Женский бизнес на Кавказе

    e7d54dfb0db1569d827da0e647eaef5a.jpg

    Как запустить производство косметики по исламским традициям и наполнить мылом и шампунями сундуки с приданым и туристические рюкзаки.

    — У нас любят стильно и ярко выглядеть, а еще красиво и статусно обставлять свои дома. И денег на такое не жалеют — Зара и Лариса Ялхороевы знают, о чем говорят, потому что это касается в том числе и косметики, производством которой они занимаются. И правда, в Назрани два самых популярных вида бизнеса — мебельное производство и модная индустрия. Как на каждом шагу здесь мебельные цеха, так повсюду и небольшие бутики и пестрые базарчики с модной одежной, обувью и аксессуарами. Здесь даже уже носят туфли и сумочки из рыбьей кожи, производимые местным брендом «Шади». Здесь выросли известные модельеры сестры Оскановы, показывающие дорогие вечерние платья в Москве и Европе, и знаменитый дизайнер одежды Заира Гатагажева — победительница международного конкурса «Русский Кутюрье». Назрань — модный город, это однозначно. Зара и Лариса пару месяцев назад открыли производство косметики ручной работы по исламским традициям под торговой маркой «Хозле» (в переводе с ингушского — «Будь красивой»). Светлый офис, работницы — в белых халатах, на столах — многочисленные миски, баночки, формы… В комнатах перемешиваются запахи молока, трав и экзотических фруктов — такие ароматы входят в состав косметических продуктов. Здесь делают мыло, шампуни, бальзамы, скрабы, зубную пасту, крема, композиции из эфирных масел. На товарах — этикетки с башенным комплексом Вовнушки, символом Ингушетии.

    Бизнес начался на кухне

    Девушки встречают нас в одежде брендовых цветов «Хозле»: малиновый верх, черный низ. На головах платки — в Назрани сложно встретить женщину без платка. Они родственницы, Лариса — золовка Зары. Им по 25 лет. Сейчас предпринимательницы находятся в декретном отпуске. Лариса — бухгалтер в онкодиспансере в Назрани, ее старшему сыну три года, дочери восемь месяцев. Зара получила диплом менеджера и работает в отделе кадров центральной больницы Малгобека, ее ребенку полтора года.

    — Все начиналось как милое хобби для домохозяек, — улыбается Зара. — Я увлеклась мыловарением и втянула Ларису. Мы сами не заметили, как наше «кухонное производство» начало приносить доходы — мыло заказывали друзья и родственники. Летом 2015 года стали делать косметику на заказ. Почему именно косметика… Я всегда любила отделы с мылом ручной работы — нравилось чувствовать эти вкусные запахи, рассматривать: ведь такая косметика очень красивая, ее часто выбирают для подарка. Еще подкупает экологичность. Чтобы открыть бизнес, мы с Ларисой обучались на специальном курсе в Ставрополе и неприятно удивились, когда узнали, из чего делают массовую косметику. Это — сплошная химия. Мы решили идти по-другому пути — только натуральные и экологически чистые средства. Некоторые компоненты в косметике «Хозле», такие, как высокогорная ледниковая вода «Обанхи», — от ингушских производителей. Еще в некоторые смеси добавляют травы из Джейрахского ущелья. Есть продукты, созданные по древним рецептам красоты, которые девушки узнали от своих бабушек. Например, тоник для умывания на кисло-молочной настойке. Только эти средства нужно быстро использовать.

    — Потом мы начали мечтать о бизнесе по выпуску косметики, — вспоминает Лариса. Хотелось зарабатывать и заниматься делом по душе. Сначала родственники отнеслись к нашей идее скептически. Говорили: «Зачем вам это нужно? Скоро выйдете из декрета и вернетесь на работу!». Хотя мужья нас поддержали. Но мы сомневались. А потом, рассказывает Лариса, случилось попасть на прием к министру экономического развития Ингушетии, которому девушки подарили свою косметику. — Он воспринял то, что мы делаем, «на ура»! Еще была встреча с главой Ингушетии — Юнус-Беком Баматгиреевичем, он тоже хвалил нашу работу и дал поручение мэру Назрани помочь нам найти помещение под цех. Тогда в семье задумались — нас поддерживают на таком уровне! В итоге родственники дали начинающим бизнес-леди 750 тысяч рублей, их хватило на оформление юрлица, закупку оборудования, форм, сырья. — Некоторые компоненты приходится закупать в Европе, это дорого. Наверное, сейчас заключим договор на поставку мыльной основы с московской фирмой. Первые два года мы не ждем прибыли — пока только расходы. Но я надеюсь, что мы с Зарой сделаем успешный бизнес и сможем вернуть эти вложения.

    Особый подход к особым людям

    Еще одна особенность бизнеса «Хозле»: в производстве заняты работницы с ограниченными возможностями здоровья. Девушки трудоустроили семь женщин со второй и третьей группой инвалидности. Хотят оборудовать цех пандусами, тактильной плиткой и принять на работу еще трех женщин-колясочниц.

    — Мы с Зарой работаем в больницах и видим, как тяжело людям с инвалидностью, — объясняет Лариса. — Часто и здоровые люди не могут найти работу, в Ингушетии с этим есть проблемы, а уж об инвалидах вообще редко думают. Хотя эти люди готовы трудиться — мы нашли наших мастериц в центре занятости. Здесь работают женщины, которые годятся нам в матери, но разница в возрасте не мешает — они прислушиваются и учатся. Это не слепая благотворительность: мы просто понимаем их трудности. Если говорить о качестве работы, то у нас нет серьезной физической нагрузки — наши женщины справляются не хуже, чем это делали бы здоровые люди. Знакомимся с Мадиной, самой опытной работницей «Хозле». Женщина перенесла несколько хирургических операций на внутренние органы. До получения инвалидности работала продавцом в магазине. Мадина аккуратно закладывает мыльную смесь в фигурную форму.
    — Никто не знает, что я инвалид: ведь внешне у меня все хорошо, — вздыхает Мадина. — Но, действительно, я долго была слаба и много лет не могла найти постоянную работу. Уже почти отчаялась. В магазине тяжело — а я не люблю плохо работать. Здесь у меня получается, меня хвалят. И все такое интересное! Это же искусство — косметику делать. Сама тоже пользуюсь нашими товарами. Сейчас привыкла, а сперва путалась в ароматах — столько запахов!

    Мыло для невест и туристов

    — Нашу косметику уже берут в продажу семь исламских магазинов, четыре салона красоты, пять цветочных магазинов, — деловито перечисляет Лариса. — Это только начало. Недавно нам подсказали, что нашей косметикой могут заинтересоваться магазины для вегетарианцев. Хотим поставлять нашу косметику по всему Северному Кавказу. А потом и дальше, но пока рано загадывать. Особые надежды у девушек на исламские магазины, которых здесь тоже полно. Ну и, конечно, на свадьбы. Недавно, говорит Зара, заказали 300 кусков мыла для подарков тем, кто придет на свадьбу. Косметику берут в приданое невесты — его собирают с детства, туда входит все, чем будет пользоваться молодая жена в новом доме, от мыла до стиральной машины. Не всегда, впрочем, все это помещается в сундук: бывает, что приданое везут в дом мужа целыми грузовиками. Невесты иногда покупают больше, чем небольшой магазин.
    Зара Ялхороева: «Быть деловой женщиной в Ингушетии несложно, хотя нужно понимать традиции. Мы можем и сами договариваться с бизнес-партнерами, но лучше, чтобы помогали мужчины, — так всем удобнее. Иногда переговоры о поставках товара ведет мой брат — муж Ларисы. Если честно, мой муж немного ревнивый, стараюсь это учитывать. И еще мы не принимаем на работу мужчин. И что им здесь делать? Мы же производим косметику, а не машины. Да и нашим женщинам-работницам будет некомфортно» В конце 2015 года девушки получили грант от Министерства экономического развития Ингушетии — 280 тысяч рублей. Рассчитывали, правда, на полтора миллиона, чтобы начать выпускать декоративную косметику — пудры и помаду например, чтобы открыть торговую точку курорте «Армхи» в Джейрахском районе. Денег получили меньше, но от идей расширить бизнес тем не менее не отказываются, говорит Лариса.

    — Туристы всегда увозят с собой национальные сувениры на память о Кавказе. Наша косметика — тоже красивый и практичный сувенир. На мыло мы приклеиваем этикетки с башнями Вовнушки, символом Ингушетии. Будем развивать. Надеюсь, все наши планы сбудутся. Фото: Антон Подгайко

    Опубликовано на сайте Это Кавказ