Иной дороги нет

    marpa.jpg

          Я всегда уважаю людей, которые переносят свое огромное горе с достоинством. Они не говорят о нем, не жалуются, не озлобляются. И жизнь их становится образцом  смирения и терпения. Они не просят ни у кого поддержки, помощи, не ищут сочувствия и понимания. Никого ни в чем не винят…

    Как бы я тоже  хотела быть такой сильной, но я вынуждена отступиться от этого негласного кодекса чести и достоинства. Потому что продолжается зло, которое ворвалось в нашу семью более десяти лет назад. Потому что трудно молчать. Да и невозможно  достойно перенести такое!
     30 декабря 2004 года в Махачкале были убиты мой брат, начальник оперативного отдела МВД  Дагестана, полковник милиции Рамазанов Магомедрамазан, его супруга Фируза, заместитель начальника отдела экономики Минобразования и оперативный сотрудник отдела штаба  МВД ,  лейтенант Низами Букаров.  
    …Тридцатое декабря, страна готовится к новогоднему празднику.  Это был чудесный зимний вечер.  Такой, когда легкий морозец пощипывает лицо и соблазнительно искрится лед.  Любимая супруга рядом, а дома ждут сын Омар и невестка Патимат.  Три месяца назад в банкетном зале «Европа» была веселая свадьба Омара, и там Магомедрамазан публично заявил, что очень сильно мечтает стать дедушкой. И какие могут быть мрачные мысли при такой тишайшей погоде, ожидании праздника…
       Сепараторный  поселок. Машина сворачивает в переулок, плохо освещенный и почти безлюдный, останавливается возле дома Магомедрамазана на стыке улиц Садовая и Персиковая, ( какие мирные, сладкие названия!) Время 21-00. И тут из другой машины раздаются выстрелы, сразившие всех троих. Стреляли неизвестные в масках… Эти выстрелы слышали сын и невестка, которые ждали родителей на ужин…
       Пока невежественные убожества из агрессивной стаи, а может быть, матерые уголовники совершали тщательно продуманное, тяжкое преступление, соседи, услышав выстрелы, торопливо задергивали шторы, шепча проклятия,  понимая, что на месте происшествия мог оказаться любой из них, независимо от возраста, заслуг перед обществом, профессии и личных качеств.
        А сын Омар выбежит, увидит окровавленных родителей и  лейтенанта… сядет за руль исковерканной машины, погонится за бандитами.  Но – увы!..  Бандиты хорошо ориентировались на местности и скрылись, а мы… по сей день благодарим Всевышнего, что уберег  Омара.
       Мы точно знаем: бандиты и его не пощадили бы.  Не пощадили же они его мать, когда та,  по рассказам соседей-очевидцев,  выскочив из машины, начала умолять двуногих зверей: «Не стреляйте в мужа!»
       Жестокость всегда вызывает омерзение, но особенно отвратительна жестокость по отношению к женщине.
       На следующее утро, когда страна готовилась отмечать новогодний праздник, моя мать Загидат рыдала: «Отведите меня к министру МВД. Я хочу спросить: за что убили моего сына? Вы же русским языком владеете, вы почему не спрашиваете, в чем его вина. Это же тройное убийство! В чем провинились жена и  сослуживец?
       Добродетели, ум, талант, интеллект, знания, душевное совершенство всегда вызывали у людей уважение.  Этими качествами обладал мой сын.  За что?»
       И вправду, за что?  Как же такое могло случиться?  Последние годы Махачкалу лихорадит от разгула бандитских группировок и НВФ, в которых немало ребят, прошедших спецподготовку в лагерях.  Как и всюду в стране, в Махачкале бандиту что нужно?  Деньги, а потом купленная за них власть. Убийственно примитивный расклад: не нужно приобретать знания, изучать ремесло, трудиться, напрягаться.  Достаточно лишь убить в себе все человеческое: жалость, сострадание – и путь к достатку открыт.  Верность законам банды и покровительство кровожадных негодяев в эшелонах власти обеспечит ему безнаказанность.  
       А прикрываться исламом?
      Ни одна религия, никакая цивилизация не может оправдать карающие меры.  Богобоязненный  человек никогда не поднимет оружие на другого.  Этот запрет неукоснительно соблюдается  добропорядочными мусульманами.  И совершающие зверские убийства космически далеки от Ислама. Это война-война без правил, которая может ворваться в каждый дом, будь то в Махачкале или глухом ауле Дагестана. И на линии огня в этой продолжающейся войне может оказаться каждый. 
    …  У родителей моих семь лет детей не было.  Когда родился Магомедрамазан, конечно, радости их не было предела.  В 9 месяцев Магомедрамазан уверенно ходил, а в 10 – заговорил.  Он был старший из нас семерых.  Ни бабушек, ни теть у нас не было.  Правой рукой и главным помощником мамы был Магомедрамазан.  А для нас,  как мама всегда говорила,  он стал и «бабушкой», и «тетей», и «мамой».
    Неверие в смерть– как отчаянный протест против ее нелепости.  Если бы можно было пожизненно не верить…
       Когда в мужчине мужская красота соединяется с умом и добротой, то это производит ошеломляющий эффект – подобный тому, который производил на нас, братьев и сестер, Магомедрамазан. Учился он в школе отлично и после уроков всегда помогал маме по хозяйству. У нас в семье был строгий график дежурств: каждый отвечал за какую-то часть работы, один за водой ходил, другой ухаживал за домашним скотом. Исключения не принимались, график, начертанный рукой  Магомедрамазана, висел на самом видном месте. Авторитет брата настолько был высок, что каждый старался сделать  вверенную ему работу отлично и заслужить похвалу брата. Лень никогда не соседствовала с нами. Мы равнялись на старших. 
      Такой энергичный, жизнелюбивый, улыбчивый был наш брат всегда, столько было в нем обаяния и оптимизма, так несовместим был он со смертью, что казалось – Магомедрамазан будет вечно жив.  Родители, мы все, сестры и братья, все те, кто знали его хорошо, не верили в смерть.
    Минкаилова Санера Расуловна, кандидат медицинских наук, одноклассница Магомедрамазана вспоминает: «Магомедрамазан всегда  был инициатором встреч одноклассников.  Даже став большим начальником, он никогда не забывал школьных друзей. В школе он был секретарем комсомольской организации.  Да, нам было у кого учиться, было с кого брать пример, и мы учились у Магомедрамазана принципиальности, стойкости, доброте, брали пример мужества.  Мы восхищались им: несмотря на чины и должность, он подчинялся лишь приказу совести и природному благородству.
       За несколько дней до гибели Магомедрамазан и Фируза были в гостях у меня дома.  Собрались одноклассники.  И там Магомедрамазан был тамадой.  Мы пели народные песни, вспоминали школьные годы.  Магомедрамазан был душой компании.  Общительность и жизнелюбие, свойственные его энергичной натуре, позволили ему завести много преданных друзей.  Вообще, он был очень внимательный, чуткий человек.  Обещал быть тамадой на свадьбе моей дочери.
       Кто мог предположить, что случится такое!… У него растет прекрасный сын, в нем я узнаю отцовские черты, радуюсь, что он похож не только внешне, но и характером, умом, образованностью, эрудицией, грамотностью.  История знает много случаев, когда у славных отцов достойные сыновья.  И в этом Магомедрамазану повезло».
          Близкий друг Магомедрамазана, Заслуженный строитель Дагестана Мурта Бадавиевич Муртаев:
       «Магомедрамазан – это доброе слово, сочувствие в горе, любая помощь и услуга, надежное плечо.  Это был удивительно открытый для общения человек, к которому все коллеги и односельчане запросто заходили и по личным вопросам.  Коллеги говорили, что он был принципиальным и требовательным, не любил, когда его подводили, но никогда не опускался до оскорблений.
       Он всегда оживлял обстановку в любой компании, потрясающе играл на мандолине, трогательно пел старинные лакские песни.
       Он очень любил народные песни, и на наших застольях они звучали всегда.Улыбчивый, теплый, с ним и жизнь становилась теплее утверждают все, кто его знали.  Воспоминаний много, и все они о нем как о человеке, которого возвышали такие традиционно горские черты, как благородство, доброта, мужество, уважение к старшим, забота о младших, любовь к своему народу, к своей земле.
       В родителях Магомедрамазана тоже много искренности и душевной теплоты, много света, что, как нам кажется значительно ценнее всех других качеств.  Генетически унаследовал Магомедрамазан высокую культуру, доброту, благородство своих родителей.  Люди тянулись к нему, просили быть тамадой на свадьбах.  Превосходный тамада, память отменная, энергичный и жизнерадостный, а главное – хlажиразуевское обаяние.  И всегда крепкое рукопожатие».
       Действительно, Магомедрамазан и Фируза страстно любили лакские народные песни и традиционные лакские блюда.  Брат хорошо играл на мандолине и на аккордеоне.  Дома они часто пели частушки из народного фольклора.  Особенно это четверостишие:
     
    Инагу бивчlаннав,
    Нагу ивчlаннав,
    Ханлугъирайн дичин
       Вил ва ттул янна.
       «И ты умрешь,
    И я умру,
       Вынесут на поминках
       Одежду мою и твою…»
                  Мама просила его не петь эту песню, на что Магомедрамазан с улыбкой отвечал: «Мама, я же не автор этой песни, другие песню такую придумали, а мы поем».
      …Наша Фируза была уникальной женщиной: два высших образования, идеальная мать, заботливая жена. Красивая, статная, женственная,  ухоженная, она предпочитала одеваться скромно и неброско, но при этом стильно и благородно.У нее был бренд своей одежды, поскольку сама сшила себе наряды. Фируза хорошо шила, вязала, вкусно готовила и учила всему этому нас. Она все схватывала на лету. У нее все получалось. И все получалось очень хорошо и красиво. Мечтала о внуках… 
    Магомедрамазан и Фируза  учились в одном классе.  Любовь у них была большая, светлая.  Шутили, что друг без друга жить не смогли бы.  И как в древней печальной балладе, ушли в мир иной в один и тот же день.  Вместе.  Им было по 48 лет.
       30 марта, в день рождения брата, лил холодный мартовский дождь.  Я попросила водителя такси отвезти меня на кладбище в сепараторном  и подождать 10 минут, чтобы с ним же поехать обратно.
       Водитель согласился, только равнодушно, без всякой охоты спросил: «Едешь-то к кому?»  «К брату», — ответила я… 
       Могила брата и его жены находится рядом с кладбищенской дорогой.  С ними рядом лежит их единственная дочь Зульфия, красавица, студентка экономического факультета ДГУ, трагически погибшая в двадцатилетнем возрасте.  На кладбище я всегда с ними разговариваю как с живыми, приветствую, целую вечно холодный мраморный камень:  какие они все крепкие, статные и улыбчивые на этом черном камне!
       Как и обещал таксист довез меня до дома, я ему протянула 300 рублей, как мы договорились.  
    – Убери деньги, сестра.  Ты же говорила, что к брату едешь, а там целая семья.  Ну не могу я взять деньги, прости…
       Я только разглядела таксиста: спортивная шапочка, надвинутая на глаза, старая спортивная куртка и виноватая добрая улыбка.
       Я выхожу из машины, он мне вслед говорит:  «Мужайтесь, сестра! Держитесь!»
       А мы и стараемся держаться и мужаться.  Просто это у нас у всех плохо получается.
       Мы знаем, что злость – оружие слабого, а не сильного.  Но зла и ненависти много. И в результате –  хаос, в который погружается Дагестан, губит наших лучших сыновей.
       Старшая сестра Паталу, которая безумно любила Магомедрамазана, по сей день не смирилась с его смертью.
    – Наверное, он  в очередной командировке где-то далеко от нас.  Или поехал в родные горы – косить траву или полюбоваться горным пейзажем перед грозой,- говорит она.  Брат и вправду  так любил работать в  Цовкрах: косить траву или пахать поле. По сути, Магомедрамазан живет своей жизнью в наших сердцах.  Если его нет в поле нашего зрения, это не значит, что его нет в наших душах. Он всегда рядом. А Фируза не любила даром время терять; всегда чем-то занималась по хозяйству, у нее всегда все блестело и сверкало дома. Готовила очень вкусно. Чтобы у них на кухне были полуфабрикаты? Это исключено. Фируза любила все делать своими руками. Великолепная хозяйка и чудесная мать! 
       Вспоминает  сын Омар: «Прошло почти одиннадцать лет.  Но в моей жизни не было еще ни одного дня, когда я не вспомнил родителей.  К сожалению, даже по выходным свободного времени у отца практически не бывало, мы больше общались по телефону. Я всегда ждал его звонка, и по-прежнему жду… Я дал сыну имя отца, хочется чтобы он был похож на него во всем.
    Гусейханов Магомедбаг, профессор,академик, председатель  Общественного  Совета с. Цовкра-1:  «С нами остается память о тех, кто зачастую с риском для жизни преданно служил Родине. Мы знаем, что наш замечательный односельчанин, человек большого мужества, профессионал, погиб, оставаясь верным милицейскому долгу.  18-19 июля в 2009 году  в селении Цовкра-1, знаменитый на весь мир своими замечательными канатоходцами, мы проводили  День Села. Как бы приурочив к этому празднику, за образцовое добросовестное исполнение служебных обязанностей, за проявленное мужество при исполнении милицейского долга, открыли  мемориальную доску полковнику МВД Рамазанову М.Г и Фирузе  в школе Цовкра-1, которую они окончили.
    Магомедрамазан Гаджирамазанович был человек сильный духом, верный своему слову, своим друзьям, односельчанам, Родине.  Он принимал самое активное участие в общественной жизни цовкринцев и ушел из жизни, верный Присяге и всем нам, кто его знал.  Наши потомки должны знать и помнить.» 
     Несмотря на то , что брату моему не суждено долго жить, судьба все же была благосклонна к нему. Это о нем сказал Сенека: « Как басня, так и жизнь ценится не за длину, но за содержание». А у бандитов путь один– в бездну греха и преступлений или же, пока не поздно, начинать мучительный  разговор с собственной совестью. Если, конечно, она еще имеется. Одумайтесь! Не борьба с братьями  по вере должна занимать внимание человека, а радость любви к жизни и к ближним. Иной дороги нет. 
     
    Данный текст опубликован в книге «ЦIУВКIУЛ-1» («Цовкра-1»), изданной в «Типографии «Наука-Дагестан» ДНЦ РАН»
     
    Патимат Рамазанова, 
    член Союза писателей России, член Союза журналистов России