Прививка от террора, или Чего бояться курянам?

    Уроки истории наглядны: во все времена, во всех культурах религия становилась удобным инструментом достижения чьих-то корыстных целей. Так было во время крестовых походов, задолго до и после них. Сегодня под флагом веры совершают жесткие убийства, несут разруху и подрывают стабильность целых континентов представители Исламского государства.

    Поводов поговорить об этом сразу несколько. На днях мусульмане совершили хадж (паломничество) в Мекку. В город, где родился пророк Мухаммад, в этом году отправились около 12 тысяч россиян (многие остались дома из-за скачка курса доллара). С другой стороны, Европу заполонили беженцы из стран, где бесчинствует ИГИЛ. И еще в первую неделю сентября наша страна отметила День солидарности в борьбе с терроризмом, мы еще раз вспомнили трагедию в Беслане…
    Что делать в этой ситуации простому россиянину, как относиться к этим событиям? Махнуть рукой: «Меня это не касается!», или, может, пора сеять панику: «Спасайся, кто может!». Скорее всего, обе эти стратегии неэффективны, более того, они порождают негативные последствия. Первая усыпляет бдительность, которую в борьбе с экстремистскими настроениями терять никак нельзя, вторая сеет раздор между нами, гражданами такой многонациональной, такой богатой разнообразием культур страны, подогревая ненависть и рознь.
    В феврале 2015-го на саммите по борьбе с экстремизмом в Вашингтоне директор ФСБ России Александр Бортников заявил, что «до 1,7 тысячи российских граждан могут воевать в Ираке на стороне экстремистов» и добавил, что за год эта цифра возросла вдвое. Глава ведомства заметил тогда, что «перспектива их возможного возвращения на родину вызывает большую тревогу у спецслужб».
    Повод ли это для тревоги тут, в соловьином крае? Каковы настроения курских мусульман? Поддерживают ли они ИГИЛ? И готовы ли убивать за веру? В попытке найти ответы на эти вопросы, журналист отправилась на пятничный намаз в мусульманскую общину Аль-Рахма (в переводе – милость).

    «Аллах Акбар» или «Аминь»?

    Напряжение перед встречей с имамом Рауфом Салмановым сняла симпатичная татарочка Альфия (хиджаб ей очень к лицу). У Альфии двое детей, младшего сына она взяла с собой. Светловолосый улыбчивый мальчишка вел себя непосредственно (как и полагается ребенку в восемь лет). Спешащие на молитву мужчины приветливо адресовали ей свое традиционное «ас-салям алейкум!» (что означает «мир вам!», да-да, мусульмане, приветствуя друг друга, желают собеседнику мира!). Альфия рассказала, что муж ее русский (потому и сын такой светловолосый), долго искал себя, но в итоге принял ислам.
    – Вы настояли?
    – Ислам нельзя насадить насильно, – парировала собеседница. – Надо самому захотеть стать мусульманином. Думаю, в других религиях также.
    – А вас не приглашали в другие страны, мусульманские, для паломничества, например? – ненавязчиво задала каверзный вопрос. – Или, может, приглашали вступить в какие-то организации помимо курской общины?
    – А куда нам паломничать? Если только в Мекку, – улыбнулась моей неосведомленности Альфия. – Тут забот хватает: семья-дети. Да и чтобы обратиться к Аллаху, необязательно куда-то ехать. Это можно делать и дома.
    Разговор прервал имам. Представившись, он объяснил, что мужчины и женщины в исламе молятся раздельно. Рассказал, как пройти на женскую половину, и пообещал поставить для меня стул, чтобы я не стояла во время молитвы.
    …На полу молельного помещения – красивый ковер с изображением мечети. Помимо Альфии здесь была нарядная бабуля с открытым, чистым лицом и большими глазами, в платье с национальным принтом. Несколько минут до начала молитвы она посвятила беседе на бытовые темы: дача-урожай-засолки…
    И вот начался намаз: протяжная, нараспев, слегка минорная молитва, которую имам читал на арабском, мысленно перенесла в Палестину, перед глазами возникла мечеть и высокий минарет, откуда пять раз в день мулла несет миру весть о Боге…
    – Аллах Акбар… – эти слова вывели из благостного состояния, заставив поежиться от неприятного холодка, пробежавшего по коже.
    Обернувшись по сторонам, не заметила никого, кто хотел бы подрывать себя или резать неверных. Внутренне пожурила себя за глупое потакание стереотипам (часто именно СМИ повинны в их формировании и закреплении).
    Такое родное каждому православному «Аминь», произнесенное имамом и повторенное всеми собравшимися («Да будет так!» по-мусульмански), окончательно вернуло душевное равновесие.

    Джихад: ожидание и реальность

    За это время в женском полку прибыло: современная молодая женщина в джинсах, энергичная и деловая, обернулась длинным платком (а-ля юбка) и присоединилась к молящимся. Бабушка, устав стоять на коленях, села на стул, который для нее заранее подготовила заботливая Альфия.
    На проповеди (во время нее имам переходил с русского на арабский, зачитывая подтверждение своих реплик в Коране) говорилось о таких важных категориях, как нравственность и мораль (которых, к сожалению, недостает не только мусульманам). Благонравие, подчеркивал он, это не только усердные молитвы и пост, а еще и терпимость, стыдливость, щедрость, благодарность. Те, кто не понял этого, говорил имам, не поняли сути ислама.
    – Нет ничего весомее для Аллаха, чем благой нрав, – слова имама звучали негромко, но убедительно. – Если ты убрал с дороги то, что мешает другим, – ты сделал хорошо. В этом благой нрав. Он прежде всего должен быть обращен на других. И не забывайте про джихад!
    При этих словах мое сердце екнуло! «Вот оно! – пронеслось в голове. – Куда совалась? Как бы теперь ноги унести!».
    – Джихад – обязателен, – чеканил имам. – Джихад над своими пороками. Если вы не будете бороться со своими пороками, вы не приблизитесь к Аллаху! Священная война против своих плохих мыслей, против своих дурных поступков и качеств – вот чем должен постоянно заниматься мусульманин, воспитывая в себе благонравие.
    Выдох облегчения… Позже в беседе имам объяснил, что понятие «джихад», которое повергает в панический трепет весь мир, означает «усердие на пути к Богу» и имеет много трактовок, главная из которых «усердие в борьбе против своих собственных пороков».
    Окончилась проповедь наставлением для учеников, студентов и их родителей.
    – Аллах завещал учиться, получать знания и постигать новое, – подчеркнул имам. – Помните, вы обязаны хорошо относиться к своим учителям, уважать их, почитать. А если что-то не получается, просите помощи у Аллаха. Аминь!
    Тут имам запел какую-то очень мелодичную и грустную песню, очень похожую на православную молитву. Не знаю арабского, но казалось, он пел о чем-то светлом, чистом и важном…
    – Аллах Акбар! – закончил он.
    Женщина в джинсах поинтересовалась причиной моего визита. Услышав, что мне бы хотелось составить правдивое впечатление о курских мусульманах, она оживилась и рассказала свою историю. Эльмира – программист, работает в солидной фирме. На вопрос, почему не в хиджабе, ответила:
    – Наше общество не готово! Для многих мусульмане – это фанатики со шпагами и шашками, – улыбнулась она. – Знаете, на работе, когда я говорила, что мусульманка, люди поначалу остерегались и шушукались: «террористка». Со временем они перестали бояться, начали проявлять интерес. Я рассказала им о своей религии, о том, что в христианстве и исламе много общего: мы так же, как и вы, почитаем Иисуса и Марию, только у нас они Иса и Марьям.
    Эльмира убежала на работу: религия религией, а деньги зарабатывать надо.

    Ломая стереотипы

    После намаза, отвечая на вопросы, имам Рауф рассказал мне много интересного об исламе, ломая устоявшиеся представления о вере мусульман.
    – Вы поддерживаете ИГИЛ?
    – Нет, это враги ислама. Больше всего от их деятельности страдают сами мусульмане – основные жертвы среди них. Очень печально, что многие думают, что ИГИЛ и есть ислам.
    – Но ведь в Коране есть призыв убивать неверных?
    – Это не совсем так. Такое ошибочное мнение возникло из-за того, что те, кому это выгодно, вырвали фразы из контекста Священной книги. Кстати, сам Мухаммад помогал иудеям…
    – Кому выгодны такие искажения?
    – По моему мнению, это финансируется извне. Но точно не служит интересам мусульман. Экстремисты только внешне служат исламу, на самом деле они преследуют свои цели, очень далекие от религиозных.
    – Как много человек приходит на пятничные намазы?
    – По-разному. Сегодня было человек 60. По праздникам приходят 100 и более.
    – Есть среди них иностранцы?
    – Да, студенты из мусульманских стран: Ирана, Нигерии, даже с Берега Слоновой кости. Они приходят сюда молиться. Мы открыты для всех.
    – Религия обязывает русских женщин принимать веру мужа?
    – Это не так. Ислам не заставляет жен мусульман принимать их веру. Недавно была смешная ситуация: звонит расстроенная супруга члена нашей общины и жалуется, что муж не хочет, чтобы она ислам принимала.
    – В исламе есть традиции миссионерства?
    – Ходить и агитировать за обращение в ислам у нас не принято. Но каждый мусульманин своим хорошим нравом и добрыми поступками должен убеждать, что ислам – религия добра.
    – А были ли у вас в общине недобро настроенные люди?
    – Бывало, приходили незнакомцы. Но, послушав проповеди, в которых мы стараемся раскрыть истинную суть ислама, и не найдя понимания своим идеям, они переставали посещать общину.
    – Если вдруг вашего сына на улице или по интернету пригласят вступить в какую-то исламскую организацию, что вы ему посоветуете?
    – Ему и всем я не советую общаться с непонятными людьми и организациями. Будьте осторожны. Возможно, под личиной религии скрываются обыкновенные бандиты. Хотите молиться Аллаху – приходите к нам. Мы официально зарегистрированная организация и никаких корыстных целей не преследуем. Сейчас сторонники ИГИЛ пытаются призвать в свои ряды молодежь через интернет и беседы в соцсетях, обещая удовольствия и кучу денег. Однако вместо обещанных благ те оказываются в совершенно другой реальности, где убийство — норма.
    Кстати, сам Рауф Фатали Оглы родом из Азербайджана. После армии поступил в Курский политех. Работал строителем. Сейчас зарабатывает переводами с азербайджанского на русский и наоборот. У него жена, дети…

    В качестве вывода

    Курск – многоликий. По официальным данным, в регионе проживают представители 120 национальностей. У нас более 10 национальных общин. Православный священник, иудей, мусульманин, католик… Это не важно! Важно то, какой ты человек. Добрый, честный, неравнодушный, воспитанный – значит ты хороший, будь ты хоть трижды атеистом. Если ты обманщик, вор, убийца и террорист, в этом виновата отнюдь не религия.
    Что же делать нам, простым курянам? Во-первых не паниковать и не сеять вражду. Судить людей следует по их поступкам, а не по цвету кожи, бороде или пейсам. Порой бывает стыдно за коренных жителей, когда место в маршрутке беременной женщине уступает только что вошедший житель южных регионов России, в то время как молодые «русские» архаровцы сидят, уткнувшись в планшеты. Во-вторых, не бояться. Кажется, мы склонны приписывать другим те чувства, которые испытываем по отношению к ним сами. То есть, если я изначально побаиваюсь оппонента, думая, что он может сделать мне что-то плохое, то я сам готов сделать ему плохо. А если я улыбаюсь человеку, открываю ему душу, не жду от него подвоха, значит и сам не способен причинить ему боль. В-третьих, уважение и неукоснительное следование букве закона. Расовые теории превосходства давно уже не рассматриваются адекватными людьми как состоятельные. Да и правила этикета требуют от нас хороших манер и уважения к близким. Если вы при виде красных мокасин кричите: «Едь домой!», то как минимум – вы плохо воспитаны и образованы, как максимум – можете получить заслуженную оплеуху.
    Помните, как говорил Кот Леопольд: «Давайте жить дружно!». Готова расписаться под каждой буквой! Ну и последнее. Бдительности все-таки терять не стоит. Ведь зло не дремлет. Помните: банальное «сообщите, если увидели странный бесхозный предмет» может спасти не одну жизнь.

    Опубликовано в: «Городские известия» (МБУ «Редакция газеты «Городские известия», Курск)