В 2013 Россия помогла разрешить затруднительное положение международного сообщества, возникшее из-за использования Сирией химического оружия, заставив их разоружиться. Недавнее вето, наложенное Россией на принятие ООН резолюции о введении санкций в отношении Сирии за атаки с применением химического оружия, расценивается как прискорбное отступление от поддержки основных международных норм.

В послании премьер-министра Великобритании Терезы Мэй для республиканцев в Филадельфии говорится, что «c Россией нужно сотрудничать, но осторожно». В нем заложен принцип для всего спектра дискуссий о том, как строить отношения с Россией, что подчеркивает необходимость улучшения отношений с Россией, но и также отмечает, что сотрудничество не должно строиться на одном лишь слепом доверии.
 
Комитет по иностранным делам, который я возглавляю, собирается выдвинуть предложения к этому посланию о том, как бы мы могли сотрудничать и чего мы должны остерегаться. Основная опасность заключается в следующем: внешняя политика Великобритании основывается на поддержании международного порядка, а внешняя политика России более или менее явно отвергает и подрывает этот порядок, и многие из принципов, на которые тот опирается.
 
Среди российских задач по сохранению международного порядка Сирия находится на последнем месте. Россия стремится подчеркнуть законность своем участия в сирийском вопросе, ссылаясь на официальное приглашение от правительства Сирии и резолюции Совета Безопасности ООН, которые призывают государства-союзников вести борьбу с террористическими группировками в Сирии. Однако эти обстоятельства не оправдывают ее действия.
 
Привлекательность перезагрузки российско-американских взаимоотношений
 
Улицы восточного Алеппо, обращенные в руины, являются доказательством готовности обеих сторон сжечь сирийские города до основания. Такое игнорирование правил ведения войны в битве за Алеппо потрясло мир. В итоге выяснилось, что международное сообщество не способно сделать ничего более существенного, кроме как показывать свою обеспокоенность ситуацией, будучи при этом лишь сторонним наблюдателем.
 
Как только стрельба в Алеппо прекратилась, Россия стала инициатором создания конференций в Астане, а затем в Женеве, чтобы усадить сирийские стороны за стол переговоров. Это позволило России представить себя в качестве незаменимого партнера, который стремится и способен уговорить разные стороны на мирное урегулирование.
 
Администрации Трампа возможная перезагрузка отношений с Россией кажется очень привлекательной. Мир наблюдает за мирными переговорами в Женеве, надеясь на любые успехи. Стремиться к положительному сотрудничеству – это естественный процесс. Возможно, он принесет долгожданное облегчение для сирийского народа.
 
Однако недавняя история перезагрузки отношений с Россией не обнадеживает. Кроме того, остается под вопросом искренность и даже способность российского правительства добиться от правительства Сирии значимых компромиссов по урегулированию.
 
Пока участники процесса, по всей видимости, по-прежнему предпочитают улучшать свои позиции военным путем, поскольку постоянные переговоры результатов не приносят. Однако войны заканчиваются переговорами и даже если они и предлагают ужасный путь к установлению мира, это возможно является единственным компромиссом избежать бойни, которую мы до сих пор наблюдали.
 
От идеалов к интересам
 
Наша политика в Сирии должна поддерживаться не только одними идеалами, и мы должны учитывать плюсы и минусы сотрудничества с Россией, чтобы не подрывать международные нормы. В настоящее время традиционные возможности привлечения к ответственности за военные преступления недействительны, поскольку не существует реальной возможности, что дело по ситуации в Сирии будет передано в Международный уголовный суд. Но нельзя сбрасывать со счетов привлечение к ответственности в будущем.
 
Недавно представленный законопроект «О преступных финансах» для наказания лиц, причастных к грубым нарушениям прав человека или нарушениям, совершенным за пределами юрисдикции Великобритании, является позитивным шагом. Посмотрим, как правительство сможет применить эти полномочия к физическим лицам в Сирии.
 
Однако не существует такого пути к мирному урегулированию в Сирии, который бы не учитывал мнение России. Поэтому нужно искать пути выхода из конфронтации, в которой мы находимся, но при этом не отказываться полностью от наших основных ценностей.
 
Последствия холодной войны приводят к тому, что искреннее сотрудничество, основанное на фундаментальных общих интересах, является ненадежной и труднодостижимой целью. Тем не менее, международное сообщество должно быть готово к изучению общих интересов с Россией и налаживанию более тесного контакта.
 
Криспин Блант - председатель специального комитета по иностранным делам британского Парламента.