Имидж мирового «смотрителя» - одна из главных принципиальных установок этого государства, и она признана всеми его сателлитами в том или ином формате. Государства, попавшие в сферу интересов ее международной политики, как сторонники этой идеологии, вольно или нет, согласны на утерю части своего национального суверенитета. В области международного права они полностью лишены самостоятельности, и все их действия согласованы или инициированы Госдепом США. Выдвижение нынешнего руководства ряда этих стран так же одобрено политической верхушкой США. Так что не удивительно, что накал страстей предвыборного марафона, риторика и заявления Трампа, как кандидата в президенты, волнуют и тревожат многих из них. Сложившаяся система отношений, в том числе, и финансовых, общие политические стереотипы и единая стратегия, в которую они были вовлечены, утрачивает равновесие. Заявления кандидата в президенты предполагают возможность изменения политического курса, которое обязательно коснется всех членов НАТО и других аффилированных с блоком государств. Но это предвыборные обещания, и от намерения до конкретной реализации заявлений – долгий и неоднозначный путь. Впрочем, и до практических шагов Трампу еще не менее двух месяцев.

Президентский срок Обамы заканчивается в январе. Как он использует это время? Результат его президентского правления на данный момент не радует – полный хаос на Ближнем Востоке и серьезные разногласия с Турцией, членом НАТО? Война в Ираке и Сирии, вопрос с беженцами в Европе, боевые действия в Украине – ряд взрывоопасных, неконтролируемых ситуаций, прямым инициатором которых были сами США.

Мы видим вершину «айсберга», который, кроме международных конфронтаций, полон внутренних противоречий. Перечень проблем показывает серьезный системный сбой, что предполагает кризис государственного управления. Психологические портреты политических менеджеров, не желающих ломать привычные стереотипы, говорят о возможном противодействии, которое они будут оказывать всем, кто попытается изменить сложившиеся отношения.

Корифей политического истеблишмента, человек, определявший политику Соединенных Штатов в течение десятилетий, Г.Киссинджер в своем интервью емко определил суть проблемы: «...Существует очевидный разрыв между пониманием роли внешней политики США, нашим обществом и нашей элитой».

Трамп видит эти проблемы, говорит о существующих противоречиях и о своем намерении исправить положение. Но пойдут ли на это будущий президент и те финансовые и политические силы, которые поддерживают его? Вопрос масштабный в перспективе глобального переустройства мировой геополитики, хватит ли силы и духа? Каждый из предыдущих президентов, не считая Рузвельта, не вносили каких-либо серьезных изменений в стратегическую доктрину США. Их уделом были тактические успехи и ряд позитивных акцентов на внешнеполитическом поле. Существенно повлиять на мировые процессы в положительном аспекте они не могли, в силу своего имперского мировоззрения, догматического мышления и рамок, в пределах которых им разрешалось «рулить». Разночтений государственной стратегии не было ни у демократов, ни у республиканцев.

В привычный формат «своего» президента не уместился Кеннеди. Возможно, с его уходом мир потерял еще один шанс измениться. Система не простила ему инакомыслия и своеволия.

Заявления Трампа вернули людей к мысли, что демократия подразумевает не только правление «демократов», но и возможность влияния простых людей, граждан на происходящие события. Марафон закончился победой Трампа к разочарованию многих. Неожиданность произошедшего проявила тенденцию к разделению общества и подтверждает слова Киссинджера «об очевидном разрыве».

При всей показушности выборного действия, двухуровневого формата, нагнетания страстей, тотального давления в СМИ, процесс этот регламентирован и согласован с кукловодами. Они знают, кто будет лидировать, кто победит и что будет завтра. Они диктуют правила игры и условия, а народ искренне участвует в грандиозном шоу с предполагаемым для бомонда результатом.

К примеру, запланированное на весну заседание в штаб-квартире НАТО предполагало присутствие на ней госпожи Клинтон в качестве президента США. Победа Трампа показала, что не все согласны с этими условиями, есть и другие силы, не менее влиятельные. Так что устроителям пришлось отменять заседание в штаб-квартире. То есть они пока не готовы принимать президентом Трампа.

Смена политического руководства вряд ли может одномоментно изменить стратегию прошлых лет. Этого никто и не ждет, но решения по принципиальным моментам внешнеполитического поля, иные акценты на узловые проблемы, касающиеся Сирии и Украины, могут существенно изменить градус мирового противостояния.

Лидеры разных стран и разных политических систем находятся в режиме ожидания и аналитических прогнозов. При этом понимая, что ожидать каких-либо изменений в ближайшей перспективе не стоит, да и прогнозы, кстати, редко сбываются.

В течение месяца-двух произойдет замена персон на ключевых направлениях Госдепа и ведущих ведомств. Наступает фаза процесса передачи власти, объективного знакомства с положением дел и корректировка планов на основе реальных данных. Решения и действия, думается, пока будут далеки от предвыборных лозунгов и обещаний. Как и само желание изменить существующую модель политического влияния на мир. Всему нужно время и политическая воля. Воля у Трампа есть, как и в каком направлении он будет ее проявлять, зависит от многих факторов.

Реальные действия и будущие изменения в политике США прямым образом будут влиять на отношения с РФ и на российскую внешнюю политику. Ключевым фактором, определяющим отношения наших государств, их взаимные претензии друг к другу, накопившиеся в последнее время, видятся экономические санкции против РФ. Не столько сами по себе, что также вызывает негативные процессы в экономике России и соответственную реакцию, а как ответные и превентивные меры против действий нашей страны, суверенного и независимого государства. Необходимые и весьма разумные решения по Крыму, по востоку Украины, по противодействию разрушению государственности Сирии вызывают раздражение организаторов горячих точек и толкают их на провокационные решения. Санкции, холодная война в СМИ, создание агрессивного и непредсказуемого имиджа России – неполный список лицемерных заготовок «миролюбивой» и «миротворческой» политики США и ее сателлитов. Это предпосылки к дальнейшей эскалации противостояния. В такой ситуации мирный исход вероятен только в случае безоговорочного согласия с американской позицией. Не остается возможности для принятия решений, устраивающих других участников конфликта.

Чего ждать России от нового президента США? Как поведет себя команда Трампа? Пока мы видим одно. Трамп – бизнесмен, прагматик, знающий, что ему надо и как к этому подойти. Осознает, что противостояние с Россией не принесет пользы ни Америке, ни другим членам НАТО. Реально осознает, что Россия – большая страна, уступающая в военном отношении США и ее сторонникам, но, несомненно, с мощным, серьезным потенциалом. Ядерная держава со здоровыми национальными интересами и амбициями страны-победителя. Так что ультиматумов с позиции силы и назидательных наставлений в свой адрес она не приемлет.

Вероятнее всего, в отношениях с Россией по многим вопросам Трамп будет искать неординарных решений и пути компромисса. Украинский тупик, ближневосточный хаос требуют согласованных действий с Россией. Без ее доброй воли и участия разрешение этих ситуаций проблематично и даже не возможно.

Президент Обама постарается повлиять хоть на какой-то позитивный сдвиг в болевых вопросах, время еще есть. Понятно, что уходить с политической арены с негативным финалом – черная метка не только для Обамы, но и для демократов.

Нынешняя администрация будет искать решения проблем даже путем тактических уступок. Развитие событий трудно спрогнозировать. Цейтнот, в который попал Госдеп, может положительно повлиять на перспективу российско-американских отношений, в первую очередь, на сирийском противостоянии. Администрация Обамы постарается сгладить противоречия с Турцией, будет искать пути разрешения разногласий и в этом направлении.

В этой ситуации складывающееся российско-турецкое сближение потребует считаться также и с РФ. В любом случае, весь багаж прошлых проблем ляжет на стол команды Трампа, и санкции, и конфликты, и перспективы будут ждать решения нового хозяина Белого Дома.

Прагматик Трамп во многих делах будет исходить из правила «выгодно – не выгодно». Так как вопрос снятия санкций никакой прямой выгоды США не принесет, то Трамп и не будет в ближайшее время им озадачиваться, если только Россия не увяжет эту проблему в контексте других задач.

ИГИЛ – хорошее основание для совместных действий и база для выработки стратегии превентивных мер против мирового терроризма. Цели и интересы наших государств разные, но разрешение многих тактических задач затруднительно без обоюдного участия. Это предпосылка для выработки концепции общей безопасности. Тут-то и необходима политическая воля.

Европу, в особенности, Киев, беспокоят некоторые высказывания Трампа и его позиция по вопросу финансирования НАТО. Фраза Трампа «о большей ответственности Европы в европейских делах» говорит и о разрешении украинской проблемы силами Европы.

Вброс Киевом компрометирующей информации в отношении персон из окружения Трампа чреват обратной реакцией. На этом фоне вырисовывается усиление позиций России в Европе. В кругу экспертов-конспирологов уже возникли предположения о сближении США и РФ за спиной Евросоюза. Хотя область предположений сама по себе далека от реальности.

Усиление позиций администрации Трампа вследствие грамотных первых шагов увеличит ее влияние на подконтрольные государства, в том числе, и Европы. В дальнейшем усиление позиций Трампа приведет к замене правящих политических элит этих государств. Что станет знаком новой европейской геополитики.

Весь мир вступает в новую эру геополитического противостояния, и выборы нового президента США, хоть и большой и значимый фактор, но лишь фрагмент в общей геополитической картине. Влияние Китая, как игрока высшего эшелона лидеров мировой политики, растет, как и перспективы его экономического и военного могущества. Желание Ирана занять прочные позиции лидера в очень серьезном регионе усиливается по всем позициям. Высказывание Эрдогана, что «Турция не согласна с границами, ей навязанными», – довольно резонансное заявление в контексте общей геополитики.

России не стоит ждать ни первых шагов нового президента США, ни чьих-либо других. Она должна выработать свою стратегию влияния в новой системе мировой геополитики, определить свое место в процессе глобального переустройства мира. Просторы и богатства нашей страны не дают покоя противникам и составляют мотивацию их претензий. Главным принципиальным моментом нашей стратегии должна стать экономическая реформа и торжество судебной, как стержень внутренней политики и самодостаточности российского государства.

Отношение многих государств к России складывается под влиянием фрагментов прежней истории мощной мировой державы и учета перспектив ее экономического и военного потенциала.

Но оно должно быть ровно таким, какими мы являемся в реальном времени.

Мы обязаны предъявить миру экономически крепкое государство, не оставляя никаких надежд недругам.

Хаджимурат Гацалов, Член Группы, Председатель Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия-Алания, муфтий

Хаджимурат Гацалов работал на производстве и на различных руководящих должностях в органах государственной власти республики. Являлся членом Совета Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А). В мае 2009 года его избрали заместителем муфтия Республики Северная Осетия - Алания. С июня 2010 года по март 2011 года был исполняющим обязанности председателя духовного управления. 17 марта 2011 года избран муфтием республики. Член Общественной Палаты РСО-А.

3 июня 2016 года в Москве в РСМД состоялась презентация книги Хаджимурата Гацалова «Россия и ислам: на острие атаки».

Фото AP/FOTOLINK