Смотри не на веру, суди по делам

    В последние дни февраля произошли события, которые чрезвычайно взволновали жителей не только нашей страны, но и Европы. В первую очередь это жестокое убийство няней маленькой девочки в Москве, во-вторых, очередная скандальная проповедь имама в датской мечети, духовный глава мусульман вновь пропагандировал радикальные идеи. В частности, он заявлял, что вероотступников необходимо убивать, а уличенных в прелюбодеянии женщин — забивать камнями.

    На первый взгляд, события эти совершенно невзаимосвязанные, однако если посмотреть глубже, сложно не заметить, что реакция людей на обе информации крайне похожа. В нескольких словах её можно выразить так – хватит терпеть мигрантов и мусульман, они преступники и опасны для общества!

    Безусловно, если говорить о конкретных личностях – няне-убийце и провокаторе-имаме, то они представляют угрозу для общества, и разговор должен быть короткий: наказание по всей строгости существующих законов. Но разве можно потакать призывам к развязыванию националистических и религиозных конфликтов? Тем более у нас, в России, стране изначально существующей как многонациональное и многоконфессиональное государство.

    А ведь именно так и происходит в результате подобных сообщений. И уже совершенно мимо внимания проходит информация о том, что почти сразу же после трагедии духовное управление мусульман Москвы объявило о начале сбора средств для семьи убитого ребенка. Что представители муфтията выступили с осуждением действий женщины, заявив: «Жизнь для верующих является неприкосновенной и священной», поэтому убийца ребенка «бесконечно далек от истинной принадлежности к религии». При этом лишь посетовав, что жестокое преступление «преподносится как совершенное человеком, относящим себя к исламскому вероисповеданию».

    Конечно, преодолеть соблазн упрощения не так-то просто. Ведь одно дело присоединиться к сонму голосов, призывающих закрыть границы для мигрантов, уже живущих в России выдворить на их родину, а ислам, если не запретить вовсе, то создать для него такие условия, что верующие, мол, сами откажутся от мусульманства. Да только это «простое» решение напротив грозит такими бедами, что последствия просто сложно представить. В истории хватает примеров, к чему приводили идеи нацизма, фашизма, религиозной нетерпимости, а начиналось-то тоже с банального – некую группу людей вдруг объявляли вне закона, приписывая всем членам сообщества грехи, которые совершил один конкретный человек.

    Другой путь – гораздо сложнее, но только он, убеждена в этом, способен привести всех нас к мирной жизни. Он заключается в знании и понимании других культур, традиций и религий иных народов, чем тот, к которому принадлежим мы сами. Ведь в таком случае никакой проповедник, даже самый харизматичный, не сможет убедить в том, что есть плохие нации и верования.

    КТО ТАКОЙ – МОЙ СОСЕД

    К сожалению, с возможностью узнать лучше и глубже традиции и культуру народов, населяющих Россию, дела обстоят не слишком благополучно. Есть, конечно, и учреждения по делам национальностей, и проводятся различные фестивали и научно-практические конференции, посвященные межнациональному взаимодействию, но результативность, на мой взгляд, оставляет желать лучшего. Спросите сами себя, много ли вы знаете о православной культуре? А о буддизме? А о традициях ислама? О шаманизме, иудаизме, католицизме? Подозреваю, ответ будет отнюдь не положительным.

    Несколько лет назад, именно для того, чтобы восполнить этот пробел в образовании, в школах было предложено ввести новый учебный курс, ориентированный именно на преподавание национальных, культурных и религиозных традиций народов, населяющих нашу страну. В общей сложности предложили шесть базовых модулей: «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы мировых религиозных культур», «Основы светской этики».

    Однако, как показала практика, идея религиозно-культурного просвещения в школах не прижилась.

    — В Черногорске во всех школах ведется предметный курс «Основы религиозных культур и светской этики». Преподавание организовано по модулю «Основы светской этики», это пожелание родителей, — комментирует руководитель городского методического объединения учителей, реализующих данный курс, Ирина Мезеровская. — Выбор совершается следующим образом: на родительском собрании родителей знакомят со всеми шестью модулями предметного курса, учебниками, имеющимися в фонде библиотеки. Перед родителями выступают администрация школы, учитель, реализующий курс, школьный библиотекарь. Родители пишут заявление на имя директора школы, в котором указывают выбранный модуль. Курс «Основы религиозной культуры и светской этики» носит исключительно культурологический характер. Мониторинг показал, что родители, законные представители детей, выбирают в основном модуль «Основы светской этики». Также можно отметить преподавание «Основ православной культуры» и «Основы мировых религиозных культур» в гимназии и в школе № 6. Скоро, в марте-апреле, в школах вновь начнутся родительские собрания третьеклассников, где мамы и папы будут выбирать модули учебного курса на следующий год для своих детей.

    С одной стороны, родителей, побаивающихся клерикализации школы, насильственного обращения детей в религию, можно понять. Но с другой, если мы не хотим, чтобы завтра одни ребята по глупости ввязывались в секты и незаконные организации, прикрывающиеся религиозными лозунгами, а другие вступали в националистические объединения для борьбы со всеми иноверцами и иноплеменниками, должны понимать, что выход только один – знание и образование, умение ориентироваться в религиозных вопросах, умение отличить подлинное от ложного. Иного, увы, не дано.

    УСЛЫШАТЬ МУЛЛУ

    Сегодня в Черногорске живет немало мусульман. Одни из них коренные жители Сибири, другие — те, кто эмигрировал из республик бывшего СССР. Среди последних мулла Руслан Турахонов – довольно молодой человек, который отдал немало времени и сил изучению Корана. И сейчас, по мере возможностей, старается помочь мусульманам. С ним мы поговорили о тех проблемах, с которыми сталкиваются последователи пророка Мухаммада.

    — Руслан, нечасто встречаешь молодых людей, которые на деле стараются узнать веру предков. Ведь быть правоверным мусульманином, стать муллой, это отнюдь не просто. Как минимум, надо знать арабский язык, чтобы читать Коран в подлиннике, разбираться в шариате. Как вышло, что вы стали муллой?

    — Моему отцу 88 лет, и он тоже мулла. В Таджикистане мы жили в колхозе «Россия», и там были разные нации – татары, русские, таджики. Все дружно жили. И отец мой всегда говорил: «Сынок, помогай всем — и киргизу, и армянину, и русскому, ведь он твой сосед. Помогать всем надо, без разницы кто человек по вере! Мы по-своему верим, христиане по-другому, но мы все люди». Я учился три года в медресе в Таджикистане, потом два года в Казани. В Россию переехал потому, что дома совсем нет работы. А ведь у меня семья, жена, дети, отцу помогать надо. Муллой быть не хотел, но меня выбрали. И что делать, надо помогать людям.

    — На ваш взгляд, насколько много на самом деле правоверных мусульман?

    — Меня не раз спрашивали, особенно, молодежь – мол, какой ты мулла, если бороду не носишь? Я с ними по-арабски начинаю говорить, а они ни одного слова не понимают! Всегда говорю – ты сначала книги почитай, веру узнай, Коран на арабском изучи, а потом уже суди о вере. Не по внешности вера, а по сути, по делам. Я Коран читаю и Мухтасар Кудури (фундаментальная книга ханафитского мазхаба). Там всё написано, как жить по исламу.

    Вообще считаю, что настоящий мусульманин тот, кто чтит Коран, знает законы, добро делает, а не бороду носит. А многие, особенно молодые, из тех, кто себя мусульманами называют, на самом деле к исламу отношения не имеют, они не знают ислам, не следуют законам ислама.

    Пророк говорил, что надо жить мирно. Так зачем друг друга убивать? Обманывать? Воровать? В исламе этого нет.

    В Коране сказано, если у тебя сосед неверующий человек, то ты с ним общайся нормально. Никогда его не обижай.

    Хочу рассказать одну историю о пророке. Много лет на рынке в Медине жил слепой неверующий старик. Он говорил, что не надо верить Мухаммаду, ругал его, оскорблял. А пророк каждый день готовил еду старику и кормил его. И когда Мухаммад умер, то другой пророк Абу Бакр стал кормить старика. Когда он пришел в первый раз, старик говорит, мол, ты не тот, кто раньше меня кормил. Абу Бакр рассказал ему, что прежде пищу ему носил Мухаммад, но он умер. И тогда старик заплакал: «Я двадцать лет ругал пророка, а он меня кормил!»

    Я не понимаю, что сейчас происходит, почему идут войны, почему друг друга обманывают люди. Ведь это ни по Корану нельзя, ни по вашим святым книгам. Библия разве разрешает воровство и убийство? Те люди, которые преступают законы, просто позорят ислам.

    Конечно, по исламу очень много книг, все не прочитаешь. Но был такой имам Азам Абу Ханиф, после Мухаммада, они по-разному читали молитвы, чем пророк. И в этом ничего не было страшного. А сейчас я вижу, как здесь муллы друг с другом спорят, мол – ты не мулла, так как неправильно Коран читаешь. Но ведь не в этом дело! Пророк говорил, что читать можно по-разному, главное правильную веру иметь.

    Я был на хадже в Медине и там встретил дедушку, 102 года ему, он уже давно в Медине живет. Раньше жил в Афганистане, но там война началась, и он уехал. Вот он настоящий мулла! Он мне говорил: «Сынок, Иран по одному Коран читает, Афганистан по-другому, арабы по третьему – по-разному можно, это не страшно. Главное в Аллаха верить!»

    — Но, к сожалению, мы видим, что нередко те люди, которые говорят, что верят в Аллаха, чтят Коран, при этом совершают преступления. Почему так происходит?

    — Я и сам многого не могу понять из того, что происходит. Вот в Медине нас предупреждали, чтобы деньги прятали подальше, воруют. Но разве ислам дает право на воровство? Разве эти воры мусульмане? Нет. А вот среди настоящих мусульман, которые живут в Саудовской Аравии, такого не видно. Скажем, день, рынок, идет торговля, вдруг призыв к намазу – все тут же встают и в мечеть идут, а свои палатки открытыми оставляют. И никто ничего не ворует. Вот это настоящие мусульмане.

    — Очень часто, говоря об исламе, упоминают джихад и говорят о его угрозе для мирной жизни. Скажите, на самом деле нам следует опасаться объявления войны против неверных? Вообще, такое объявление возможно в наше время? Или это будет нарушением законов ислама?

    — Джихад я понимаю только в одном случае, если бы христиане стали нам запрещать творить молитву, хоронить на наших кладбищам по нашим обычаям, тогда можно объявлять джихад – войну за право верить и жить по законам предков. Но нас никто не трогает, так о каком джихаде может идти речь? Когда жили пророки – тогда да, был джихад, тогда веру запрещали. А сейчас ведь нет такого!

    Вот я по телевизору смотрю – мусульманин кого-то убил, кого-то обидел, обворовал – но это не настоящий мусульманин. Имя мусульманское, но и только.

    — У вас большая семья? Вообще, вы детей как-то особо воспитываете в мусульманской вере?

    — Семья немаленькая. Пятеро детей, старший сын в 3 классе. Исламу специально не учу, да и некогда. Ведь мы квартиру в аренду снимаем, детей обувать, одевать, кормить надо, поэтому работаю много. Но, например, идем с сыном из школы, я ему говорю: «Смотри, дети курят – ты так не делай, это плохо. Пьяные есть – тоже не делай. Это плохо — пьяным валяться. Сынок, будь хорошим человеком. Не обязательно муллой. Будь врачом, учителем, но главное – хорошим человеком, тогда тебя уважать будут». Так и объясняю.

    Жалко смотреть на молодежь, которая пьет. Они мне не родные, но вижу, когда у родителей дети пенсию отбирают, пропивают деньги, мне ужасно становится. Как-то я был в Курагинском районе в деревне староверов, мне там очень понравилось. Какие там люди живут, как детей правильно воспитывают! Уважительные, трудолюбивые. Отец сидит, а дети дрова рубят.

    — На ваш взгляд, всё же настоящих правоверных мусульман больше тех, кто только прикидывается верующими, или нет?

    — К сожалению, всё меняется, люди меняются, и не в лучшую сторону. Раньше мы в деревне в Таджикистане жили, у кого горе случилось, все свою работу бросают, помогают. А сейчас нет, сейчас каждый за себя.

    После хаджа никого нельзя обижать, не только людей, но и животных. Но иные приезжают после хаджа и наоборот считают, что им теперь все можно, они уже святыми стали, но это неправильно! Это не мусульмане. Я их не считаю за ислам.

    Да что говорить, в мечеть придешь, а там о семье, хозяйстве, бизнесе разговаривают. Как можно?! В мечети молиться, с Аллахом говорить надо.

    Если честно, по шариату никто не живет. Ну, может процентов пять старается еще следовать правилам, а остальные нет. Местные татары, хоть и не все, но стараются жить по шариату. А вот приезжие — хоть из Киргизии, хоть из Таджикистана – они вообще об Аллахе забыли, они не мусульмане, так как ведут себя неправильно. Они веру забыли, законы свои не знают. Какой мусульманин может обманывать другого? Пить, курить? Но ведь и у христианства то же самое. Ведь и по вашей вере нельзя красть, убивать, а некоторые это делают.

    Одно нам остается – самим верить и жить по Корану, делать добро другим, не совершать зла. Воспитывать детей правильно, не забывать и не обижать стариков. Ведь если по-другому, то зла только больше будет.

    Опубликовано в: газета «Черногорский рабочий», Хакасия. №17 от 10 марта 2016г.