Полцарства за невесту

    Чтобы жениться, дагестанец должен осыпать свою избранницу золотом.

    В состав Дагестана входят 42 района. На их территории проживают более 30 народов: аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины, лакцы, табасаранцы, азербайджанцы, ногайцы, евреи, чеченцы-акинцы, рутульцы, цахуры, агульцы, андийцы, ахвахцы, каратинцы, тиндалы, чамалалы, багулакцы, ботлихцы, годоберинцы, бежтинцы, хвартинцы, гунзибцы… И это лишь часть. У каждого — свои свадебные традиции.

    Бабушка Ашура

    В гости к бабушке Ашуре мы приехали вместе с ее внучкой Эльмирой. Она объяснила — так будет лучше: бабушка стесняется говорить о личном, может разволноваться. Но вопреки предостережениям наша беседа оказалась очень душевной, заставившей где-то улыбнуться, где-то взгрустнуть.
    «Я даже не знаю, что тебе рассказать, — начала бабушка Ашура. — Тебя интересуют традиции дагестанской свадьбы. Ты хочешь узнать о них на моем примере. Но все дело в том, что у меня свадьбы как таковой и не было: время-то послевоенное, тяжелое…

    Тогда в основном все подобные церемонии ограничивались мавлитом — собирались самые близкие родственники и читали суры из Корана, совершали песнопения. Ни о каких пышных празднествах и речи не могло быть. А зачастую невест вообще воровали, чтобы избежать каких-либо растрат.
    Приход новой власти, а с ней и раскулачивание, потом война — надолго изменили привычный уклад жизни дагестанского народа.
    Сама я из маленького горного селения Цыйша. Там все друг друга знают, все друг другу родственники. После войны мы остались с матерью вдвоем, отец погиб. Ни о какой любви я тогда и не думала, трудилась в колхозе на маслобойне.
    Когда мне было 14 лет, мама сосватала меня за одного парня из села, но позже сама же рассорилась с несостоявшейся свекровью, и бракосочетание отменили. Не могу сказать, что я огорчилась или обрадовалась. Мне было как-то все равно.

    Но все, что ни делается, к лучшему. Своего будущего мужа Рамазана я впервые увидела на одном из партийных собраний. Статный, мужественный парень, пограничник сразу же привлек мое внимание.
    Он меня тоже заметил, но напрямую не подошел. Разузнал, где мой дом, и отправился к матери просить разрешения видеться со мной. Мама быстро согласилась. Как потом рассказывала, Рамазан ей понравился с первого взгляда, она всю жизнь его очень любила.
    Так и началось наше общение. Но слишком близким его не назовешь. Никаких свиданий не было, встречались так же на собраниях или в колхозе.
    Спустя три месяца Рамазан со своей матерью и близкими родственниками пришел свататься. Как сейчас помню, подарили серебряные браслеты, платки и два отреза ткани, из которых я себе сшила платья. Подарки были скромными, но тогда мы большего себе позволить не могли.
    Но это и не имело никакого значения. Главное, что я выходила замуж по любви, за человека, чьи глаза горели при виде меня. Я была счастлива — тогда редко у кого так случалось.
    В назначенный день мулла совершил никях, у нас это называется махъар. Меня на венчании не было. По традициям невеста там не должна присутствовать. За нее в мечеть идет кто-то из старших мужчин семьи, меня представляли брат отца и двоюродный брат.
    После совершения обряда Рамазан приехал за мной и забрал в мой новый дом. По лакским обычаям я принесла с собой свежий хлеб и сыр. Считается, что это привлекает достаток в дом. А свекровь в этот день приготовила курч — кашу из муки, заправленную топленым маслом и урбеч — пасту из льна, масла с добавлением меда. Вот, собственно, и все — никаких пышных гуляний. Односельчане узнали о нашем браке из объявления на очередном партийном собрании».
    На мой вопрос, не жалеет ли бабушка Ашура, что в ее жизни не было белого платья, она возмущается:
    «Вот еще, нашла, о чем жалеть! В моей жизни есть годы замечательного брака, шестеро детей и четырнадцать внуков! И мое счастье заключается в том, что Аллах мне дал возможность побывать на свадьбе каждого из них, в том числе и моей любимой Эльмиры».

    Эльмира и Арсен

    Эльмира улыбается. Она замужем уже два года, но воспоминания еще свежи. В отличие от бабушкиной, ее свадьба была наполнена национальным колоритом и роскошью, присущей дагестанским праздникам. Собственно, и знакомство с будущим мужем произошло на одном из таких торжеств в Махачкале.
    Эльмира признается, что она даже не обратила на Арсена никакого внимания, спокойно вернулась к себе домой в Ростов. А он не мог найти себе место. Раздобыл телефон, стал звонить, а после и вовсе не выдержал: бросил все в родном городе и приехал к ней.

    «Я очень боялась знакомить его с отцом, — вспоминает Эльмира. — Папа у меня человек строгий. Но Арсен настаивал: ведь по нашим традициям встречаться с девушкой можно только после разрешения родственников.
    Пришлось представить его брату. Тому он сразу заявил, что хочет жениться, хотя видел меня всего второй раз в жизни! Брат дал добро на наши встречи, а потом еще и очень помог подготовить отца к известию о свадьбе. Это был не простой момент, но мужчины сумели найти общий язык.
    Далее было знакомство с родственниками. Приехали родители Арсена. Мы их встретили застольем, обменялись символическими подарками. С того времени начались приготовления к торжеству.
    Первым возник вопрос: по каким обычаям делать свадьбу? По маминой стороне я отношусь к лакцам, будущий муж также лакец, а папа у меня — лезгин. Было решено совместить традиции обоих народов.
    Но прежде чем пожениться, проводится обязательный ритуал сватовства. Приезжают родственники жениха и дарят богатые подарки. Невеста получает весомую сумму денег на обновки, что называется «на чемодан», и золотые украшения: серьги, браслеты, кольца, колье.
    Это только от родителей. А еще свой вклад вносят тети и сестры жениха — они также осыпают девушку драгоценностями. Не стану скрывать, мне досталось очень много подарков: ведь только родных теток у Арсена шесть.
    Надо сказать, наша свадьба растянулась на целых три дня. Это связано с тем, что в Дагестане принято отмечать две свадьбы — жениха и невесты. Это два отдельных торжества.
    Сейчас стараются их совмещать в один день. Заказывают ресторан с двумя залами — и сначала гуляют в женском, а потом переходят в мужской. Но папа настоял, чтобы моя свадьба отмечалась в Ростове, а свадьба жениха — в Махачкале.
    Это, конечно, было более трудоемко, но против воли отца не пойдешь. Тем более, что у нас свадьбы делаются не для жениха и невесты, а для родственников. Они же в основном и занимаются организацией.

    В назначенный день я в окружении близких и подруг ждала Арсена дома. Он приехал с традиционным букетом жениха, который я должна была позже внести в его дом.
    Но просто так меня отдавать не собирались — пришлось друзьям платить внушительный выкуп. А после этого жениха и вовсе выставили за порог.
    Меня же к нему выводил дядя. Перед нами шли мой родной брат и бабушка. В руках у нее был старинный Коран. По лакским обычаям путь невесты к жениху лежит через священное писание.
    По завершении всех необходимых церемоний мы отправились в ресторан, где нас уже ждали более 200 гостей. По дагестанским меркам — это скромная свадьба. Пышной считается от 800 человек и более.
    Но этот факт никак не повлиял на всеобщее настроение. Столы ломились от угощений: были и любимый шашлык, и долма всех разновидностей, и люля-кебаб, чуду, сыры, зелень, овощи.
    Алкоголь тоже присутствовал, но ни пьяных, ни дебоширов не оказалось. Может, еще и благодаря тому, что за порядком назначен был следить мой младший дядя.
    В целом свадьба прошла очень хорошо, весело: все танцевали, от души за нас радовались и желали много детей и мира в семье.
    На следующий день нам предстояла дорога в Дагестан. Там уже все было подготовлено к свадьбе жениха. С моей стороны поехали мама, тети и несколько подруг.
    Ехали мы не с пустыми руками. По традиции невеста везет в дом жениха сладости, главная из которых — халва.
    Арсен меня должен был забирать из дома родственников. Пока мы готовились к его приезду, он в главной мечети Махачкалы совершал никях. От моего лица там присутствовал дядя — старший брат отца. Так мы и стали законными мужем и женой, хотя гражданскую запись в загсе сделали еще в Ростове.
    А потом Арсен вновь за мной приехал, и вновь повторился мой выход. Но теперь — по лезгинским традициям: впереди меня шли две девушки. У одной в руках было зеркало — его ставят на стол жениха и невесты, чтобы в нем отражались все невзгоды и уходили прочь. А в руках у другой девушки была лампа — это символ семейного очага».
    Ритуальная часть дагестанской свадьбы не оканчивается гуляньем. Войти в новый дом девушка может только с благословения свекрови. Та в знак своего одобрения надевает на плечи невестки платок и кормит ее медом.
    На следующий день молодая жена угощает родственников хинкали и сладостями. А они со своей стороны каждый поочередно приглашает новобрачных к себе в гости.

    Мучная халва по-дагестански

    Ингредиенты:
    мука пшеничная — 600 г,
    масло сливочное топленое — 200 г,
    пудра сахарная — 400 г,
    орехи грецкие очищенные — 2 столовые ложки,
    цедра лимонная — 1 чайная ложка.
    В нагретую толстостенную сковороду выложить топленое масло. Довести до кипения. Для проверки готовности масла высыпать щепотку муки — она должна стать золотистой.
    Постепенно частями всыпать просеянную муку, непрерывно помешивая, пока масса не загустеет до такой степени, что ее трудно будет перемешивать. Продолжать нагревание и перемешивание, жаря муку до консистенции густой сметаны. Смесь должна издавать приятный ореховый запах и иметь такой же вкус. Если все еще слышится вкус сырой муки — продолжать жарить.
    Всыпать в горячую массу сахарную пудру, колотые грецкие орехи и лимонную цедру, перемешать.
    Выложить массу на большую тарелку (или плоский поддон) слоем 3-5 см, разровнять и украсить грецким орехом.

    Опубликовано: журнал «Вестник. Северный Кавказ»