Группа стратегического видения "Россия - Исламский мир"

Group of Strategic Vision "Russia - Islamic World"

Асино счастье

...Она вошла в мою жизнь сюрпризом, будто мне положили на подоконник свежую красную розу. Это девушка кавказских кровей, прежде всего, удивила меня своим хорошим русским языком. А когда Ася представилась журналисткой — я в очередной раз поняла, что в жизни все не случайно. Согласитесь, так просто два сотрудника прессы — с Кубани и из Ингушетии, не попадают в одну больничную палату. В чем замысел провидения? Кто его знает... Может в том, чтобы я постигла таинственную красоту мусульманского мира или нашла свои ответы на извечные вопросы об истории конфликтов двух религий, а может быть для того, чтобы и родился этот очерк о девушке Асе Горчхановой и ее родных — сынов и дочерей древнейшего народа Ингушетии.

В чем замысел проведения
А пока мы лежим в больнице, койки встык, голова к голове. Ася красноречиво рассказывает о своей стране каменных башен, древних циклопических построек, выложенных из камней, о величественной и самобытной природе Ингушетии, вспоминает мусульманские притчи о хорошем соседе, о вороне в голубиных перьях. Взахлеб говорит о своей работе на ВГТРК Ингушетия, безапелляционно рассуждая о журналистской принципиальности 
и правдивости. Когда я ухожу на медпроцедуры, Ася просит за меня Аллаха. А когда медсестра приглашает ее, я молюсь за нее своему русскому Богу.
…Она вошла в мою жизнь сюрпризом: предупредительный стук в дверь кабинета и… О! Ася! Вьющиеся черные волосы уложены в тугую косу, застенчивая, добрая улыбка, яркий взгляд смуглянки. Темный шелк платья на груди украшен красным воланом. Ну не девушка — роза! Все в ней гармонично: и фигурка­тростинка, и длинные красивые кисти рук в браслетиках, и целомудренно длинная юбка, и тонкий каблучок. Ну, поистине: настоящая кавказская женщина не следит за модой, это мода следит за ней.
Ася Горчханова, восходящая звезда ингушского телевидения, сегодня живет в Кропоткине. Она приехала в наш кубанский городок вместе с мужем­военнослужащим к месту его назначения, на время оставив престижную и интересную работу.
За что?
Род Горчхановых обосновался под Назранью, в селе Плиево. Простые люди — крестьяне, рабочие, они пережили беспощадную волну депортации 1944 года, когда народы Кавказа семьями, в вагонах для скота, отправляли в Казахстан как враждебный элемент. 
«Бабушка вспоминала, что в тот страшный день 23 февраля в каждом доме были черные гости с жесткой, резкой командой: «Одевайтесь!». Ни вещей, ни продуктов брать с собой было не положено. 
Семьи, в которых было по пять­десять детей, загоняли в вагоны как стадо. Ехали долго, мерзли. Умерших прятали, боясь, что охранники просто выкинут тела на обочину дороги. Одно желание было на всех: добраться до места и похоронить родных, — со слезами на глазах Ася рассказывает мне  эту леденящую душу историю. Из года в год, 23 февраля, бабушка пекла поминальные пирожки, раздавала детям, оплакивала умерших и повторяла: «За что? За что?». Я даже представить не могу, как они выжили, ведь их реально хотели истребить.
Тринадцать лет семья Горчхановых прожила в Казахстане. Голодная, неласковая чужбина отняла у молодых супругов Японц и Дебхан шестерых детей. Сполна нахлебавшись горя и нужды, Горчхановы вернулись на родину. И вновь пришлось выживать: рабочих мест не было, люди стали заниматься огородничеством, полеводством — тем и жили.
Грозный
В 18 лет отец Аси Исса со старшей сестрой уехал работать в Чечню. В Грозном окончил техникум, получил диплом энергетика. 
Тем же путем на заработки отправилась в Чечню и Асина мама — Оля. Это в Казахстане, при рождении, ее нарекли русским именем. Уже взрослой в Ингушетии она взяла второе мусульманское имя — Циеш. 
Познакомились молодые люди в электричке, стали встречаться и поженились. Обосновалась молодая семья в Грозном.
1992 год. Распад СССР. В Чечено­Ингушской АССР резко усилилось сепаратистское движение. Вооруженный конфликт в непризнанной Ичкерии, ожесточенные бои, привели к потоку беженцев как в Россию, так и в Ингушетию. Но Исса Японцович с семьей, где уже было четверо детей, остался в Грозном, он не мог оставить свою работу. В Чечне Горчхановы продержались весь период первой войны. 
Кровавые бои за город начались в 1996 году. Чеченские сепаратисты взяли Грозный. Квартира Горчхановых пострадала от прямого попадания снаряда, окно центральной комнаты было безобразно разворочено. 
Оля с детишками спустилась жить в подвал. А в квартире обосновались боевики. Можете себе представить, какие трудности и страхи пришлось пережить молодой женщине с грудным ребенком на руках и тремя малышами, в глазах которых она видела непонимание, испуг, ужас? 
Муж, человек мирной профессии, каждый день уходил на работу, выполняя свой служебный долг, — энергетическая система Грозного должна была функционировать, вопреки разрушениям войны. За продуктами и свечами обитатели подвалов отправляли мужчин.На тот момент рядом с Олей никого, кроме соседки по квартире баб­Лены, не было, а впереди — долгая ночь.
Молодая женщина попросила соседку присмотреть за детьми и отправилась в город купить свечи и арбуз для малышей. На выходе баб­Лена ее окликнула:
— Оля! А если не вернешься, что мне делать с ними?..
Женщину как током прошибло (сколько ни в чем неповинных людей в то время полегли от пуль, осколков, снарядов и мин!). Слезы хлынули градом, она вернулась — что эти свечи по сравнению с сиротством детей?!
Двадцать лет прошло после «той Чечни», а Циеш Абдулвагановна помнит каждый день, каждый час, проведенный в том подвале, и все время плачет, рассказывая о баб­Лене с грудничком на руках…
Беженцы
Руслан Аушев, первый президент Республики Ингушетия, отдал распоряжение вывезти ингушей с территории военных действий. На улицы подогнали транспорт. 
Прежде вывозили женщин с детьми и стариков. Горчхановы ехали в автобусе без единого стекла, Циеш укрывала малышей от ветра. Август был холодный, дождливый. Продвигались долго объездной дорогой, через чеченские села в Карагожск, и только потом в Ингушетию. Когда беженцы, продрогшие и голодные, ступили на родную землю, первое, что сделали местные жители — их накормили. И снова горькие слезы от изгнания и вопрос без ответа: за что? За что они опять изгнаны от родного очага? 
Автобусы поменяли на более комфортные и повезли людей по селам, где жили их родственники. Циеш и четверых детей приняли родители мужа. А потом приехал и сам глава семьи. 
Жили в тесноте да не в обиде — как говорит русская поговорка. Молодая женщина неистово желала иметь свою крышу над головой, пусть даже вагончик без штукатурки, но свой. Именно поэтому, спустя время, она, собравшись духом, отправилась в Грозный приватизировать квартиру. 
Было одно желание: сохранить жилье для детей, ведь когда­то мир наступит… В одну из таких поездок, в период затишья, Циеш взяла с собой дочку Асю. «Я смутно помню разрушенный город, нашу квартиру, где остались голые стены и грязь после боевиков, маму, которая судорожно собирала документы, фотографии. К сожалению, их осталось очень мало — сгорели. Потому в нашем альбоме только одна фотография, где я запечатлена маленькой», — рассказывает Ася.
Позже Горчхановы построили дом, а квартиру в Грозном «отремонтировало государство». И теперь они живут на два дома. Сегодня даже многие русские, которые жили в Грозном до войны, возвращаются. 
Столицу Чечни отстроили по­новому, там очень красиво. «Но мама говорит, что старый Грозный не сравнить ни с чем. Ушел особый дух сплоченности, который формировался десятилетиями, — продолжает Ася. — 
Мы очень дружно жили с чеченцами, русскими. Не было разделения по национальному признаку. К примеру, папа до сих пор встречается, созванивается со своими коллегами по работе». 
Герои войны
У моей Аси героические корни. Герой Советского Союза Ахмед Дубихаджиевич Горчханов — дядя ее отца. 33­летний Ахмед ушел на фронт в 1942 году добровольцем. Воевал отважно, был четырежды ранен, но каждый раз возвращался на фронт, защищал Отечество от фашистов. 
На долю Ахмеда Горчханова выпали самые ожесточенные бои за Ленинград. Он воевал в Германии и Японии. Был представлен к ордену Славы, медалям «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За победу над Японией». Но… Он, ингуш по национальности, сын репрессированного народа, в то время не имел права получать высокие звания и награды. После блестяще выполненной операции — захвата  плацдарма для переправы наступающей армии на западном берегу Днепра, Ахмед Горчханов был представлен к званию Героя Советского Союза. Его командир не раз писал в штаб армии о присвоении ему заслуженного звания, но ответ за подписью Ворошилова тогда был непоколебим: «Нации нет, героем быть не может». Битва за Днепр стала одним из самых сложных и кровопролитных сражений в мировой истории. В результате четырехмесячной операции Красной Армии были освобождены от немецко­фашистских захватчиков город Киев и левый берег Днепра. О тех боях Ахмед Горчханов вспоминал часто и горько. Из 30 человек, с которыми он выполнял боевое задание, в живых осталось только двое, в том числе Ахмед Дубихаджиевич. Это победа Горчханова доказывала безупречную храбрость ингушей и верность своей Родине. 
После окончания войны Ахмед вернулся в родное село. Его встретили чужие люди — все родные героя войны были депортированы… Переночевав на железнодорожной станции, солдат отправился в Казахстан, вслед за семьей. И спустя 13 лет смог вернуться в Ингушетию, чтобы в глубокой старости быть похороненным в родной земле.
И еще одно имя семьи вписано в историю Великой Победы. Абдурахман Обзоевич Горчханов воевал еще в финскую, затем на фронтах Великой Отечественной. Он погиб в боях за Югославию за месяц до долгожданной Победы. Военный архив Сербии официально подтвердил факт захоронения в Хорватии уроженца Ингушетии в местечке Мостье 4 апреля 1945 года. Похоронка не дошла до родных, те были сосланы в Казахстан. Уже в наши дни Горчхановы посещали его могилу в Хорватии. 
«Мы гордимся своими предками — героями Великой Отечественной войны», — сверкая глазами, говорит Ася. Именно эта девочка, спустя 70 лет после войны, провела целое исследование судеб заслуженных людей. Она собрала воспоминания земляков, близких родственников и подготовила телесюжет о героях войны. Имя Абдурахмана Горчханова на его родине не было выбито на памятной плите. Ася, работая над материалом об Абдурахмане, по крупицам собрала все документы о его боевом пути, гибели и захоронении. Благодаря ей, имя Абдурахмана Горчханова было занесено в список героев войны на мемориале. Можно смело сказать, что и Ася сделала свой вклад в историю Победы. «Я пропустила тему Великой Отечественной войны через свое сердце. И осознаю, что мы — последнее поколение, которое может пообщаться с ветеранами Великой Отечественной войны. Ведь их так мало осталось.  Нам нужно ими дорожить», — говорит Ася. Еще одна выдающаяся личность прославила род Горчхановых. Имя революционера, участника Гражданской войны Али Исаевича Горчханова носит одна из улиц ее села. Он был видным партийным деятелем, председателем исполкома Чечено­Ингушетии. Что примечательно, его племянница жила и работала в Кропоткине на железной дороге. Мы с Асей задались целью разыскать потомков героя революции.  
Дети Горчхановых
Имя Асе дала тетя. Назвала ее не Ассией, не Эсет, а именно Асей, и всегда, любя маленькую девочку, называла Ася Иссаевна, пророча ей известное будущее. Старшая сестра в семье Горчхановых Хава окончила Астраханскую медакадемию — она врач­онколог. Брат Адам учился в Карачаево­Черкесской строительной академии и параллельно окончил юридический факультет, теперь он работает в строительной отрасли. 
Ася училась в Северо­Кавказском федеральном университете на факультете журналистики, а самый младший брат Магомед пошел по стопам отца, оканчивает энергетический факультет Ставропольского университета и факультет нефти и газа. 
Родители приняли решение: пока есть здоровье, они должны помогать сыновьям получить по два высших образования, а девочкам довольно одного. Главное для них — замужество и семья. Дети Горчхановых очень любят своих родителей. «Мама у нас мудрая, благодаря ее строгости и настойчивости мы научились преодолевать трудности, — нежно улыбаясь, говорит Ася. — Если вдруг «не учились уроки» или не ладилось дело, она всегда говорила: «Есть выход, оглянись, посмотри шире, ты сможешь». 
Мама всегда вселяла уверенность. С уроками она помогала только сестре, а Хава уже занималась с младшими. И всегда мама говорила: будьте честными, не лукавьте в любых обстоятельствах. Правда — это главное. Помогайте друг другу, чтобы ни случилось. Мама говорила об этом много, часто, и мы уяснили эти правила с раннего детства».
На мой нелепый вопрос: кто главный в семье, Ася недоуменно вскинула брови: «Конечно, папа! Все главные решения в семье принимает он. У нас не принято, чтобы женщина брала на себя ответственность. Мужчинам нельзя дать понять, что он не глава семьи, иначе он будет слабым. 
Папа  много работал всегда, он был руководителем предприятия «Ингушэнерго». Непогода всегда забирала его у нас: аварии, ремонты, восстановление линий электропередач. А мама занималась нашим воспитанием, работать на производстве у нее возможности не было, дети были маленькие». 
Большая семья — это большое счастье. Счастье — это взаимная забота, почтение к старшим, незыблемая верность религии и Отечеству. Это тот самый мир ингушей, о котором слагались таинственные древние легенды. Ингуши говорили: «Тепло тому, кто в башне живет, и холодно тому, у кого нет своей родовой башни». Своим домом и родовым мироустройством Горчхановы дорожат более всего.
Откуда русский?
— Ась, а какую песню тебе пела на ночь мама? — спрашиваю я, полагая узнать много нового о национальном фольклоре и семейных традициях. 
Она задорно смеется:
— «Орленок, Орленок, взлети выше солнца…», ну любила мама эту песню.
— А сказка детства? — не унимаюсь я. А она опять смеется:
— «Путешествие пингвинов», я до сих пор с удовольствием смотрю мультфильм.
Ася говорит, что с телевизором у них в доме было строго, да и с мобильными телефонами до поры до времени тоже. 
Родители настаивали на том, чтобы дети больше читали. У отца  обширная библиотека, и она была в полном распоряжении детей. Исса Японцович говорил, что русский язык можно хорошо освоить, только обращаясь к классической литературе. Дети читали и Пушкина, и Толстого, и Чехова. Потому молодые Горчхановы так хорошо говорят по­русски.
«Папа нас любил экзаменовать по­домашнему, за столом. Спрашивал наизусть стихи, просил пересказывать тексты, законы физики. Помню как сейчас: «Ну­ка, ну­ка, расскажи закон Ома» и мы отвечали ему как своему главному учителю и наставнику», — благодарно вспоминает Ася.
Галушки
Как каждая дружная большая семья, Горчхановы любят собираться за обеденным столом. Их коронное блюдо — галушки. Ася рассказывает так смачно, с такой четкой расстановкой действий, как мама готовила это блюдо, что слюнки текут: «Отвариваем мясо — либо говядину, либо баранину, а можно сварить и курицу. Тесто замешиваем на бульоне, затем его раскатываем и далее режем на фигурки, квадраты, треугольники — как душе угодно. Галушки можно варить как в воде, так и в бульоне. Все это соединяем и подаем с чесноком, специями и зеленью. А еще ингуши любят готовить чурек (это такой хлеб) — из кукурузной муки на кефире». Ася, как любой журналист, повествуя, всегда переходит к анализу. По ее мнению, историческая стойкость в испытаниях, сила ингушей — и в натуральной, простой пище — домашнее мясо, свежие овощи с огорода, плюс горный свежий воздух, — вот оно, здоровье и сила человека. 
Не женская профессия
Удивляюсь — откуда у детей Горчхановых такие разные интересы к выбору профессий? Врач, строитель­юрист, энергетик и журналист? Ася опять смеется:
— Я лично с детства хотела быть телеведущей. Играла в «телевизор». В 10 лет усаживала рядом с собой брата и объявляла выпуск новостей: «В студии Эсет Вацуева и Андрей Пивоваров!» и вещала. Мама была благодарным зрителем и слушала весь наш детский лепет. А когда я стала постарше, мама давала задание: составить текст на ту или иную тему. Проверяла. Хотя она была против того, чтобы я поступала на журфак, считала, что это не женская работа бегать с телекамерой. 
Ну а когда меня стали показывать по республиканскому телеканалу, мама оценила выбранную мной профессию по достоинству, гордилась мной.
На ВГТРК Ингушетия Ася Горчханова устроилась работать в информационный отдел «Вести», развлекательные передачи ее интересовали меньше. 
Молодая журналистка взялась за критические сюжеты о проблемах ЖКХ и криминальную хронику. И тут ей пригодились мамины наказы о честности и принципиальности. Ася Горчханова безоглядно помогала людям в их проблемах, стучала в двери к чиновникам, задавала неудобные вопросы, от ее микрофона и камеры невозможно было отвертеться. Но она всегда давала человеку шанс и время поправить ситуацию. Свое имя она сделала. Журналиста Асю Горчханову стали уважать.
Молодого корреспондента откомандировали в пресс­пул главы Республики Ингушетия. Однажды вечером руководству ВГТРК позвонили из приемной главы республики. Юнус­Бек Евкуров приглашал Горчханову на разговор. 
Ася отправилась в администрацию с большим волнением, готовилась к серьезному неприятному разговору, ожидая предстоящего «разбора полетов», подспудно понимая, что не уровень главы Республики вызывать на ковер обычного телекорреспондента. 
Евкуров был доброжелателен, повел разговор о ее учебе, профессии, проявил интерес к родителям. Выяснил все досконально. А потом спросил: что бы она хотела? «Мне стало неудобно. Я ответила — у меня все есть. Разговор пошел о другом, но опять Юнус­Бек спросил, что бы я хотела? И тогда я попросила общую фотографию с ним. Нас сфотографировали и через три минуты все снимки переслали мне на телефон», — рассказывает Ася.
Невеста
Само собой разумеющееся, что красота и известность Аси Горчхановой не оставляли равнодушными сердца горячих ингушских парней. И один из них — Умар Аушев был особенно настойчив. 
Как­то Ася снимала очередной сюжет в больнице. Умар заметил девушку, поехал вслед за машиной ТВ, разузнал у водителя кто она и откуда. Затем судьба свела их на экзамене в школе. Сестра Умара сдавала ЕГЭ, там­то он и показал своей маме Пятимат Мурадовне телевизионщицу Асю Горчханову, которая проводила съемки. 
Если раньше женщина относилась к интересу сына с недоверием, (телевидение — это как­то несерьезно, нашел бы простую девушку), то после встречи с Асей она осталась довольна выбором Умара: его избранница вела себя достойно, одета была скромно. 
Умар сделал предложение. Но Ася держала оборону. Не в правилах кавказских семей женить или выдавать замуж младших детей прежде старших. Но дело сладилось. 
Общие высокопоставленные родственники провели переговоры с отцом, и в доме Горчхановых появились сваты. А потом была свадьба по всем ингушским обычаям. 
До полудня гости праздновали в доме родителей невесты. А в 12 дня за Асей приехали старейшины и родственники жениха. Они прочитали мовлит, взяли согласие невесты на супружество и забрали ее из родительского дома. По обычаю, родные невесты не должны присутствовать на свадьбе в доме родителей жениха. 
…Сначала Асю провели на кухню — показали место, где женщина должна быть хорошей хозяйкой, затем дали подержать маленького мальчика — для того, чтобы было крепкое мужское потомство. Невесту подвели к почетным гостям, и она заняла свое место в главном углу, где и должна была стоять всю свадьбу. 
Сначала было очень приятно: гости узнавали телезвезду и восклицали: «Это же Ася Горчханова!», подходили фотографироваться. На свадьбу была приглашена министр образования Милана Хасиева. Пришла она позже, на улице было уже темно, она обняла невесту и… «Ася, это ты?!». «Мне так захотелось рассмеяться, но невесте нельзя». 
К концу застолья стало очень тяжело физически: свадебное платье весило немало, один серебряный пояс — 2,5 килограмма, высокие каблуки. Но таков обычай, — стоять до последнего гостя. 
Новые родители приняло невестку как родную дочь, окружили молодых отчей заботой. И для Аси они — папа и мама. Только так! А свекор Бадрудин Закреевич так и заявил (ну, чисто по­кавказски): «Кто мою Асеньку обидит — будет иметь дело лично со мной».
Как Ася к Путину не поехала
Жизнь пошла своим чередом. Молодые поселились в доме Аушевых. Замечу, что Ася свою фамилию не поменяла, имя у нее уже было громкое, и она этим дорожила. Впрочем, ни супруг, ни его родители против этого не возражали. Они тоже были из знатного рода Аушевых, да­да, того самого. 
Отец Умара много лет отдал службе в органах МВД, потому и тот следовал примеру Бадрудина Закреевича — выбрал такую работу, Родину защищать. Спустя месяц Асе Горчхановой выпала уникальная возможность принять участие в итоговой декабрьской пресс­конференции Владимира Путина. Конечно, она этого очень хотела. Но зная, что замужняя ингушская женщина уже не принимает такие решения сама, а полагается на мнение родителей мужа, ее отправили домой — держать совет. 
Семья была рада. Но Асина мама не одобрила этой поездки: как так, только месяц замужем. Это неуважение к свекру и свекрови! И Ася отказалась, не сожалея.
— Ну, как ты могла? — досадовала я. — Это же наша профессия, как можно было отказаться от поездки к президенту?
И что вы думаете сказала моя Ася?
— А мне ведь не с Путиным жить, а с мужем и семьей. Я думаю, у меня еще будут такие деловые предложения.
Ну, истинно мусульманская женщина! Мудрость, деликатность и верность идут впереди нее.
Все от веры
Ася человек глубоко религиозный. Это у нее от семьи. «С детства я видела, как молилась мама, перебирая четки, просила у Всевышнего благополучия. 
Она говорила: благодарите Бога, просите его о милости. У Бога есть все, он дает и он забирает». В школе большое влияние на ее сознание оказал предмет «Основы религии». 
«К вере я пришла поэтапно, осознанно. Поняла, что без религии я существовать не могу, я должна верить, я должна молиться пять раз в день, я должна соблюдать посты, слушать пятничные проповеди», — убежденно говорит Ася. 
Молодая мусульманка — приверженка классического толкования Корана, не поддерживает иные течения, коих сегодня много. Она молится так, как молятся ее родители, а те получили религиозные знания от своих бабушек и дедушек. Ася считает эти знания верными. В университете ее лучшей подругой была Юля, девушка­христианка, которая каждый день читала Библию. Асе это стало интересным. 
И вот вечерами в общежитии по 10­15 минут подруги изучали и Библию, и Коран. Анализировали книги и пришли к выводу, что священные писания очень схожи, основные постулаты едины, а значит, и Бог един. В первую очередь в Книгах книг говорится: сохрани в себе человека и совесть. Не кради, не лги, не убивай… — и ты останешься человеком.
Звонок ее мобильного.
— Да, Умар, у меня все хорошо — скоро буду, — в ее словах теплота и уверенность счастливой, защищенной женщины.
…Муж, семья, домашний очаг — для нее незыблемые, вечные ценности, они заложены генетически. Поэтому эта ингушская девушка сегодня здесь, в Кропоткине, рядом с мужем, вдали от ярких вспышек телекамеры.
 
 
Смирнова Марина, Редакция газеты "Огни Кубани"
 
 
Вернуться к списку работ
Поделиться

Спецпроекты