Вакиль Шайхетдинов: Людей постепенно надо возвращать к истокам…

    ds1.jpg

    Известный художник об исламе, о молодежи, о себе.

    В Уфе, в Башкирском государственном художественном музее имени М. В. Нестерова 15 сентября состоится открытие выставки работ из серии картин «Икърар» (Слово о религии) Заслуженного художника Республики Башкортостан, Заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан Вакиля Шайхетдинова. По словам мастера, экспозиция посвящена истории трех основных мировых религий: исламу, христианству, иудаизму, которые, как известно, имеют общие корни.

    Это уже 26 – ая по счету персональная, так называемая, значимая выставка мастера. Приурочена она ко дню его рождения — 65 – летию. На вопрос, почему экспозиция открывается осенью, а не весной, в мае, когда художник отмечал свой юбилей, мой собеседник ответил, что осень, особенно поздняя – его любимое время года. «Когда идут холодные дожди, под ногами лежит ковер из уже коричневых листьев, деревья стоят полуголые, словно обнаженные фигуры стройных женщин, изображенных каким – то неизвестным графиком… Ну, как можно не любить все это?»

    — Вакиль Гилемович, вы родились в деревне, в семье простых сельских жителей. Стали известным художником не только на своей малой родине, Башкортостане, но и за ее пределами. Расскажите, с чего все начиналось?

    — Да, я родился в простой крестьянской семье. Правда, дед мой по линии матери был муллой (знаток и служитель мусульманского культа – авт.) в деревне Устюба, Буздякского района, ходил в хадж (паломничество, связанное с посещением Мекки и её окрестностей – авт.). Он владел своими землями, на которых выращивал сельскохозяйственную продукцию и снабжал ею всю округу. Звали его Муллакамал хаджи. В советский период он, как богатый человек и религиозный деятель, был репрессирован на целых 20 лет. Прадед тоже совершил паломничество в Мекку, был похоронен на обратном пути домой.

    Со стороны отца предки мои были также зажиточными, хорошо образованными. Поэтому мои мама и папа были воспитаны соответственно. Они понимали, что моя тяга в детстве к рисованию не помешает в моей взрослой жизни, и поэтому не препятствовали этому увлечению.

    Вообще, в школе я считал, что всегда и во всем должен быть лучшим. Спорт ли это, рисование, математика или физика – не важно, главное, я — первый.

    Помню, как-то один из моих одноклассников принес срисованную на блокноте Мадонну (картина Рафаэля «Сикстинская Мадонна» – авт.). Увидев это, я так был восхищен, что решил сделать тоже самое, но гораздо лучше. И я это сделал!

    — Лучше своего одноклассника?

    — Не знаю. Но в итоге художником стал я, а не он! (смеется – авт.). С этого началось мое увлечение. Я много рисовал, особенно природу. Помню, как ежедневно бегая по лесу зимой на лыжах, гоняя на велосипеде летом, вернувшись домой, сразу же садился за краски. Кроме того, я отвечал в школе за стенгазету. И все это мне нравилось. Но по окончании школы я даже и не думал поступать в учебное заведение, связанное с художественным образованием.

    Поскольку, помимо рисования, я увлекался и точными наукам, меня направили учиться в БГУ на физико-математический факультет. Когда приехал в университет, в приемной комиссии, посмотрев мои документы, разочарованно сказали, что у меня даже нет ни одной школьной почетной грамоты, не говоря уж о медалях. У нас тут в основном с золотыми и серебряными медалями поступают, сказали мне… Я был обескуражен. В нашей школе никаких медалей не давали тогда. Я знал, что их вручают воинам, ветеранам, спортсменам, но чтобы школьникам… Я так разочаровался… Забрав документы, вышел из учебного заведения и направился, куда глаза глядят. Ноги сами меня понесли вниз по улице Пушкина. Иду себе, иду… И вдруг передо мной – здание, красивое, старинное. Оказалось, училище искусств. А там – объявление — завтра начинаются приемные экзамены. Ну, думаю, то, что надо. Сдам документы, экзамены и, наконец – то, вернусь домой, в родную деревню. Вот так практически случайно судьба распорядилась моим будущим. Хотя теперь понимаю: случайностей не бывает…

    В училище я прошел в качестве вольнослушателя, поскольку начальной подготовки по рисованию у меня не было. Я тогда что видел, то и писал. Между тем на курсе ребята (а нас было человек 13) практически все были выпускниками художественных школ. Помню, как мой однокурсник Рамиль Латыпов сделал буквально за несколько минут набросок моего портрета. Я был восхищен, говорю, зачем тебе учиться, ты уже и так готовый художник! (смеется – авт.).

    За полгода подучился, и меня, наконец, с начислением стипендии зачислили в учебное заведение. А к концу года я уже однокурсников догнал.

    — Кто из ныне известных художников учился с вами?

    — Жора Калитов, Марс Гайсин, Урал Мухаметшин, Рафаэль Бураканов… Мы до сих пор встречаемся не только на выставках, но и в мастерских. Обсуждаем работы друг друга, советуемся, делимся новостями, общаемся. Мы очень дорожим нашими отношениями.

    — Вакиль Гилемович, вы получили советское образование, воспитание. Однако, в коллекции ваших работ немалое количество картин, посвященных теме ислама…

    — Да, и это логично, ведь я внук муллы, воспитанный родителями, которые чтили традиции, обычаи, культуру, религию нашего народа. Это отношение к исламу несу через всю свою жизнь.

    А в 1996 году мне посчастливилось совершить хадж в Мекку (город в Саудовской Аравии, является центром паломничества для мусульман – авт.). Но до поездки я прочел книгу «Жизнь пророка Мухаммеда», чтобы хоть как-то быть готовым к этому важному в моей жизни событию. Я всем сердцем поверил в Бога. Начал читать Коран. Сначала ничего не понял. Прочитал во второй раз — немного приоткрылись значения аятов (мельчайшая структурная единица Корана, иногда понимаемая как «стих» — авт.). А когда уже прочитал в третий раз, наступило какое-то озарение…

    На основе собранных материалов в святых местах Королевства Саудовской Аравии родилась серия картин по истории трех религий «Икърар». Под каждой работой разместил краткую аннотацию, которая разъясняет о чем моя картина. Серия экспонировалась в Уфе, Казани, Москве в ЦДХ. Выставка получила большое количество положительных отзывов не только от мусульман, но и от представителей других конфессий, национальностей. После просмотра экспозиции они благодарили меня и говорили, что полностью изменили свое мнение о мусульманах. Раньше благодаря СМИ мы представляли вас с черной повязкой на голове и с автоматом Калашникова в руках, говорили они, а теперь понимаем, что вы такие же верующие, как и мы.

    — Получается вы, по большому счету, занимаетесь просвещением…

    — В какой – то мере да. Я даже выработал специальное письмо, так называемый условный язык, который не нарушает требований Корана. Получилась серия картин, по которой меня стали узнавать. А некоторые художники стали применять мои методы в своей работе.

    «Икърар» показываю в разных городах, рассказываю о нем. По просьбе учителей культурологии распечатываю на своем принтере картины из этой серии. Они используют их на своих уроках, поскольку, говорят, что нет у них других визуальных материалов.

    Мне хочется найти спонсора и выпустить учебник, иллюстрированный картинами из «Икърара», чтобы дети в школах могли рассматривать эти рисунки, читать краткие к ним аннотации, способствующие понятию сути аятов. Согласитесь, освоить Коран ребенку довольно сложно, а посмотреть картинку и прочитать соответствующее к ней описание сможет школьник любого возраста. Так мы с детства могли бы прививать молодому поколению интерес к исламу. Эти книги можно было бы раздавать в школах бесплатно.

    Вообще, считаю, людей постепенно надо возвращать к истокам. И давать знания по основам религии надо начиная с дошкольного возраста. Не зря же один из самых известных мировых ученых, океанограф Жак Ив Кусто на закате своей жизни принял ислам.

    Согласитесь, основная беда России — отсутствие морального стержня у молодежи, потому что социалистической идеологии давно уже нет, а ей на смену ничего не было предложено. В результате у молодого поколения людей происходит ослабление духовно-нравственных устоев.

    — Часто взрослые, рассуждая о современной молодежи, говорят о ней как о потерянном поколении…

    — Не согласен… Нынешняя молодежь – просто несколько другая, чем мы когда — то были в их возрасте. Я бы сказал они где-то даже лучше нас. Они быстро осваивают современные технологии, умеют зарабатывать, не боятся сложностей, толерантнее нас. Да это и неудивительно, современный темп жизни заставляет их быть мобильными, отличными от нас.

    Да и книги они читают, только электронные. Хотя знаю некоторых молодых людей, которые с удовольствием покупают книги с иллюстрациями. С ними можно поговорить о творчестве русских и зарубежных классиков, современных писателей, поэтов. Ну как можно не знать Высоцкого или Шукшина? Любой уважающий себя молодой человек с хорошим образованием обязательно читает этих талантливейших авторов.

    Вообще, считаю, не надо молодежь заставлять читать. Надо своим примером показывать, что чтение было, есть и будет в моде во все времена. В этом положительную роль сыграли бы средства массовой информации, в частности телевидение. Чем показывать розово-голубые сериалы или фильмы с криминальным содержанием, лучше рекламировали бы хорошего качества фильмы, поставленные по произведениям классиков мировой литературы. Уверен, смотрели бы все.

    Помню, в советские времена нам ненавязчиво по радио давали слушать классическую музыку или произведения мировой литературы. Я до сих пор пишу свои картины под музыку Чайковского, Мусоргского, Баха…

    — Вакиль Гилемович, известно, что ваша супруга тоже связана с искусством…

    — Да, ее зовут Светлана Урманцева. Она – фотохудожник. Фотографией Светлана стала увлекаться недавно и уже провела свою первую выставку.

    Светлана — выпускница физико — математического факультета, всю жизнь проработала учительницей. Она – дочь офицера, из очень интеллигентной семьи. Именно моя супруга научила меня любить книгу.

    Я благодарен ей за любовь, заботу, понимание, поддержку, домашний очаг. Надежный тыл очень важен для творческого человека.

    — Как вы думаете, что должен делать мужчина для того, чтобы его женщина была счастлива?

    — Любить ее…

    Беседовала Диана СВЕРДЛОВСКАЯ

    Справка

    Шайхетдинов Вакиль Гилемович, заслуженный художник Республики Башкортостан (1999), заслуженный деятель искусств Республики Татарстан (2010).

    Родился 4 мая1951 года в селе Капей-Кубово Буздякского района БАССР, в крестьянской семье.

    Выпускник художественных отделений Уфимского училища искусств, театрального факультета Уфимского государственного института искусств.

    1980 год — руководитель в бюро эстетики во ВНИИ геофизических исследовании скважин (г. Октябрьский). С 1983 года — живописец цеха художественного фонда РФ. 1991 год — член Союза художников СССР, РФ, РБ.

    1972 год — первое участие на выставке профессиональных художников РБ. В дальнейшем – участие в республиканских, зональных, российских, всесоюзных и международных выставках. На счету более 25 персональных выставок в городах РБ и РФ.

    2001 год — открытие персональной выставки в Уфе, на которой художник Борис Домашников назвал Шайхетдинова сегодняшним Врубелем, больше Чюрленусом. Участие в международной лаборатории «Тюрксой».

    Суть проекта серии «Икърар» заключается в том, что художники – представители трех религий, посещая святые места, создают свои произведения по истории религии, и выставки этих произведений экспонируются по городам как передвижные. В связи с отсутствием финансирования проект не получил пока полного развития. Но работа по созданию произведений по истории религий продолжается.

    Все работы написаны в технике холст, масло. Манеру письма сам Вакиль называет современным реализмом. Так как его картины в основном отображают беспредметный мир, они рассчитаны больше на чувственное восприятие.

    Воспитал вместе с супругой, фотохудожником Светланой Урманцевой троих детей.