Недавно, вместе с другими представителями из примерно 20 мусульманских стран, я участвовал во встрече «Россия – Исламский мир». В отличие от других европейских стран, для России ислам – это традиционная религия, здесь проживает приблизительно 17 миллионов мусульман, или 12% населения. У России есть статус наблюдателя при Организации исламского сотрудничества (ОИС), куда входит 57 мусульманских государств.
 
Делегаты из России с энтузиазмом рассказывали об этом участникам встречи, организованной Группой стратегического видения «Россия – Исламский мир», которая была создана в 2006 году по инициативе Евгения Примакова.
 
Первая часть встречи прошла в столице Чечни, городе Грозном, затем мы переместились к Казань, столицу Республики Татарстан, где порядка 50% населения являются мусульманами. Это дало участникам четкое представление о том, насколько широко ислам распространен в России.
 
Еще двадцать лет назад в телевизионных репортажах про Чечню показывали взрывы и разрушенные здания, поэтому многие участники ожидали увидеть руины и разрушения. Однако их взору предстал современный, полностью восстановленный город с широкими бульварами, большими зелеными парками, небоскребами и роскошными отелями. Все это наглядные свидетельства новой, современной Чечни.
 
Но еще более впечатляющими стали достижения Чечни в области духовного единства и консолидации общества. Восстановить физическую инфраструктуру можно с помощью обильных финансовых вливаний, однако для восстановления духовного единства народа требуются дальновидность, энтузиазм и кропотливый труд.
 
После распада Советского Союза в Чечне появилось несколько сепаратистских движений, которые объявили о независимости от России в 1992 году. В числе лидеров были и бывшие офицеры Советской Армии из числа чеченцев. 
 
Города в Чечне и России сотрясали теракты, унесшие много жизней и нанесшие большой имущественный ущерб. Российское общество требовало возмездия. Лидеры чеченского сопротивления столкнулись со сложной дилеммой: с одной стороны, чеченский народ был готов продолжать войну, несмотря ни на что, с другой, им противостояла мощная российская армия и страна.
 
В 2003 году Ахмад Кадыров, верховный муфтий Чечни был избран президентом Республики. Он заручился доверием Владимира Путина, однако его жизнь унес теракт во время одного из торжественных мероприятий. Ему посмертно присвоили звание «Героя России».
 
Его сын Рамзан Кадыров стал премьер-министром, а позже и главой Чечни. С тех пор Москвы и Грозный наладили сотрудничество. В 2006 году был сформулирован амбициозный план по восстановлению разрушенной инфраструктуры и зданий, реализованный при мощной финансовой поддержке федеральных властей.
 
Около 82% бюджета Чечни на 2017 года представляет собой субсидии федерального правительства. Грозный, который еще несколько лет назад напоминал город-призрак, уже третий год подряд признается самым безопасным городом в России. Рамзан принял дополнительные шаги по разрешению застарелых конфликтов между кланами, которые оказались на разным сторонам во время активной фазы противостояния. Он отправил своих посланников в отдаленные деревни, что позволило разрешить около 1500 конфликтов.
 
Безусловно, в республике по-прежнему есть проблемы, но и они решаются. Например, безработица: в 2006 году она составляла 67%, а в 2014-м всего 21.5%, хотя и это все равно высокая цифра. 
 
В мире накоплено несколько удачных примеров разрешения конфликтов в разных частях исламского мира, и история Чечни – еще один прекрасный урок, причем как в плане восстановления физической инфраструктуры, так и духовного единства народа.
 
• Яшар Якыш, бывший министр иностранных дел Турции, один из основателей правящий Партии справедливости и развития.