Интервью с Романом Лункиным: «Конфликты возникают, когда здание мечети делят между собой дагестанцы, татары и азербайджанцы»

    Блиц-интервью Vesti.Az с президентом российской Гильдии экспертов по религии и праву, ведущим научным сотрудником Института Европы РАН Романом Лункиным.

    — Роман Николаевич, какова сегодня ситуация по отношению к Исламу в России?

    — Сложная. Власти с одной стороны боятся проблем, которые могут возникнуть в связи с Исламом, возмущением мусульман, ростом и воспитанием независимых мусульманских общин, в том числе и ваххабитов.

    С другой стороны, стараются сотрудничать и манипулировать «традиционным Исламом» в лице ДУМов в регионах, поддерживая тех или иных лидеров.

    Генеральная линия религиозной политики — поддержка исламского образования в рамках традиционных ДУМ и под их контролем, в том числе через финансирование (Фонд поддержки исламского образования и культуры) и преследование почти любой незнакомой силовым структурам исламской активности — отсюда пополнение списков экстремистской литературы, обыски и проверки в общинах.

    — В российских СМИ имеют место новости о конфликтах на религиозной почве. Приятно удивляет тот факт, что национальная принадлежность конфликтующих сторон в основном не обнародуется. Хотелось бы узнать, бывают ли конфликты на религиозной почве с азербайджанцами?

    — Бывают. Насколько я знаю, в основном, конфликты возникают, когда здание мечети делят между собой дагестанцы, татары и азербайджанцы.

    — Такие конфликты происходят в столице или регионах России?

    — В основном я слышал о таких случаях на Юге России, в регионах вне Северного Кавказа, где существуют разные диаспоры. Как правило, власти пресекают любые конфликты, поддерживают исламского лидера из среды знакомого и близкого татарского ислама, либо разрешения на строительство мечети не дают.

    Конкретные ситуации даже сложно вспомнить, так как в прессу они не выливались. Поскольку азербайджанцы в основном шииты, то все-таки они стараются отдельно собираться. Поэтому острых и публичных конфликтов нет.

    — Я слышал о неоднозначном отношении в России к шейх уль-исламу Аллахшюкюру Пашазаде…

    — По-моему отношение к Пашазаде вполне позитивное, насколько я знаю, он активно участвует в мероприятиях Межрелигиозного совета стран СНГ под эгидой Московской патриархии. То есть получается, что его воспринимают как союзника власти и РПЦ по сохранению мира и поддержке традиционного ислама в противовес экстремистам.

    — И напоследок. Наблюдаются ли конфликты на религиозной почве внутри самих азербайджанцев?

    — Мне об этом неизвестно.

    Опубликовано на сайте Vesti.az