Игиловский след в Домбаровском. Кто даст отпор экстремистам?

    Новость о задержании вербовщиков запрещенного в России «Исламского государства» (ИГИЛ) в поселке Домбаровский прогремела на всю область. Тем более что случилось это практически сразу же после кровавых терактов в соседнем Актюбинске. Одни посчитали это показательным выступлением – мол, у нас экстремизм не пройдет, другие – просто вовремя (и удачно) завершенной операцией спецслужб. Истина же, как обычно, где-то посередине…

     
    Омоновцы против бутылок
     
    Как ни странно, но сами домбаровцы восприняли новость о задержании вербовщиков довольно спокойно: по крайней мере, бурных обсуждений в соцсетях по этому поводу не было. Возможно, потому, что перепугаться народ успел еще 25 мая. Тогда на улицах поселка высадился целый десант омоновцев на бронемашинах, шептались, что чуть ли не контртеррористическую операцию развернут. Правда, по официальной версии, все оказалось куда прозаичнее: бравые ребята с автоматами наперевес ловили скупщиков металла и торговцев алкоголем. Местные, конечно же, такой банальщине не поверили: бросить до зубов вооруженный батальон против десятка бутлегеров и «чугунщиков»? Фантастика!
     
    Кстати, ФСБшники тогда заглянули и в местную мечеть, откуда благополучно изъяли всю литературу на арабском языке. Были встречи и профилактические беседы с духовными лицами, некоторыми прихожанами. Но закончились нравоучения быстро, да и в тех религиозных книгах в конце концов вроде ничего опасного обнаружено не было. В общем, все разошлись с миром.
     
    Сегодня, спустя почти месяц, вспоминать майский рейд в районе не торопятся. Намекают лишь, что ажиотаж среди населения ни к чему: и так в Актобе неспокойно, так зачем еще будоражить народ?
     
    Не хотят лишней огласки и те, кто попал в поле зрения правоохранителей. На связь с редакцией «ЮУ» они очень осторожно вышли через своего знакомого.
     
    — В тот день обыски прошли не только в мечети, но и по нескольким конкретным адресам, — говорит местный житель Сулиман. — Навестили и мою семью. Сам я при этом не присутствовал – был в отъезде.
     
    Если верить Сулиману, то в поле зрения правоохранителей попали лица разных национальностей. С его слов, задержанные уверяют, что запрещенную литературу, экстремистские листовки и CDcлекциями ваххабитских имамов им подбросили люди в погонах. Проследить, а уж тем более помешать этому было сложно: мол, правоохранители находили запрещенные книги даже в самых неожиданных местах… Но уже вечером задержанные вернулись домой.
     
    — Раньше во всех терактах искали так называемый чеченский след, теперь ищут игиловский. Я против того, чтобы это связывали с моими земляками, — подчеркивает руководитель областной чеченской диаспоры юрист Мухарбек Бесаев. — Поймите, они живут в Домбаровском годами, обзавелись семьями и не из тех, кто приехал, чтобы набедокурить, а потом исчезнуть. Я уверен, что люди, у которых прошли обыски, ничего дурного в мыслях не имеют.
     
    Возможно, так оно и есть, правоохранители просто выполняют свою работу. А если предположить, что нет дыма без огня?
     
    Бросил пить, взялся за гранату?
     
    До Домбаровского путь неблизкий — от областного центра 400 километров. Крупной промышленности нет, живут люди в основном за счет сельского хозяйства. Традиционно сильна здесь казахская диаспора, долгие годы в районе работало национальное общество «Казахтили», но по неизвестным причинам было ликвидировано в конце 2013 года. Зато остается на плаву местная мусульманская религиозная организация. Никто не скрывает, что в состав ее учредителей входят и чеченцы, включая одного из задержанных.
     
    То, что эта организация занимается проповеднической деятельностью, для местных не секрет. Причем деятельность эта приносила свои плоды.
     
    Так, среди тех, у кого оперативники провели обыски, оказался и русский мужчина. Что о нем известно? Семьи нет, живет один. Говорят, под подозрение попал из-за того, что принял ислам. Те же психологи давно и упорно призывают обращать внимание на резкие изменения в образе жизни человека. Считается, что вербовщики различных экстремистских организаций любят одурманивать на религиозной почве именно потерянных, одиноких людей, не нашедших себя в жизни.
     
    За примерами далеко ходить не надо: не так давно в области уже рассматривалось дело с участием русского мусульманина по фамилии Пушкин. Прежде гуляка и выпивоха, приняв ислам, он бросил пить-курить и стал усердно молиться на арабском языке. Потом у оренбуржца — тезки великого поэта нашли запрещенную литературу. А еще через пару месяцев в его автомобиле обнаружили боеприпасы и взрывчатку. Так что в случае с домбаровским русским мусульманином правоохранители не зря перестраховываются — прецеденты-то бывали.
     
    — Слухов после этого рейда было очень много, — рассказывает глава Домбаровского района Валерий Швиндт, — звонили чуть ли не со всей области. На территории в тот день работали сотрудники ФСБ, а мы сами достоверной информацией о том, есть у нас вербовщики ИГИЛ или нет, не обладаем. Одно могу сказать точно: сейчас в поселке все спокойно.
     
    Между тем «Российская газета» опубликовала список за 2014 год (с дополнениями) лиц, в отношении которых есть сведения о причастности к терроризму. Проще говоря, всех этих людей обвинили или еще пока только подозревают в том, что они были в Сирии в составе террористов. Так вот, в перечне имен значатся два представителя области. И оба из Домбаровского района. Задержанным парням 25 и 28 лет… Случайность? Не думаю…
     
    Ислам без пиара
     
    Сегодня на улицах Добмаровского, Акбулака, в Соль-Илецком районе и ряде других территорий (в основном соприкасающихся с Казахстаном) нередко можно увидеть бородатых мужчин в традиционной салафитской одежде. Эти приверженцы «чистого ислама» мало контактируют с соседями-мирянами, живут отдельной уммой (сообществом). Само по себе это не преступление, но тревогу вызывает другое — та самая закрытость нетрадиционных мусульманских общин.
     
    Итоги нашего журналистского расследования неутешительны: что происходит внутри отдельных молельных домов, зачастую не знает даже районный имам. Ислам как будто остается вне публичного информационного поля. О базовых принципах, канонах этой мировой религии рядовые жители Оренбуржья знают очень мало. 
     
    Рассказ о вербовщиках запрещенного в России дал новую пищу для размышлений: почему многие вообще не видят различий между крайними, течениями и традиционными, которые резко осуждают неоправданное насилие и что нужно сделать, чтобы остановить распространение экстремистской заразы? Об этом мы беседуем с гостем нашего номера – председателем духовного управления мусульман в области Альфитом ШАРИПОВЫМ.
     
     
    Пришли мутить воду
     
     
    — Альфит Асхатович, как вы оцениваете события в Актюбинске? Почему в страну проникли террористы?
     
     
    — Как исламовед скажу, что после того, как СССР был расчленен на части, началась активная работа над некоторыми государствами. Сегодня Прибалтика окончательно обособилась от России, а другие братские народы еще пока держатся рядом. Некоторые зарубежные спецслужбы внедряются в общество, во власть. Для чего? Чтобы в некоторых странах организовать «оранжевые» и другие революции. В последнее время для этого используют религиозный или национальный фактор, как в Украине.
     
    Что касается ислама, то сама по себе эта религия не имеет недостатков, но иногда его ценности искажают некоторые последователи. К сожалению, за счет поддержки Запада, сначала Англии потом и США, существуют запретные деструктивные секты – талибан, аль-каида и другие, также недавно созданное так называемое «Исламское государство». Хотя это полностью противоречит самому исламу, который означает мир, покорность, приветствие.
     
    Настоящее Исламское государство занимается созиданием, а не разрушением. Сам Пророк (мир ему) и его сподвижники не разрушали исторические культурные ценности, не трогали тысячелетние памятники. А что сделали террористы с достоянием всего мира – Пальмирой? Разгромили!
     
     
    — Кто же в Казахстане устроил беспредел, почему же их тогда вовремя не остановили?
     
    — После развала СССР, ушла мощная коммунистическая система. Власть в суверенных республиках много сил начала тратить на развитие экономики, формирование рыночных отношений. А молодежь была предоставлена сама себе, работа над душами целого поколения людей не велась. Проще говоря, идеологии общей не было. Экстремисты, миссионеры разного рода, зарубежные спецслужбы это хорошо знают, поэтому они активно въезжали в страны бывшего Союза.
     
    Помню, начинали с Узбекистана, тогда, в 1992 году, президент Ислам Каримов выдворил их из страны за 24 часа. Потом пытались действовать в Таджикистане, где вырезали целые кишлаки. Оттуда отправились в Чечню, где, все мы знаем, завязалась война на десятилетие. Сегодня эти же силы мутят воду в Казахстане, пытаясь запудрить населению мозги. Наша же обязанность – сохранить и передать своим потомкам тот мир, который достался ценой нелегких побед и жизнью наших предков.
     
     
    Буквоеды в спящем режиме
     
     
    — Альфит Асхатович, а много ли в нашей области последователей ваххабистической идеологии и других нетрадиционных течений? Мы знаем, что они ходят с длинной бородой, в укороченных брюках. Но чем еще они отличаются от верующих, которые практикуют традиционный Ислам?
     
    — Не сказать, что таких последователей много, но действительно они есть. Понимаете, в Коране некоторые послания – аяты — имеют иносказательный смысл. А последователи этих течений – настоящие буквоеды, воспринимают все в прямом смысле. Вот, смотрите, есть изречение, что у правоверного мусульманина одежда не должна по земле волочиться. Имелось в виду, что мусульманин не должен кичиться своими нарядами, быть гордым и высокомерным. В подтверждение этому Пророк (мир ему) говорил: «У кого есть хоть крупинка гордыни, тот не почует даже запаха Рая». Некоторые во всем этом увидели лишь наставление про одежду, и начали реально укорачивать брюки. Получилось так, что щиколотки видны.
     
    То же самое искажение касается других заповедей и убеждений. Я, побеседовав, могу определить с какой идеологией человек. А тому, у кого нет религиозного образования, сделать это сложно.
     
    — А насколько последователи нетрадиционных течений опасны?
     
    — Среди них есть те, кто находится, как говорят, в спящем режиме, то есть не ходит с автоматом в руках и не взрывает. Люди как бы просто соблюдают свои каноны. Опасность в том, что во время непредвиденных обстоятельств они могут разом активизироваться. Они в этом смысле очень похожи на сектантов: живут обособленно, с другими людьми общаются мало, даже жениться стараются только на представителях своей группы. К нашим имамам они не больно прислушиваются. Знаете, кто для них авторитет? Не реальный человек, а какой-нибудь шейх из Интернета. С такими виртуальными приказчиками они консультируются по всем вопросам религии. А может, и не только религии. По крайней мере, на наши призывы пойти на субботник или на выборы, они никогда не откликаются.
     
     
    Хотели захватить мечеть
     
     
    — Хорошо, с деструктивными сектами определились, а есть ли все-таки в Домбаровском районе вербовщики ИГИЛ? Задержанные жаловались, что очень обижены отношением к себе спецслужб.
     
    — Во-первых, начнем с того, что нельзя вообще обижаться. Для нас примером является Пророк Мухаммад (мир ему), который часто терпел гонения, он был вынужден даже из-за этого переселиться в другой город. Но Пророк всех простил и правоверным мусульманам завещал не обижаться больше трех дней. А те, кто обижаются, очевидно, не обладают полноценными знаниями об Исламе.
     
    По поводу Домбаровского известно, что полтора-два года назад определенный круг лиц хотел сместить местного хазрата. Была попытка захватить мечеть, но она ничем не закончилась. Сегодня я лично прошу имамов восточных районов (именно оттуда в ИГИЛ уехало больше всего оренбуржцев) держать руку на пульсе, и не упускать из вида такие вещи.
     
    Ну а если задержанные попали под подозрение, то должны быть готовы к проверкам. Вербовщики они или нет, решать спецслужбам.
     
    — А как вы думаете, где еще вербовщики находят своих жертв: не все же им в Интернете сидеть?
     
    — Статистика показывает, что 80 процентов ушедших в ИГИЛ, были завербованы именно через соцсети. Наверное, вербовщики ищут своих жертв среди недовольных жизнью людей. Террористы не любят промахиваться и обрабатывают в первую очередь молодежь. Они, как психологи знают, что в молодом возрасте человек особо любознателен, ему все хочется попробовать и испытать, некоторые хотят выделиться. Но при этом крепкого внутреннего стержня нет, опыта жизни и мудрости тоже нет. Природа не терпит пустоты, вот поэтому наши дети охотно следуют за тем, кто обещает удовлетворить эту потребность.
     
    Мы день и ночь думаем, как с экстремизмом и вербовщиками бороться. Хоть они и не имеют никакого отношения к истинной религии ислам, все равно при любом террористическом акте первое пятно падает на мусульман.
     
     
    Один имам в поле не воин
     
     
    — Как вы считаете, проблема решится, когда Ислам выйдет в народ, и те же студенты начнут иметь представление, что это за религия?
     
    — Конечно, духовенству нужно выходить в народ, хотя бы иногда проводить встречи в школах и вузах. И было бы хорошо, если бы инициатива исходила от образовательных учреждений с целью профилактики. В общем-то, в отдельных районах такая работа идет. Если успеть донести человеку в юном возрасте традиционные ценности: не убей, не укради, то в подсознании это все равно останется. Проблема в том, что уровень некоторых имамов надо повышать.
     
    Вот у меня, к примеру, четыре высших образования – два светских и два религиозных, я в своих знаниях уверен. А в мечетях часто остаются работать старики, которые занимаются больше проведением религиозных обрядов. А требования времени сейчас уже иные. Сколько раз я замечал, что на собраниях имамы и хазраты сидят с отсутствующим взглядом. Сколько раз спрашивал, как могло получиться, что с их селенья уезжают в ИГИЛ? Ответов, к сожалению, не нашел. Мы вот сейчас с вами говорим о терроризме, о вопросах национальной безопасности, а основная часть нашего мусульманского духовенства такими категориями и не мыслит.
     
    Конечно, имамы в области повышают квалификацию, но пока этого не достаточно. А потом, один имам все же не в состоянии бороться с вербовщиками.
     
    К сожалению, в народе сложилось мнение, что каждый сам за себя. Моя хата с краю, а значит, ничего волновать не должно. Но это неправильно. Вспомните Великую Отечественную войну: православные, мусульмане, верующие, неверующие – все встали на защиту Родины. Ибо Родина — это мать. Сейчас такая же ситуация. Терроризм – тот же фашизм. А значит, против него также нужно объединяться. Как говорится – всем миром.
     
    — А какое у нас может быть объединяющее начало? На что нужно делать ставку?
     
    — Давайте посмотрим на ситуацию шире. В мире сейчас идет борьба за земли, за ресурсы. Возьмем арабов и евреев: эти народы давно между собой враждуют, хотя у них один Отец – Авраам. Матери разные, а Отец один. Арабы и евреи – братья, которые ведут войну из-за куска земли. России в этом плане сильно повезло: территория огромная, в наличии вся таблица Менделеева, а сколько запасов воды! у террористов и всех остальных наших врагов сегодня одна цель – захватить страну, получить доступ к российским недрам. Разве понимание этого не может быть объединяющим началом? Ради чего погибли наши предки и что мы оставим нашим детям.
     
    — Но, наверное, на этом нужно выстраивать целую систему?
     
    — Конечно. Нам нужна общая идеология, которую мы потеряли и никак не можем возродить. Вот, например, мы сейчас в детских мусульманских лагерях области перешли на новый формат: организуем встречи детей с пожарными, полицейскими, военными, также активно водим ребят в театры, библиотеки, Национальную деревню, всячески рассказываем им о достопримечательностях области. Так показываем величие и всей Родины, прививаем к ней любовь.
     
    Мы охватываем небольшие группы, а роль государства охватить все население. Мы сможем эффективнее бороться с вербовщиками, когда сделаем акцент на просвещении и патриотическом воспитании людей.
     
     
    Салтанат ЖАЛМАГАМБЕТОВА, город Оренбург