодня.


В служении обществу и своему государству мусульмане России всегда были едины, защищая его как от внешних врагов, так и от любых проявлений экстремизма. Уверен, это единство может быть сохранено и укреплено сегодня.


Новая социализация ислама должна рассматриваться как развитие традиционного мусульманского образа жизни, мышления, взглядов в соответствии с современной социальной действительностью, в противовес идеологии радикалов, сталкивающих верующих в средневековье. Здесь важны и новые формы работы – через мусульманские культурные центры, исламские научно-просветительские центры, молодёжные, женские клубы.

Я убеждён, что может быть значим и ваш, большой ваш вклад в социальную адаптацию людей, которые приезжают в Россию жить и работать. Многие из них – это ваши единоверцы. Они должны слышать ваш голос, чувствовать ваше участие, в противном случае они становятся объектом пропаганды различных фундаменталистских структур.

Считаю также, что голос российских мусульманских деятелей должен громче звучать и на международной арене, в мировом исламском сообществе. Сегодня усиливается напряжённость между Западом и исламским миром. Кое‑кто на этой теме пытается играть, подбрасывать дровишек в этот костёр. Я хочу вам сказать сразу: мы в этом не заинтересованы.

Но в то же время сегодня и на Ближнем Востоке, и в исламском мире в целом растёт востребованность в российском присутствии. И мы должны действовать более активно, развенчивая губительные для человечества проекты манипулирования странами и народами, информацией и общественным сознанием.

Россия не только не заинтересована в расколе либо в перекройке исламского мира, но, напротив, проводит последовательную, твёрдую линию по укреплению его единства.

Для успешного противостояния вызовам современности необходимо, в первую очередь, обеспечить высокий авторитет отечественного мусульманского духовенства и российской исламской богословской школы.

Вот об этом, уважаемые друзья, я бы хотел сказать отдельно.

Сегодня в России насчитывается 82 зарегистрированные исламские централизованные религиозные организации. Мусульмане хорошо знают суру Корана, согласно которой нет другого пророка на земле, кроме Мухаммеда. Но мы с вами в то же время понимаем: нельзя забывать о том, что сами священнослужители – это прежде всего люди с моральным авторитетом, который должен быть использован в самых благих целях. Священнослужители должны быть людьми образованными и просвещёнными, способными дать чёткую и канонически безупречную оценку острым современным вызовам и угрозам.

Инициатива должна перейти к вам, нельзя её упускать в руки неформальных лидеров, ведущих активную работу среди верующих. Эти лица, являясь представителями, как правило, чуждых нашей стране богословских школ и сторонниками экстремистских идей, стремятся к подрыву позиций традиционного ислама в нашей стране, к подрыву единства российского общества и развалу в конечном итоге нашей страны.

Российский ислам имеет все возможности, опираясь на многовековой отечественный опыт в системе религиозного образования и богатейшее богословское наследие, сказать своё слово в развитие, поэтому одна из важнейших задач – воссоздание собственной исламской богословской школы, которая обеспечит суверенитет российского духовного пространства и, что принципиально важно, будет признана большинством мусульманских учёных мира. Эта школа должна откликаться на самые актуальные события и в России, и в мире в целом, давать свои оценки, которые будут понятными и авторитетными для верующих. Уверен, что если мы все это будем делать, то это поможет вам давать чёткую нравственную оценку и благим, и преступным деяниям.

Всё это в том числе позволит решать проблемы, связанные с переводом на русский язык богословских и популярных изданий зарубежных авторов, обеспечить научный перевод на русский язык ключевых мусульманских вероучительных текстов.


Попыткам разделения необходимо противопоставить верность российских мусульман своим историческим традициям, партнёрские отношения с представителями других религий, прежде всего с Русской православной церковью.


Необходимо также создавать религиозно-правовые общественные институты, способные дать компетентную оценку того или другого текста. Эти структуры должны быть открыты и для исламских духовных лидеров, и для экспертов в вопросах права, лингвистики. Я считаю, что, безусловно, можно и нужно привлекать для этой работы и мировых экспертов в этой сфере. Таким образом российское исламское сообщество само сумеет предотвратить распространение изданий, имеющих деструктивный, экстремистский характер.

Сегодня же, вы тоже об этом знаете, главным образом государство вынуждено применять запретительные меры в отношении подобной литературы, что на самом деле далеко не всегда результативно, а чаще даже наоборот. Запреты работают слабо или имеют противоположный ожидаемому эффект. Нужно убеждать людей, разъяснять им, где правда и добро, а где ложь и ненависть.

Считаю также, что приоритетом в публичной деятельности самих мусульманских организаций должны быть не внутренние дискуссии и споры о верховенстве, такое тоже случается, а всё‑таки главное: это выработка положительного образа традиционного ислама как важной духовной составляющей общероссийской идентичности.

Это имеет огромное значение для воспитания молодёжи, что крайне важно как для мусульман, так и для всей страны, крайне важно для российской мусульманской молодёжи, которая давно, к сожалению, стала целевой аудиторией для наших недоброжелателей.

У российских мусульманских религиозных организаций есть все возможности для своего широкого позиционирования в современных средствах массовой информации. И, уважаемые друзья, я прошу вас пользоваться этими возможностями для решения многих задач, которые были мною сейчас названы, о которых вы хорошо знаете и которые мы с вами неоднократно поднимали и обсуждали на таких или даже более широких встречах.

Пожалуйста.

Т.Таджуддин: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Мы от всей души Вас благодарим, что Вы нашли возможность встретиться сегодня и принять активное участие на наших юбилейных торжествах. Сердечно благодарим. Все мусульмане это воспринимают как знаменательное событие в нашей жизни.

Если 225 лет тому назад указом императрицы Екатерины II ислам признан официально признанной религией, то сегодня уже наша страна при Вашем непосредственном участии и усилиях всем исламским миром признана и принята членом-наблюдателем в Организацию исламского сотрудничества.

Мы веками вместе, рядом. И добрый пример отношений последователей традиционных конфессий в России показываем прежде всего с Русской православной церковью и с другими традиционными конфессиями. Это стержневой узел наших отношений. Мы сегодня не говорим о диалоге. Диалог уже мы в веках прошли. Сегодня это именно братское сотрудничество, потому что будущие поколения, наши дети и внуки нуждаются в нашем содействии, ведь духовно-нравственное возрождение – на тех духовных ценностях, которые вырабатывались веками и основу которых составляют учения посланников Божьих, которые даны от единого Бога для всех.

Мы исходим из того принципа, что Родину дал Бог, соседей дал Бог. Это судьба, она объединила нас. И прошедшие века, и сегодняшний день, и, дай Бог, будущее – только вместе. Поэтому мы с гордостью и уверенностью приняли Ваши слова, которые Вы произнесли на Валдае: «Самостоятельность, суверенитет и единство России безусловны». А мы – часть России, веками здесь, не за хлебом пришли, веками наши предки, бабушки, дедушки, отцы её защищали, поэтому и нашим детям это завещать.

Сегодня в исламском мире растёт востребованность в российском присутствии. Мы должны действовать более активно, развенчивая губительные для человечества проекты манипулирования странами и народами, информацией и общественным сознанием.

Слава Всевышнему, и благодаря Вашим усилиям, и тем изменениям, которые в последние десятилетия происходят в нашей жизни, сейчас не так‑то просто и экстремистам, и радикальным течениям находить себе аудиторию. Центральное духовное управление, как и другие духовные управления, делает всё возможное, чтобы не допустить пропаганду тоталитарных сект, радикальных течений в наши общины. Мы по мере возможности пользуемся и средствами массовой информации, в Уфе открыты сайты, сейчас развиваются и государственные межконфессиональные отношения. В некоторых республиках, в Башкортостане, в Татарстане, Совет по делам религий никогда не распускался, и они тоже вносят свою долю в исламскую жизнь.

У нас в Приволжском федеральном округе усилиями и при поддержке Вашего полномочного представителя Михаила Викторовича Бабича вопросы консолидации, объединения усилий в противостоянии экстремизму, терроризму и радикальным течениям сегодня находят реальное воплощение. Мы прошли тот этап, когда в различных регионах создавались по пять-шесть централизованных организаций под названием «духовное управление».

33 года тому назад, когда я был избран, мне говорили некоторые чиновники: «Муфтий-хазрат, наверное, будешь последним муфтием, построим коммунизм – и всё».

Сегодня, Вы сказали, 82 [исламские организации]. Но это нонсенс, этого не должно быть. Разнообразие есть, но в таких вопросах, когда у нас есть и Священное писание, и предания от пророка, мы должны держать единство в полном соответствии. Сейчас пытаются использовать любые искажения и нарушить целостность и общества, и государства, нарушить мир и спокойствие.

И здесь огромный потенциал в кадрах. Мы по мере сил готовим, но готовим только последние 15 лет. Только в 1989 году во всей России первое медресе отрылось здесь, студенты спали на полу в мечети, а сейчас 600 человек, но и этого мало. Более 20 миллионов мусульман, и кадры нужно готовить в Отечестве прежде всего, только часть уже направлять, которые усвоили здесь основы религиозных наук. У нас в планах, сейчас ведётся работа (отвод земли сейчас осуществляется), и институты поработали над этим, создание в Уфе академии мусульманских наук примерно на 2 тысячи человек, чтобы мы могли приглашать, как Вы сказали, из‑за рубежа видных учёных, которые придерживаются истинного ислама, который в веках утвердился и в нашей стране.

Что такое традиционный ислам? Он не может быть разным. Традиционный – тот, который уже более 14 веков понимали наши предки, и это понимание они старались передать. У нас 70 лет перерыв получился. А вот сейчас у нас построено только за последние 15 лет более 7 тысяч мечетей, на территории Центрального духовного управления – 3,5 тысячи. Все они всё равно вместе. Если какие‑то организационные вещи, уже соработничество полностью есть. И с традиционными конфессиями и диалог, и соработничество есть. Нам тем более это нужно. Мы надеемся и на Вашу поддержку, и поддержку Правительства Башкортостана, Президента Башкортостана и федерального округа. Мы глубоко благодарны за это.

Есть помощь, которая осуществляется последние пять-семь лет через вузы-партнёры. Она очень действенна, выделяются на это средства. У нас некоторые вопросы были, потом изложим, потому что получается иногда так, что на методические пособия, на прочее средства иногда не совсем оправданы. Потом за счёт бюджета студенты направляются для обучения в вузах, чтобы они возвращались служить в религиозные организации. Но когда они получают дипломы государственного образца, то смотрят уже на перспективу, на карьерный рост, и не всегда получается, что они возвращаются к нам. Мы это изложим, мы посовещались об этом.

Сердечно благодарим Вас. Спасибо. Храни Вас Бог. Для нас огромная честь.