Малмыж – город трех религий


    В ста километрах от столицы Татарстана Казани расположен маленький городок Малмыж. В городе примерно 7 тысяч жителей. Это русские, татары, марийцы, удмурты. Последнее время Малмыж переживает религиозное возрождение.
=Город в зеленом цвете
Малмыж — город трех религий. Здесь исповедуют ислам, христианство и язычество. Русские молятся Господу Иисусу Христу, татары чтут пророка Мухаммеда, марийцы поклоняются верховному богу Кугу-Юмо и еще 140 богам. Маленький городок переживает большое религиозное возрождение. Ренессанс проходит не под знаком креста, а под знаком полумесяца. В некогда православном городке сейчас только один действующий православный храм, но уже три мечети. Марийцы совершают богослужение в священных рощах, религия народа мари – единственный действующий языческий культ в Европе. К религии пророка Мухаммеда марийцы как правило равнодушны, предпочитая свои древние верования. А вот русские, особенно в смешанных семьях, охотно принимают ислам. Каждый день в мечетях совершается намаз, читаются проповеди, работают школы для детей и взрослых по изучению основ исламского вероучения. На улицах Малмыжа нередко можно встретить мусульманку в длинном закрытом платье, укутанную платком или мусульманина в тюбетейке. Внешний вид городка тоже изменился, коммунистический красный уступил место зеленому исламскому: зеленые купола мечетей, аккуратные ряды домов под зелеными крышами. Дома добротные, нередко двухэтажные, в каждом — газ, электричество, горячая вода, спутниковое телевидение, словом все городские удобства. Из сельских удовольствий — русская баня на дровах. Почти в каждом дворе держат скотину: коров, овец, лошадей, кур, гусей. Без собственного подворья в сельской местности не проживешь. Все промышленные предприятия, работавшие в райцентре в советское время, сейчас закрыты. В поисках работы и лучшей доли русская молодежь уезжает в большие города. Татары остаются и заводят большие семьи, стараясь жить по законам шариата. Вместо развлечений и выпивки — намаз пять раз в день, изучение арабского языка и штудирование Корана. 
- Был у меня знакомый комбайнер — рассказывает Валерий Константинов, глава администрации Малмыжского района. Он проводит для журналистки экскурсию по райцентру — Мужик как мужик, выпивал, за девками бегал, порой, в канаве валялся. И вдруг объявил себя мусульманином! Черную бороду отпустил, тюбетейку надел, вина не пьет, свинину не ест! Теперь он правоверный, а я — неверный, мимо идет, на меня не смотрит, подумать страшно, что ждать от него?!
- А Вы никогда ислам не хотели принять, Валерий Васильевич? Вы ведь татарин? — спрашиваю я.
- Моих предков еще Иоанн Грозный крестил!  — гордо заявляет Валерий Васильевич — наша вера православная! 

    Проезжая мимо Богоявленского собора Константинов крестится, однако честно признается, что бывает в храме только по праздникам, посты не соблюдает, а в вечной жизни сомневается. Пожалуй, можно сказать, что его истинная вера — это здоровый скептицизм крестьянина, твердо стоящего на своей земле. Такая же вера и у его старинного приятеля, татарского предпринимателя Нургаяна Низамутдинова. Еще недавно он был членом партии КПСС. Правда, не по своей воле…
- Меня в райкоме заперли, говорят — пиши заявление! Я говорю, не созрел еще, не достоин, товарищи! А тут жена прибегает: "Овечек пасти надо, одна объягнилась, что ты тут сидишь!? Подпиши уже! Аллах с ними!" Я и подписал!
- А Вы всегда в Аллаха верили?
- В душе всегда, но говорить об этом нельзя было. Наша семья приехала в Малмыж в начале прошлого века, спасались от гонений. В Татарстане тогда преследовали мулл и всех, кто в Аллаха верил, вот и бежали люди. Так и живем с тех пор.
- Как сейчас живут татары?
- Хорошо живет, кто работает, а кто не работает, тот плохо живет. Работать надо!
- Я проезжала сейчас татарские и русские деревни, удивительная разница между ними: татарские деревни все ухоженные и чистые,
Русские деревни — почти все с покосившимися домами, неряшливые. Как Вы думаете, в чем дело: в религии или в национальной русской лени?
- Не знаю, в чем дело, а только татарин встает с первыми петухами, и в шесть утра уже на работе, и так до ночи. А русский спит до обеда, потом у него обед, потом перекур, а потом уже выпить хочется! 
- А татарину выпивать разрешается?
- А хоть русскому, хоть татарину, хоть еврею — все одно пить грех. Но пьем по немножку! Цивилизация пришла и к нам, магазин "Бристоль" вот открыли, водку продают, а она соблазняет.
- Может ли татарин взять вторую жену?
- Ислам разрешает, но у нас только один многоженец — это русский. У него две жены. Старшая — татарочка, младшая — русская. Живут в одном дворе, каждой жене он отдельный дом построил. Жены вместе детей воспитывают, работают. А какую религию он соблюдает, я не знаю. Может, быть мусульманин, может быть православный, а может быть что-то среднее.
- Как такое может быть?! 
- Что делать, все у нас тут перемешалось, все вместе живем, не воюем. Ваххабитов, джихадистов нет у нас, а если придут к нам в мечеть, сразу выгоним. Нам в России войны не нужно!
= Ислам — добрая религия
В мечети сегодня праздничный пятничный намаз, и народ собирается на молитву. Седовласые старцы — "бабаи" в нарядных зеленых тюбетейках, солидные мужчины, прибывшие в мечеть на дорогих автомобилях, молодые парни — по виду завсегдатаи интернет-кафе. Очень трудно поверить, что таких заинтересовала религия. Но вот звучит призыв к молитве на арабском, и все дружно склоняются в поклоне, расположившись на ковре в центре храма.
К моему удивлению, мне — женщине, журналистке, одетой явно не по нормам шариата, разрешают присутствовать на богослужении. Я тихонько сажусь в уголке. Кроме меня, других женщин нет, они будут молиться отдельно. Суры из Корана возглашает молодой имам Равиль Романкулов. Это весьма образованный молодой человек, до недавнего времени преподавал в исламском университете Казани. Равиль кроме татарского и русского, владеет еще тремя тюркскими языками — турецким, арабским, персидским. 
- В моей семье семь поколений имамов — рассказывает Равиль — Прадедушку при Сталине расстреляли, а семья уехала в Казахстан, там я родился. Тяжело было, сильно прижимали мусульман. Мулл убивали, мечети разоряли, священные книги уничтожали. До революции татары читали на арабском, потом был алфавит на латинице, а потом уже на кириллице. В результате старые книги, даже те, что сохранились, прочитать очень трудно. 
- А сейчас прижимают мусульман?
- Сейчас у нас — воля. Молитва — свободно, мечети — открыты, преподавание ислама разрешено, Коран и хадисы — читай! Хадж совершить — пожалуйста! Когда мне говорят о притеснениях мусульман в России, я спрашиваю: кто, где Вас притесняет? Я считаю никогда еще за последние сто лет ислам в России не находился в таких благоприятных условиях. 
- Почему же люди в ИГИЛ едут, если Россия — уже исламское государство?
- Это обманутые люди, невежественные. Люди, которые принимают ислам не в Мечети, а в Интернете. Посланник Аллаха говорил в одном из хадисов: "Сатана не боится невежественного мусульманина, который по ночам читает намаз, но боится даже спящего ученого".  Бывает так, сегодня он скинхед, бьет мусульман, а завтра уже сам мусульманин, поехал джихад совершать! А не знает того, что в наше время джихад невозможен, так как нет халифа, которого признали бы все мусульманские ученые.
- А как же Аль Багдади в ИГИЛ?
- Это самозванец. Его не признал ученый мусульманский мир. С тем же успехом я могу объявить себя халифом, а Малмыж — халифатом, исламским государством! Вы мне поверите?
Молодой имам улыбается и знакомит меня с одним из своих прихожан. Это бизнесмен средних лет, татарин, зовут его Рифат. В мечеть его привел сын. 
- Такое время сейчас, дети приводят отцов к вере — вздыхает мусульманский бизнесмен  — Когда я был подростком, меня религия не интересовала, нас воспитывала улица. Мы дрались, хулиганили, качались, хотели быть крутыми! Это были 90-ые годы, я занялся бизнесом. Какой там Аллах?! А мой сын с 6-ого класса стал ходить в мечеть, никто не заставлял его. Так прошел год, два. Потом он меня спрашивает: "Папа, а почему ты не ходишь в мечеть?  Пойдем со мной!" И я пошел с сыном в мечеть. И мне очень понравилось. Ислам — это самая добрая религия! В исламе не только нельзя убить человека, но нельзя даже обидеть! Если поссорился с кем-то, нужно помириться в течении трех дней, иначе грех тебе!
- Как Ваша жена, друзья отнеслись к тому что Вы стали жить по нормам шариата?
-А жена у меня русская. Отнеслась с пониманием, тоже начала читать намаз. Сейчас у нас мусульманская семья.  С друзьями было сложнее. Многие встречи, корпоративы у нас обязательно с алкоголем проходили. А сейчас я мусульманин, мне выпивать нельзя. И я стараюсь объяснить друзьям, коллегам, что теперь мы будем пить только чай. К моей радости, в конце концов, они меня поняли. Я очень рад быть мусульманином!
 Последнюю фразу Рифат произносит со счастливой улыбкой человека, встретившего чудо в своей жизни. 

    Соблазн для мужчин. 
Меня знакомят с другой новообращенной мусульманкой — Нурфией. Нурфия стала жить по шариату в 45 лет. До этого работала зоотехником, секретарем и страховым агентом, о религии особенно не задумывалась. И вдруг, к удивлению, окружающих стала правоверной. 
    Теперь всегда ходит в хиджабе, длинном мусульманском платье, пять раз в день читает намаз и недавно совершила хадж в Мекку.
-  Я купила двадцать гусят, вырастила птицу — рассказывает женщина, угощая журналистку чаем со сладостями — продала, получила двадцать тысяч. У мужа взяла еще денег, сама заработала — страхованием граждан занималась. Не знаю, как, но Аллах мне дал такую милость, я поехала в Мекку. Это такое святое место, такое необыкновенное! Я там все время плакала! Мы ночевали в пустыне в палатке, нам одеяла принесли, баранину, апельсины. Люди там необыкновенно добрые! Это вообще супер! А у меня внучка такая интересная, спрашивает меня: «Абика ( бабушка – татарское обращение), зачем нужно молиться Аллаху?».
    Я говорю: «Чтоб Боженька отблагодарил, чтобы семья хорошая была, родители не ссорились, чтобы машина и дом были прекрасные!» «Но, давай разберемся, Абика, у нас уже есть машина!» «Так ведь она ломаться будет!» «Тогда я согласна с тобой, буду верить в Аллаха!».
- Нурфия, скажите, а у Вас бывали неприятности из-за ислама?
- Бывали. Даже родственники говорили мне, ты раньше была такая красивая, кудрявая, а теперь все в платке. Как не жарко тебе? А мне не жарко, и голова болеть перестала! А женщины, которые без платков и в короткой юбке — это соблазн для мужчин. Почему в арабских странах не бывает сексуального насилия? Потому что там женщины ходят закрытые. 
Мусульманка неодобрительно смотрит на мои постриженные, да еще и подкрашенные волосы, не покрытые никаким платком. Под ее осуждающим взглядом я чувствую себя неловко.
- Скажите, а правда, что в исламе женщину, совершившую прелюбодеяние, следует побить камнями?
- Да, правда, потому что прелюбодеяние — страшный грех и очистить такой грех можно только смертью. Но нужно, чтобы факт прелюбодеяния был доказан, чтобы были свидетели, а это очень трудно сделать.
- А если мужчина совершит прелюбодеяние?
- Это тоже плохо, но менее страшно, чем у женщины. Потому что мужчина может жениться на той женщине, которую соблазнил. Взять ее во вторые, третьи жены. Но только в том случае, если первая жена не против, и, если он может обеспечить всех жен. Потому что мусульманская женщина не должна работать ради денег, только для удовольствия, если сама хочет. Все, что нужно для семьи, для детей должен обеспечивать муж. Муж даже не имеет право спросить у жены-мусульманки, сколько она зарабатывает, ее заработок — это милость Аллаха. 
    — А как Вы вышли замуж, Нурфия?
    -В 18 лет выскочила! Я была веселая, горластая, все мне надо было! Ссорились, конечно, как без этого? Бывало и плакала, но так, чтобы никто не видел. Уйду в сарай, к скотине и там стою, пока не успокоюсь. Меня мама так учила: никто не должен видеть твоих слез… надо терпеть. Жизнь ведь не только сладкая сметана бывает, верно?
    — У русских говорят: бьет, значит, любит! А у мусульман как?
- Меня муж никогда не бил. А по нормам шариата мусульманку не только бить нельзя, даже повысить голос — уже грех. Женщину можно ударить только цветком!
    Я задумываюсь: могу ли я принять ислам? На уровне богословия, наверное, да. Идея единого Бога, кажется мне более простой и логичной, чем запутанный христианский догмат о Троичности. К тому же хорошо молиться сидя на красивом ковре, а не стоять в тяжелом пальто много часов подряд в душном переполненном православном храме. 
Однако на бытовом уровне мне трудно представить себя в длинном платье и хиджабе, покорной мужу, да и ритуал побития камнями за неверность кажется мне малопривлекательным… Но что действительно привлекает в исламе — это искренность и готовность пострадать за Веру. То, что присутствовало в русском Православии в годы гонений от Советской власти, и почти совсем исчезло с тех пор как РПЦ получила статус официальной религии. 
     
    Екатерина ЛУШНИКОВА