Джума-базар. Из сборника рассказов (рукопись) «Азиатский дефтер»

    «Почём цыпочки?..»

    Первые свои уроки по предпринимательству я получила в детстве от бабушки (рааметлы Хатидже-пкана, пусть земля ей будет пухом!). Мои знания торгово-рыночных отношений формировались в 1960-е годы на Джума-базаре . По-узбекски – это  пятничный базар, базар в пятницу, когда народ с окрестных поселений и кишлаков съезжался в район  кто на пятничную молитву в мечеть, кто по делам в госучреждения. Но при этом обязательным условием было зайти на базар и что-либо  купить, встретиться с родными или близкими, узнать последние новости. Более того, кто был "на своём арба-транспорте", именно на Джума-базаре договаривались встретиться, чтоб забрать обратно приехавших в город торговать соседей или родственников. Оттого Джума-базар обычно  затягивался до вечера…
    Мы с бабушкой тоже любили прогуляться после обеда по Джума-базару. Особенно, если бабушка  там встречалась со своими знакомыми или односельчанами. Интересно было послушать новости о том, у кого кто родился, кто и где женился. А ещё на восточном базаре приятно ходить вдоль прилавков  и угощаться всякими вкусностям из рук самих продавцов…
    Но  быть обычным покупателем на Джума-базаре неинтересно. Впечатлений мало! Делов-то на час времени: купил необходимое и вернулся домой. Вот и придумала бабушка по пятницам  что-нибудь продавать, пока родители мои были на работе до шести часов вечера. Так мы и подторговывали на Джума-базаре, имея с бабушкой нашу общую копилку на личные расходы. Это был наш секрет. А "поддерживали" наш "бизнес"  домашние курочки. Неслись они исправно, яиц для семьи всегда  хватало. Зато  на базаре  покупатели брали яйца сразу десятками. И цена им всегда была хорошая, не то, что на помидоры или огурцы, или на  петрушку какую, которых в Средней Азии на базарах всегда много и цена им десять копеек за килограмм. Это ж сколько надо собрать огурцов или перца, чтоб наторговать хоть на рубль! В нашем дворике так много овощей не росло. А вот куриные яйца в самый раз! Тем мы с бабушкой и промышляли…
    Обычно накануне вечером Хатидже-пкана таинственно перемигивалась со мной, что означало: яиц отложила много, завтра можно и на базар съездить, поторговать. Конспирация была большая, так как родители не одобрили бы услышанный от кого-то разговор, что видели, дескать, вашу маму — вдову ветерана войны, торгующую яйцами, да ещё не уступившую в цене пять копеек. К тому же и я недавно вступила в пионеры! Вдруг кто из учителей увидит меня. Учиться нужно, а я в торговках стою…
    Но продавать страсть как нам нравилось, это ж целый ритуал! Я за прилавком – как взрослая. Цену, определённую бабушкой, «держу твёрдо», не уступаю. Должна быть аргументация цены? Пожалуйста! Бабушка ходила вдоль рядов и «искала» аргументацию: у тех яйца инкубаторские, а наши домашние. У тех бледненькие, а наши чистые, беленькие. Вот паренёк одно яйцо купил у нас и выпил сырое. Он  сказал, что наши самые свежие на вкус. Да ещё у нас крупнее яйца, чем у всех остальных на рынке (или у того мужика, который торгует на углу…).
    Бабушка обычно наблюдала за мной со стороны. Ведь к ребёнку за прилавком народ активнее подходил. В этом также состояла торговая уловка, да и бабушке – жене члена партии – было бы неприличным  быть такой  неуступчивой в ценах… Она обычно в сторонке с кем-нибудь мило беседовала, «общалась с народом», обсуждая  джумабазарные новости на двух-трёх языках ( с кем придётся!) и, при необходимости, корректировала «мою работу». В нужный момент спора «между продавцом и покупателем» бабушка подходила к товару с добавочным  веским  «аргументом». В таких случаях покупатели сдавались и  соглашались, что у нас яйца самые крупные (не зря ведь бабушка две недели под каждую курицу в курятнике заглядывала, отбирая самые крупные яйца для торговли).
    Так продолжалось довольно значительное время моего пионерского детства, пока мы  «со своим совместным предприятием» не «высветились» в шуме и гаме. Убытки понесли неописуемые!  И долго ещё над нами родственники потом шутили: 
    — Почём курочки? 
    Бабушка при этом смеялась отвечая:
    –Не знаю. Давно на Джума-базаре не была….
    А дело было так.
     Как-то наши курочки  отказались активно нестись, как это было раньше. Яиц теперь хватало в семье только на выпечку да на утреннюю яичницу. Бабушке не удавалось  собрать втихую  три-четыре десятка, чтоб нам продать их на Джума-базаре. Месяц, два, три так продолжалось. Наша «совместная  наличность», касса,  заканчивалась, а прибыли всё не было как нет! 
    А душа бабушки требовала «трибуны для общения с народом». Откровенно, и я ей надоедала своими уговорами поторговать. Хоть чем-нибудь..! Вот и решили мы в самый последний момент перед очередным  Джума-базаром: нет яиц, будем торговать курами. Благо, отец молоденьких понавёз в курятник. Не сосчитать! От двух-трёх хохлаток не убудет, а нам –  радость! Но уже первый вопрос сбора нас озадачил: в чём везти кур на базар? В мешке слишком явно. Да и в автобусе могут  мешок наш затоптать. А родители увидят с мешком, что в оправданье скажем?
    –Йок! – сказала бабушка. – Чувал не пойдёт! Сумка керек!
    Стали искать сумку, чтоб сверху закрывалась. Ведь кур, если не продадим, надо назад  привезти, да так, чтоб никто их не видел.
    Нашли в спальне у родителей хорошую сумку. Закрывалась сверху на молнии, а потом концы её ещё застёгивались на маленький замочек,  как у чемоданчика.  Родители с этой сумкой ездили на отдых в санаторий. 
       В общем, недолго думая. мы поймали трёх кур, перевязали им лапы, чтоб не дрыгались и не кричали. Засунули их в культурную  дорожную сумку, предупредительно сверху «заткнув им рты» полотенцем  и застегнули все замки. С тем и тронулись в путь!
    Пока доехали на автобусе  до Джума-базара, прошло время. Потом  искали  место для торговли в мясном ряду. (Другой профиль «продукции» и другая «бизнес-территория»…).  Этого было достаточно, чтоб нашим курам  «в упаковке»   задохнуться. Открыв на прилавке  свой «товар», мы обнаружили «его полную непригодность». Первая курица едва дышала. Вторая – почти не дышала. А третья, самая нижняя,  была уже… бездыханная. Бабушка в растерянности их выложила на прилавок, и  мы стали делать им  искусственное дыхание, чтоб привести в чувство. Это выглядело так: на прилавке (а где ещё?) каждую из наших курочек мы трясли и теребили, прогибая и разгибая от лапок – к обвислой шее.  Довольно интенсивно. Те  грязные, тощенькие, иногда пытались всхлипывать. Проходящий народ останавливался и смотрел, смеясь и предлагая свою помощь для оживления кур. Бабушка причитала:
    – Ну что ж вы над нашей бедой-то смеётесь? С каждым может такое произойти, что живность издыхать не вовремя начнёт! Им бы уколы какие сделать…!
    Рядом  мясом торгующие бабаи-деды  сквозь усы шутили:
    – Апа! Вы их из самого Ташкента везли, что они у вас так посинели? Или петух был в курятнике не с тем шприцем?
    В это время одна из вяленьких громко всхлипнула, пока мы их пытались привести в чувство. Народ ещё больше распотешился:
    –Вай! Как услышала про петуха – ожила!
    По торговым рядам прошла волна смеха. Мне тоже стало смешно. Бабушка глянула беспомощно:
    –Что домой привезём? Что я твоим родителям объясню?
    Тогда один из мужчин достал из ножен мясницкий нож:
    –Не надо, апа,  из-за глупой птицы так убиваться. Пока две вяленькие  живы ещё, давайте зарежем! Дома шурпу сварите. Всё польза. Не здесь же их выбросить полуживых! Скорее решайте, апа, пока они ещё дёргаются.
     Тут и другие бабаи-мясники стали предлагать каждый свой нож для таких «упрямых красоток».
    И впрямь, надежды оживить «цыпочек»,  и  тем более продать эту «экзотику»  уже не было никакой.  Я  утвердительно кивнула бабушке на её вопрошающий взгляд,  и мы скромно «сняли» с прилавка «наш товар». Сосед-мясник отошёл к арыку, прочитал  дуа  и зарезал двух едва трепыхавшихся хохлаток. Бабушка  стояла рядом и причитала: «Это ж надо мне такое наказание Всевышнего! Что скажет сын? Привезла на Джума-базар дохлых кур продавать….»
    На что мясник, улыбаясь сквозь усы, успокоил:
    –А вы, апа, ещё мало знаете наш Джума-базар! Здесь и дохлого ишака  продать можно… Не думайте о плохом, когда будете кушать  шурпу из свежей курятины.
     Вот такой джумабазаровский   "ликбез" мне на долгие годы…
     
    Чолакова Сусана Серго — учитель русского языка и литературы.
    Кабардино-Балкарская Республика, г. Прохладный. МБОУ «Гимназия №2».