1. В американском журнале «Foreign Policy» политологи Томас Грэм и Мэтью Рожански опубликовали аналитическую статью, в которой предложили подходы к выработке нового курса для будущего президента США.

«Наиболее распространенная политическая реакция США на Россию на протяжении последних трех десятилетий — как у республиканцев, так и у демократов — определяется надеждой либо на полный разгром Москвы, либо на превращение ее в друга и в демократическое государство. Но Россия не демократия, и демократизацию она тоже не проводит. И, несмотря на долговременный спад, она остается одной из ведущих держав на мировой арене. Следующему президенту надо признать, что Москву нельзя просто разгромить или сдержать в новом миропорядке, который становится все более многополярным и глобализованным. С ней надо искать точки соприкосновения, формируя всесторонний баланс сотрудничества и соперничества».

«Важно признать, что проблемы Америки с Россией существуют не только из-за Путина. Они носят геополитический характер. Ни уход Путина, ни смена режима в России не решат эти проблемы. Путин строго придерживается многовековой традиции российского стратегического мышления, а его внешняя политика находит подавляющую поддержку среди элиты и положительный отклик в обществе. Между странами с глобальными стратегическими интересами геополитическое соперничество в том или ином измерении неизбежно, какую бы политику они ни проводили у себя дома».

«Из-за краха перемирия, заключенного при посредничестве США и России, и гуманитарной катастрофы, разворачивающейся в Алеппо, сирийский кризис срочно требует пристального внимания к себе. Нравится нам это или нет, но у США нет более оптимального варианта, чем продолжать усилия по взаимодействию с Россией, которая подключилась к событиям в регионе, начав в сентябре 2015 года драматичную военную интервенцию. У Москвы есть и силы, и средства для сохранения длительного военного присутствия в Сирии, которое поддерживают региональные державы, такие как Иран, а возможно, и Турция. Силовые варианты, за которые сейчас ратуют некоторые политики, например создание бесполетной зоны или уничтожение сирийских ВВС, несут в себе слишком большой риск прямой военной конфронтации с Москвой в Ближневосточном регионе и в других местах».

А вот дискуссии с Москвой по Сирии имеют больше шансов на успех, если будет проявлена готовность к расширению отношений с Россией, особенно в Европе. В своих заявлениях и предложениях Москва по сути дела увязывает ситуацию в Сирии с украинским кризисом и более общим вопросом европейской безопасности, однако Вашингтон пока отказывается признавать эту связь. Вместо этого администрация Обамы идет по стопам предшественников, все активнее пытаясь отделять одни проблемы от других. Но лишь признав, что связь между различными региональными проблемами, которые создает Россия, вполне реальны, следующий президент сумеет извлечь выгоды для американских интересов».

2. Во французской газете «Le Figaro» выступил ее обозреватель, писатель, журналист и публицист Эрик Земмур, выдвинувший тезис о том, что современная цивилизационная война руководствуется как географией, так и историей.

«Различные эпохи соприкасаются и сталкиваются друг с другом. Одни возвращаются во времена халифата и империи; другие (Россия, Китай и Турция) ограничиваются системой национальных государств, а представители Запада верят, что время национальных суверенитетов истекло».

«Что делать? Этот вопрос громогласно задает себе Франсуа Олланд, и более сдержанно — Ангела Меркель и Барак Обама. Знаменитый вопрос Ленина отныне задается по поводу Путина. Российский руководитель создает большую проблему тому, что с притворной напыщенностью называют “международным сообществом”, потому что он не играет по их правилам. Россия не делает вид, что она совершенно суверенная страна, подчиняясь империуму американской “сверхдержавы”. Путин не считает, в отличие от европейцев, что в XXI веке следует руководствоваться только совокупностью законов и торговлей. Когда он ведет войну, он не стыдится и не чувствует себя обязанным приукрашивать свою военную интервенцию мишурой гуманитаризма с разглагольствованиями о правах человека».

«Путин ставит перед Западом проблему времени. Он не живет в ту же эпоху, что и они. У него сдвиг во времени».

«Исламские боевики, примкнувшие к Халифату, к “Аль-Каиде” (запрещенные в РФ террористические организации. — Прим. ред.) или к другой требующей повиновения организации, воюющие в Сирии и в Ираке или во всяком другом месте мира, живут в VII веке. Они узаконивают свои действия сурами из Корана, подобно тому, как мы узакониваем наши действия Декларацией прав человека или Хартией ООН. У каждого свои основополагающие принципы, у каждого свое право, у каждого своя цивилизация».

«Небывалая жестокость глобализации состоит не только в том, что она устанавливает связи между различными нациями, которые прежде очень мало сосуществовали рядом: она вынуждает народы и культуры сходиться друг с другом на земле, ставшей слишком тесной. Все дело не только в географии, но и в истории».

«Каждый лагерь убежден в превосходстве своего закона и своей цивилизации. Каждый лагерь желает навязать другим свой образ жизни. Именно это придает непримиримый характер нашим цивилизационным конфликтам, несмотря на наш отказ признать их как таковые».

3. Мартина Фиц рассказала на страницах германского еженедельника «Focus» о загадочной смерти опаснейшего террориста после его задержания спецслужбами Германии.

«Чем больше становится известно об обстоятельствах задержания и суицида Джабера Аль-Бакра, повесившегося в камере предварительного заключения в Лейпциге, тем больше появляется поводов для удивления. К примеру, власти говорят о предотвращении крупного теракта парижского и брюссельского уровня, но в то же время немецкая юстиция на всех уровнях — от регионального до Генпрокуратуры в Карлсруэ — ведет себя так, будто бы имеет дело с обычным уголовником».

«Мертв не просто подозреваемый, а самый важный свидетель следствия, который бы мог ответить на вопросы, какой теракт планировался, были ли у него пособники, приехал он в Германию целенаправленно ради совершения теракта или же стал приверженцем радикальных идей уже здесь. Он мог бы пролить свет и на то, планируются ли следующие теракты».

«Неясно, почему немецкая Генпрокуратура медлила и не забрала дело Аль-Бакра себе. Если бы она сделала так с самого начала, все бы прошло по шаблону: спецназ, вроде GSG9, арестовал бы Аль-Бакра в его квартире и доставил вертолетом в специальную тюрьму для таких преступников, а эксперты по борьбе с терроризмом в кратчайшие сроки приступили к допросу».

«Человека с радикальными идеями, который был готов убивать людей, допрашивала просто психолог, никогда ранее не имевшая дела с террористами. И почему за столь важным для следствия человеком не следили более тщательно? Также непонятно, по какой причине подозреваемого начали допрашивать лишь через день».

4. В связи с принятием ЮНЕСКО резолюций об отсутствии каких-либо связей между еврейским народом и Храмовой горой во французском журнале «La Regle du Jeu» выступил Давид Хазиза, охарактеризовавший данное решение как «облегченную» версию исламского тоталитаризма.

«Если верить организации — гаранту международного наследия, евреев совершенно ничего не связывает со Стеной Плача… Да все нормально, скажете вы, это же просто евреи, ничего существенного, ничего страшного… Только вот, если этой связи нет, то все рушится. Если евреев не было тут 2 000 лет тому назад, дамы и господа, Иисус не мог там молиться и прогнать оттуда торговцев. И даже готов предположить, что вы вряд ли бы находились там, где находитесь сейчас, читая эти строки».

«С чем мы имеем дело? С корнем тоталитаризма. В романе “1984” О’Брайен объясняет Смиту, что прошлого не существует, что все существует только так, как это решает партия. В книге “2084” Буалем Сансаль описывает подобный стирающий прошлое религиозный тоталитаризм. Как все мы понимаем, это исламистский каприз, и, вступая в эту мрачную игру, ЮНЕСКО поддерживает его, пусть и по-тихому, без насилия и разрушений, как в Сирии, Ираке или Томбукту. В любом случае, это победа тех, кто хотят стать хозяевами прошлого. Ведь, как говорил Оруэлл, “тот, кто управляет прошлым, — управляет будущим”».

«Наверное, вы еще скажете мне, что нынешние евреи — не те, что были 2000 лет назад. В этом заключается последняя находка антисемитов: у нас нет ненависти к евреям, которых к тому же больше не существует. Выдумка о хазарах, о которой кричали все наивные глупцы в сети, стала аргументом в руках столь позорной риторики. Мало что понимающие во всем этом люди (что нормально, потому что нам вообще мало что об этом известно) начинают говорить так, словно написали на эту тему докторскую диссертацию, и утверждают, что именно таково происхождение евреев, по крайней мере, ашкеназов. Но это противоречит всем имеющимся у нас источникам, литературным, лингвистическим, ономастическим или генетическим. Как раз наоборот, у всех евреев, где бы они ни находились, имеется четко определенное генетическое ядро, к которому уже приплелись славянские, берберские, германские и прочие корни… И никто этого никогда не скрывал, что бы ни говорил об этом простодушный Шломо Занд, кумир наших новых негационистов».

«Списка предложивших эту варварскую резолюцию стран уже было бы достаточно, чтобы дискредитировать ее, а вместе с ней и организацию. Ограничусь тем, что скажу, что там присутствуют Катар и Судан, устроившая геноцид страна. В первый раз Франция покрыла себя позором, проголосовав “за”. На этот раз она предпочла воздержаться, что немногим лучше. Я не считаю, что мы вправе воздерживаться перед лицом тоталитаризма. Прочие поняли это. Перед лицом преступной поддержки России и Китая всего шесть стран, США, Великобритания, Германия, Нидерланды, Литва и Эстония, показали, что дух Сопротивления все еще жив».

Фото AP/FOTOLINK/EASTNEWS