Архивное фото: Executive Office of the President of the United States

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон назвал запрет «противоречивым и неправильным», канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что такая политика «направлена против основной идеи международной помощи беженцам и международного сотрудничества», в то время как министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро подытожил, что «терроризм не имеет национальности» и «дискриминация не является ответом».

И только от руководства одной страны, к которой критики Трампа приписывают значительное расположение его администрации, не поступило никакого комментария.
 
Как сообщает РИА Новости, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на вопрос о спорном ограничении Трампа ответил «это не наше дело», хотя по данным российских СМИ, новое постановление включает пункт, в котором говорится о том, что теперь гражданам России для продления визы необходимо пройти собеседование.
 
Кремль не спешит комментировать новый курс американского президента, несмотря на то, что риторика Трампа в сирийском конфликте, его решения относительно санкций и даже его заявление о желании бороться с «радикальным исламским терроризмом», о чем говорится в иммиграционном запрете, получила поддержку в Москве.
 
В России только партия ЛДПР положительно оценивает действия президента США по вопросам миграции, отметив в заявлении для РИА Новости свою критику миграции в целом, а не только в случае с законом Трампа.
 
«Любые дополнительные перемещения из одной страны в другую приводят к возникновению опасных ситуаций. Если граждане будут постоянно жить в своей собственной стране, со своим собственным языком и со своей культурой, посещая другие регионы только в туристических целях, это позволит снизить уровень напряженности», - говорится в заявлении.
 
По словам Алексея Малашенко, востоковеда и эксперта Московского Центра Карнеги, Путин опирается на мусульманских союзников внутри страны и за ее пределами, что и объясняет его молчание по этому вопросу.
 
«Это объясняется тем, что Путин хочет сохранить хорошие отношения со всеми мусульманами. Это очень важно для России, в которой проживает около 20 млн мусульман».
 
В России существуют большие сообщества с преобладающим мусульманским населением, например, Татарстан и регионы Северного Кавказа, но преимущественно мусульманскими странами являются и некоторые из ее ближайших международных партнеров, такие как Казахстан.
 
«Вот поэтому Москва предпочитает хранить молчание и отказывается давать комментарии по позиции Трампа в отношении мусульман».
 
Северо-кавказские федеральные субъекты, такие как Чечня, Дагестан и Ингушетия, сейчас находятся под официальным контролем России, но религиозный авторитет в этих регионах ценится очень высоко.
 
Глава Чечни Республики Рамзан Кадыров в 2015 году возглавил митинг протеста в адрес Charlie Hebdo против карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных в журнале. 
 
Северный Кавказ, и в частности сам Кадыров, выразили поддержку Путину во время выборов, отчасти из-за его готовности не вмешиваться в  религиозную политику, которой придерживаются местные власти.
 
«Также не следует забывать о ситуации на Ближнем Востоке, где Россия старается играть ведущую роль», – отмечает Малашенко. Иран и Сирия, которые являются союзниками России по сирийскому вопросу, так же попали в список иммиграционного запрета.
 
МИД Ирана остро осудил заявление Трампа, назвав новое ограничение «явным оскорблением исламского мира и Ирана в частности», добавив в заключение, что «несмотря на заявления о борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности американского народа, запрет будет записан в историю как большой подарок для экстремистов и их сторонников».