Террористические организации в исламе, их классификация. И немного о нас…

    Исламский фактор всё более набирает в мировой политике свой вес. И это связанно не только с громкими и заметными террористическими актами, активностью общественных исламских организаций и государств, но и с нравственной жизненной атмосферой, которая здесь намного выше, чем в мире бездуховного и секуляризованного постхристианского европейца, что ведёт, в частности, к высокому уровню рождаемости!
     
    Эволюция: естественный отбор.
     
    По этому поводу хочется вспомнить слова благочестивого Патриарха Павла Сербского о потери Косово: «Если женщина христианка сербка за свою жизнь делает 3-4 аборта, имея одного ребёнка, а мусульманка албанка за свою жизнь рождает столько же детей, значит, нам эта земля не нужна». Так что мы сами себе террористы-детоубийцы.
    Так вот, приходиться считаться, а это минимум знать и владеть исламской терминологией и их понятиями. Нужно добавить, что это довольно широкая тема не одной научной статьи. Этой тематикой занимаются целые исламские институты, ей посвящена не одна научная диссертация. Ведь даже для большинства среднестатистических русских мусульман не вся терминология известна, тонкости школ (масхабы), сект, и даже, как свидетельствуют муфтии, основоположные истины ислама, отличия общественных исламских организаций, что приводит многих мусульман и новообращённых в сети исламских террористических организаций и сект.  
     
    Коротко о исламе и терминах.
     
    Ислам – мировая монотеистическая религия, основатель Мухаммед, призывает своих верных быть покорными (мусульманином) Богу Аллаху, возвратить то, что потерял Адам, рай (ослушался и согрешил – непокорный).
    Ислам не является, как вероучение и как социальный институт, цельным монолитом, создание халифатов (исламское теократическое государство на принципах шариата), а в них мощной системы по радикальной исламизации (одной веткой ислама) или ассимиляции народов, например государственной идеи пантюркизма (исходящей от Османской империи), не произвело в истории цельного исламского мира. Как и в других мировых религиях в исламе произошло разделение на три основных течения или ветки: сунниты, шииты, суфизм (суфии). В этих ветках довольно отличительные особенности, так что даже на этой почве возникали религиозные войны «верных с неверными». И это печально для самих мусульман. Большую часть всех мусульман мира, приблизительно 70%, составляют сунниты. Но и в самых этих 3-х ветках существуют деления – мазхабы (традиции, богословско-политические школы которых имеют отличия в суждениях Сунны), Хадисы (это следующее по авторитету после Корана, аналог предания), но в основных принципах вероучения сходятся, но это не секты. А если с этими мазхабами ислама сочетаются местные традиции (нормы адата), обряды, праздники, то «местный» ислам по менталитету явно отличается и даже враждебен, как например тарикаты (направления) суфизма Северного Кавказа (Чечни) и салафия Ближнего Востока.  Вне зависимости от школ и веток, в исламском мире так же существуют общественные движения с религиозно политической идеологией, например панисламизм или ваххабиты, которые по своему внутреннему менталитету можно было бы уже классифицировать как отдельное течение или секта ислама. 
    Религиозные искания народов происходили и в среде ислама, так что из этой среды родились другие мировые религии, этнорелигии и многочисленные секты – бахаи, друзы, алавиты, гюлениты и т.д.
    Конфликты между христианским миром и исламским, конечно же, происходили, но не надо преувеличивать, что завоевание значительной части паствы происходило насилием. Простота вероучительных истин и принятия ислама, а это было очень важно в средневековье, да и сейчас, сыграло свою роль. Стоит вспомнить, что народы северной Африки, Ближнего Востока с радостью принимали мусульманских халифов завоевателей и яростно прогоняли византийских православных сатрапов, колониальный и национальный гнеёт которых их допёк. Способствовало и то, что с не мусульман брался налог.
     
    О религиозном менталитете.
     
    Для мусульманина понятие ислама тесно переплетается с термином вера, т.е., если иноверец говорит «я не мусульманин», т.е. не идентифицируя свою веру с религией исламом, это воспринимается мусульманином, как «я неверующий», и по этому «неверный», атеист, язычник. Но это не у всех мусульман. Для исламских террористов это верный знак для убийства. Это аналогия христианской среде, как если сектант (неохристианство) говорит «я верующий», а я о себе скажу «я православный», то это будет им восприниматься как язычник-идолопоклонник, но не верующий.
    И, если мусульманину, или не мусульманину придётся говорить о вероучительных вещах Сунны «так учит ислам», то для представителя другого масхаба или течения ислама, реально «так ислам не учит». Поэтому очень важно, если мы будем касаться тонкостей вероучения ислама, то важно знать, представителем какой школы и течения является наш собеседник. Оказываться, «восток дело тонкое», явно тонкое и сложное!
     
    Причина разделений.
     
    Причина этих всевозможных и разноплановых делений в молодой мировой религии кроется в гибкой и не систематизированной вероучительной  структуре религии. С одной стороны, простота, космополитичность и доступность вероучительных истин обладает скоростью завоевания душ и лёгкостью усвоения, а с другой стороны, это послужило поводом разных истолкований и разветвлений. Особенность богословской структуры и в том, что если даже и происходит радикализация ислама, появление явных в них террористических общественных организаций и движений на основе искажения вероучения в том или ином мазхабе, то её верующие не перестают себя считать приверженцами этого течения. Не существует строгой подотчётной и подконтрольной легитимной преемственности в духовенстве, как например, в православии или католицизме, что допускает проникновение радикальных проповедников-муфтиев и создание сети подпольных мечетей как пунктов терроризма. В христианском мире это обязательно уже сформировалось бы в секту с развитой вероучительной структурой. Поэтому, выступление авторитетных муфтиев, что терроризм не имеет религиозную окраску, к сожалению, больше желаемое чем реальное, ведь совершаемый террор происходит мусульманами «во имя ислама». Ведь если бы появление тех или иных общественных организаций, религиозно-политических движений воспринималось как отступление (ересь), предавалось официальному проклятию, то это внесло бы ясность. Но, к сожалению, мы видим, что исламский мир разобщён, и единого голоса нет.
    И вот, как в Турции, «свои террористы – хорошие и умеренные и герои ислама, а чужие – плохие». Когда религия встаёт на службу обеспечения государственной идеологии и финансовых интересов халифов, пашей, феодалов, царьков, то конечно же, никто из муфтиев не скажет слово против. Мы не слышим от верховного исламского турецкого духовенства осуждения поддержки Эрдоганом ДАИШ, но, наоборот, по мечетям идёт вербовка адептов, сбор финансовой помощи. Оказывается, поджоги православных храмов кряшан в 2014 г. в РФ на Поволжье, где преобладает исламское население, было осуществлено ваххабитами, контролируемыми и спонсируемыми из Турции. Конечно же, саму религию ислам мы не должны обвинять из-за Эрдогана и его подкаблучного духовенства в терроризме. Можно только гордиться за наше русское мусульманское духовенство, которое сразу кинулось тушить этот прецедент, собирать деньги на восстановление храмов по мечетям.
    Так, например, в культурных мероприятиях между Турцией и РФ активное участие принимали представители турецкой исламской экстремистской секты гюленитов (секта маскируется под сторонников «диалога цивилизаций», по её деструктивной деятельности можно провести аналогию с «Аум Синрике»). Их проповедники проникали в местные мечети и исламские учебные заведения. Закрытие российско-турецкого «научного» центра в Москве как раз связано было с деятельностью исламских сект, негативно влияющих на традиционный ислам РФ.
     
    Классификация мусульманских общественных организаций.
     
    Большую роль в жизни исламских государств играют общественные исламские организации, их появление часто связано с историческим периодом освобождения от колониального гнёта мусульманских государств и возобновления благочестия. Созданы и военные общественные исламские организации – для свержения режимов и грабежа государств. Они используют религиозную мотивацию, поэтому значительная часть этих движений имеют политическую идеологию.
    Но нам важно увидеть целостную картину исламских движений и организаций, ведь их феномен в том, что они могут объединять в своих рядах представителей противоположных веток ислама.
    Классификация и их знание может позволить определить государственную политику по отношению к различным исламским группам, отличать те из них, что вредят Российской государственности. В обществе сложилась довольно примитивное восприятие – запрещённые и плохие ДАИШ и ваххабиты» и «добрые приверженцы традиционного ислама» – но не всё так однозначно, такая позиция не вскрывает всей комплексности ситуации.
    Вопрос о классификации исламских организаций поднимался давно как в отечественной, так и в зарубежной науке. Так, например, часто предлагают «естественную классификацию» – все мусульманские группы можно разделить по конфессиональному принципу на суннитские и шиитские. Однако такой подход не объясняет, почему в деятельности такой шиитской организации как «Хезболлах» активнейшее участие принимают сунниты, которых даже выдвигают в ней на высокие посты. А в современном ДАИШ представители не только разных исламских организаций но и разных исламских течений и сект.
    Французский социолог Бруно Этьен в своей работе «L’islamisme radical» (Paris: Hachette, 1987; р. 206-208.) предлагает следующую классификацию:
    1. Группы или объединения классической направленности: душеспасение, укрепление веры. Эти организации не ставят перед собой политических задач и не противостоят традиционному государству.
    2. Миссионерские объединения, целью которых является повторное обращение в ислам мусульман, безразлично относящихся к своим религиозным обязанностям. Эти организации, фундаменталистские по своей сути, противостоят государству, ибо стремятся возродить исламское государство халифат. Сопротивление тем выше, чем выше уровень модернизации и секуляризации общества.
    3. Исламские объединения повышенной активности – те группы, которые в оппозиции модернизации и секуляризации общества применяют не только формы пассивного протеста, но пользуются всеми средствами для достижения тех же целей, что и миссионерские объединения.
    Теперь, в силу появления ДАИШ, к этой традиционной классификации, нужно смело добавить и четвёртый пункт.
    4. Тоталитарные исламские интернациональные террористические организации с глобальной мировой сетью адептов на основе поддержки террористического государства. С целью насильного насаждения веры или уничтожения неверных и всё что связано с ними (культура и т.д.).  В среде такой организации царят апокалипсические настрои.
    Интересной представляется типология российских радикальных «ваххабитских» организаций созданная И.П. Добаевым (Исламский радикализм в контексте проблемы военно-политичесой безопасности на Северном Кавказе. / Научная мысль Кавказа. №1. 1999. С. 55-56), которая предлагает выделять среди исламистов:
    1. «умеренное крыло».
    2. «умеренно-радикальное крыло»
    3. «радикальное крыло».
    Возможно, из-за такого подхода мы слышим и от американских «партнёров» речи о «умеренной оппозиции».
     
    Террористические организации.
     
     
    Террористические исламские организации приставляют довольно широкую географическую палитру. Для среднестатистического человека эти новые иностранные слова ни о чём не говорят.
    Исламистские террористические организации: Абу Сайяф (Филиппины), Аль-Гамаа аль-Ислами (Египет), Аль-Джихад (Египет), Аль-Каида Аль-Харамейн (Саудовская Аравия), Армия освобождения Аден-Абийя (Йемен), Асбат аль-Ансар Боевая исламская группа (Ливия,) Бригады мучеников Аль-Аксы (объявлена террористической организацией Израилем, США, Канадой, Европейским союзом, Японией), Вооружённая Исламская Группа, Высший военный Маджлисуль, Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа, Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи, Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами, Джемаа исламийя (Индонезия), Египетский исламский джихад (Египет), Исламский джихад, Исламская армия Ирака, Исламское движение Узбекистана (оно же Исламская партия Туркестана), Кавказский эмират, Конгресс народов Ичкерии и Дагестана, Лашкар-и-Тайба (Пакистан), Лашкар Джихад (Индонезия), Марокканская исламская группа борьбы (Марокко), Риядус-Салихин, Салафистская группа проповеди и джихада (Алжир), Такфир вал Хиджра (Египет), Талибан (Афганистан), ХАМАС (объявлена террористической организацией Канадой, Европейским союзом, Израилем, Японией, США), Хезболла (объявлена террористической организацией в Австралии, Великобритании, Канаде, Израиле и США). На сходных позициях, но в данный момент заявляя об отрицании насильственных действий, стоят транснациональные организации Братья-мусульмане, Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, пакистанская Джамаат-и-Ислами.
    По своей внутренней структуре эти организации, хотя они могут себя ассоциировать с традиционным исламом, более похожи на террористические секты, ибо у них явно искажено учение ислама. За каждой организацией стоит своя история и специфика направленности.
     
    Вывод.
     
    В юном возрасте молодому человеку присущ юношеский максимализм, или даже можно сказать радикализм (в позитивном смысле), потребность духовной пищи – Бога. И проблема существования террористических и сектантских организаций совсем не в том, что они «плохие украли», а в том, что мы «хорошие не удержали». Совсем не лишне ещё раз сказать, что нам необходимо заниматься молодёжью, создавать свои общественные организации и мероприятия, давать возможность в них реализовываться молодёжи.
     
    АВТОР: Трофимов Олег
    Великороссъ Литературно-исторический журнал http://www.velykoross.ru/journals/all/journal_43/article_2380/