Группа стратегического видения "Россия - Исламский мир"

Group of Strategic Vision "Russia - Islamic World"

Российско-иранские отношения в контексте сирийского кризиса

Российско-иранские отношения после начала сирийского кризиса вступили в совершенно новую фазу своего развития. Сотрудничество двух стран может оказаться жизнеспособным и даже довольно успешным. Россия для Ирана превратилась в важного стратегического партнера – впервые с 1979 года Иран разрешил иностранным военным действовать с его территории (в августе 2016 года Россия использовала иранскую авиабазу у г. Хамадан для нанесения бомбовых ударов по целям на территории Сирии).

 

Россия, которая возвращается на Ближний Восток после 25-летнего перерыва, в полной мере осознает, какое важное положение в регионе занимает Иран, одно из самых значимых государств у ее южных границ. Москва готова сотрудничать с Тегераном по широкому спектру двусторонних, региональных и международных вопросов, в том числе по вопросам торговли, энергетики и безопасности.1

В то же время, несмотря на то, что у России и Ирана много общих целей, и их сотрудничество выглядит весьма перспективным, не стоит упускать из вида ряд разногласий, возникших между странами. Внешнеполитические воззрения России и Ирана совпадают по некоторым аспектам, однако ряд вопросов имеет меньше точек соприкосновения, чем хотелось бы.

В Сирии Иран и Россия выступают как военные союзники, однако у каждой из сторон имеются свои внешнеполитические и геостратегические цели, своя миссия и военная тактика. В сирийском конфликте Иран и ливанская военно-политическая организация «Хезболла» выступают единым фронтом в борьбе с терроризмом и исламским экстремизмом в лице вооруженных группировок, активно поддерживаемых рядом Западных стран, в том числе США, а также монархиями Персидского Залива (КСА, Катар). Правительство ИРИ и «Хезболла» оказывают финансовую и военную помощь законному правительству САР. Россия помогает сирийским властям авиацией и артиллерией, предоставляет оружие и боевую технику, разведывательную информация, а также, что немаловажно, дипломатическую поддержку на международной арене.

Москва, Дамаск и Тегеран координируют совместные действия, что приводит к определенным успехам в проведении ряда наступательных операций на позиции противника.

Говоря о краткосрочных и долгосрочных целях Москвы и Тегерана в Сирии, необходимо сделать акцент на следующем: как Иран, так и Россия стремятся не допустить смены действующего режима Башара Асада, однако, если для Ирана вопрос стоит принципиально – у власти должен находиться именно действующий президент, то для Москвы важен исключительно внешнеполитический вектор, проводимый Дамаском, в отношении своего давнего союзника в лице СССР, а затем и Российской Федерации.

Россию устроила бы такая расстановка сил в Сирии, при которой власть в стране принадлежала светскому режиму, тесно сотрудничающему с РФ во всех сферах, в частности в военной, а также сохранение за собой права на военно-морскую базу в городе Тартус. Для Ирана же важна полная военная победа в Сирии и гарантии правящему режиму, во главе которого, несомненно, должен находиться Б. Асад.

Важный аспект во взаимоотношениях России и ИРИ – это Израиль, точнее история взаимоотношений с ним обеих стран. Если для России Израиль является одним из партнеров на Ближнем Востоке, то для Ирана – это, безусловно, враждебное государство, особенно, если учитывать тот факт, что «Хезболла» - союзник Дамаска и орудие для геополитического давления на границы еврейского государства со стороны Ирана. Таким образом, Россия находится «между двух огней»: с одной стороны - Израиль, на территории которого проживает многочисленная русскоязычная диаспора выходцев из бывшего Советского Союза, тесные культурные связи и ряд других важных аспектов в российско-израильских отношениях, с другой стороны – Иран – страна, с которой исторически сложились не самые теплые отношения, но на данный момент являющаяся государством с более схожей позицией по сирийскому кризису, чем Израиль.

Иран рассматривает Сирию в качестве одного из наиболее надежных и долгосрочных союзников в немалой степени из-за конфессионального сходства правящих элит двух стран (в Сирии у власти находится алавитское меньшинство, а в Иране – шиитское духовенство). Геостратегический план Ирана под названием «Шиитский полумесяц» без Сирии нереализуем, так как территориально его составляют следующие страны: Иран, Ирак, Сирии, Ливан.

Россия, в свою очередь, является гарантом безопасности для немногочисленной христианской диаспоры в Сирии (по разным оценкам 8-10 % от общего населения САР).

Россия, во многом благодаря значимой роли в сирийском конфликте, укрепила позиции на международной арене и вернулась в ряды «великих держав». Активные действия РФ по мирному урегулированию сирийского конфликта, принятые и одобренные мировым сообществом, принесли свои плоды. Достаточно вспомнить инициативу Президента Российской Федерации В.В. Путина о ликвидации химического оружия, которая предотвратила прямое военное вмешательство США в сирийскую войну и, возможно, ее перерастание в мировую. Российская Федерация является одной из ведущих стран, наряду с США, играющих роль «мировых арбитров» в ходе переговоров по политическому урегулированию конфликта. Иран, в свою очередь, с подозрением наблюдает за развитием российско-американских отношений по данному вопросу, полагая, что они могут ударить по его интересам.

Россия является самодостаточным и независимым игроком на международной арене, она старается налаживать тесные и доверительные отношения со всеми странами Ближнего Востока. Исключением не стала и Турция, которая наряду с Ираном видит себя одним из лидеров Ближневосточного региона, однако, с диаметрально противоположными взглядами на его обустройство.

Турция в течение последних нескольких лет сирийского конфликта заявляла о себе, как о ключевом игроке на Ближнем Востоке, как о гаранте мира и безопасности в регионе, однако ее успехи на этом поприще были весьма сомнительны. Имеются доказательства контактов Турции с вооруженными группировками, орудующими на территории Сирии, инцидент со сбитым российским самолетом якобы над воздушным пространством Турции, который чуть ни привел к разрыву дипломатических отношений между двумя странами и открытому военному противостоянию. Однако этого удалось избежать путем налаживания двусторонних дипломатических контактов, и в российско-турецких отношениях наметилось некоторое потепление. После того, как президент Турции Р.Т. Эрдоган принес свои извинения главе РФ В.В. Путину, Россия и Турция вновь сели за стол переговоров по поводу мирного решения сирийского конфликта, о чем свидетельствует первая совместная операция Москвы и Анкары против ИГИЛ в сирийской провинции Алеппо в январе 2017 года. Данная операция согласована с сирийской стороной и, по словам начальника главного оперативного управления Генштаба ВС России генерал-лейтенанта Сергея Рудского, показала высокую эффективность совместных действий российской и турецкой авиации.2

Стоит отметить, что военная операция России в Сирии была начата осенью 2015 года для поддержки правительственных сил в борьбе с «Исламским Государством».

В августе 2016 года Турция начала военную операцию на территории САР, получившую название «Щит Евфрата». Правительство Сирии считает эту операцию незаконной.3

Сближения позиций России и Турции по сирийскому вопросу не может не настораживать Иран, так как он видит прямую угрозу собственным интересам в данном союзе.

Акты перемирия, заключенные в Сирии между правительственными силами и вооруженной оппозицией, за последний год привнесли еще больший разлад в российско-иранские отношения: Россия была инициатором по данному вопросу и видела в прекращении огня острою необходимость для того, чтобы попытаться сесть за стол переговоров, Иран, в свою очередь, был противником перемирия, считая, что оно будет на руку исключительно оппозиционным войскам, так как они смогут собраться с силами, получить подкрепление, а также новое вооружение. Что примечательно, перемирия заключались именно в тот момент, когда вооруженные группировки терпели сокрушительные поражения под напором сил сирийской армии. Ослабление позиций САА на фронте – единственный результат перемирий, заключенных в Сирии.

Изначально Тегеран рассчитывал на то, что Москва будет оказывать исключительно воздушную поддержку, и ее влияние на земле будет минимальным.4 Однако российские позиции в Сирии лишь расширяются и укрепляются со временем, что вполне по понятным причинам, негативно влияет на российско-иранские отношения. Иран не намерен уступать ведущую роль в сирийском конфликте и не желает пересматривать свои взгляды и убеждения касательно ключевых вопросов.

Российско-иранское сотрудничество по некоторым аспектам не является таким тесным, как кажется, и у их отношений есть пределы, они ограничены из-за расхождения интересов – даже в вопросах, которые, как считается, способствуют сотрудничеству.5

Разногласия между двумя странами могут усугубиться и после подписания длительного перемирия в Сирии, так как, скорее всего, именно на Москву, Тегеран и Анкару ляжет обязанность относительно принятия конкретных решений о будущем страны. Именно тогда всплывут самые значимые противоречия, так как каждая из стран захочет иметь наибольшее влияние в новой Сирии.

С 30 декабря в Сирии введен режим тишины. Его инициаторами выступили Россия, Турция и Иран. На 23 января намечено начала внутрисирийских переговоров, которые должны пройти в столице Казахстана Астане. Москва, Тегеран и Анкара в данном формате переговоров являются теми сторонами, которые добились перемирия, и будут играть непосредственную роль в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта. Некоторые эксперты полагают, что эти переговоры дадут возможность начать основные переговоры в Женеве. Россия и Турция выступили с инициативой об участии США во встрече между делегациями сирийской оппозиции и правительственных сил, однако в Тегеране она была встречена крайне негативно. Президент ИРИ заявил, что «некоторые страны не принимают участия в переговорах и играют деструктивную роль. Они поддерживают террористов».6

Противоречия между Тегераном с одной стороны и Москвой – с другой, могут иметь крайне негативные последствия как для ирано-российских отношений, так и для процесса мирного урегулирования в Сирии, так как порой резкая позиция Ирана осложняет реализацию внешнеполитических задач Москвы – решение сирийского конфликта с учетом интересов всех ключевых игроков и нормализацию отношений с США при администрации Дональда Трампа.7

Гражданская война в Сирии изменила жизни миллионов людей, она заставила сотни тысяч мирных граждан покинуть свою Родину и стать беженцами на территории чужих гусударств. Сирийский кризис изменил расстановку сил на международной арене, «дал жизнь» новым, неожиданным военным и политическим союзам и поставил многие страны на грань острых противоречий и конфликтов.

Россия – один из полюсов многополярного мира, ядерная держава, постоянный член Совета Безопасности ООН, государство с одной из самых сильных и многочисленных армий в мире, обладающее огромными запасами природных ресурсов, страна, имеющая неоспоримый авторитет на международной арене. Иран - региональная держава, государство с большим военным, научным и экономическим потенциалом, находившееся долгое время в изоляции, однако постепенно поднимающее железный занавес. Обе страны славятся умением добиваться поставленных внешнеполитических целей дипломатическим путем. Москва и Тегеран – значимые игроки в Ближневосточном регионе, в частности, в сирийском конфликте. Именно поэтому сближение позиций двух государств может способствовать скорейшему решению сирийского кризиса и подписанию долгожданного мирного соглашения, а также полной победе над терроризмом и исламским экстремизмом. Каждой из сторон важно расставить приоритеты во взаимоотношениях с ведущими акторами сирийского конфликта, попытаться найти компромисс между позициями всех участников предстоящих мирных переговоров. Иран должен быть более сговорчивым по отношению к сирийской оппозиции, должны быть выслушаны и учтены позиции всех сторон конфликта. Россия, в свою очередь, должна дать определенные гарантии сирийским властям касательно своей полной и всеобъемлющей поддержки правящего режима.

Каждая из стран, которая, так или иначе, принимает непосредственное участие в разрешении сирийского кризиса, во главу угла должна ставить исключительно принцип территориальной целостности и неделимости сирийского государства, а также жизни и судьбы миллионов мирных граждан, которые ежедневно гибнут по той или иной причине на территории Сирии, которая стала заложницей непомерных амбиций, внешнеполитических и геостратегических интересов ряда стран.

Подводя итог, необходимо отметить, что Иран и Россия – это те страны, которые совместными скоординированными усилиями смогут вернуть мир на сирийскую землю, и именно от ирано-российских отношений во многом зависит будущее этой страны, то, какой будет новая Сирии: единой и сильной, или той, о которой мечтают ее нынешние враги.

 

 

Неемех Итуаль Гассан

 

Переводчик - фрилансер арабского языка, частный преподаватель арабского языка.
Украина, г. Днепропетровск

Статья была опубликована ранее в сборнике Международного конкурса студенческих научно-аналитических работ по ближневосточной тематике им. Е. М. Примакова. 2017 / Под ред. В. А. Аваткова - М.:, 2017.

 

 

 

Библиография:

 

 

  1. Россия и Иран: недоверие в прошлом и сотрудничество в настоящем, Московский центр Карнеги, Дмитрий Тренин, 08.09.2016

  2. Россия и Турция начали совместную операцию против ИГИЛ в Сирии, РБК, 18.01.2017

  3. РБК, 18.01.2017

  4. Тегеран против союза Москвы и Анкары, Свободная пресса, 15.01.2017

  5. Российско-иранский альянс не так силен, как вы думаете, Иносми.ру, Россия сегодня, 06.04.2016

  6. Переговоры в Астане могут сорваться из-за Ирана, Взгляд. Деловая газета, 19.01.2017

 

 

 


 

1 Россия и Иран: недоверие в прошлом и сотрудничество в настоящем, Московский центр Карнеги, Дмитрий Тренин, 08.09.2016

2 Россия и Турция начали совместную операцию против ИГИЛ в Сирии, РБК, 18.01.2017

3 РБК, 18.01.2017

4 Тегеран против союза Москвы и Анкары, Свободная пресса, 15.01.2017

5 Российско-иранский альянс не так силен, как вы думаете, Иносми.ру, Россия сегодня, 06.04.2016

6 Переговоры в Астане могут сорваться из-за Ирана, Взгляд. Деловая газета, 19.01.2017

7 Переговоры в Астане могут сорваться из-за Ирана, Взгляд. Деловая газета, 19.01.2017

 

Поделиться

Спецпроекты