Все зависит от того, как обе сверхдержавы воспринимают друг друга. Вероятно, Москва, являясь союзником в борьбе с самопровозглашенным «Исламским государством»(ИГ – запрещенная в России организация) в Сирии, скорее всего, будет изучать способы улучшения отношений. Однако перспективы стратегического сопряжения интересов  Москвы и Вашингтона на Ближнем Востоке и в Северной Африке по-прежнему остаются неясными.

Россия со своей стороны не намерена заменять США в ближневосточном регионе. Впрочем, состояние нестабильности в регионе требует дальнейшего сотрудничества между обеими странами, чтобы сдвинуть с мертвой точки решение проблем, включая терроризм, который в будущем, после распада ИГИЛ и «Аль-Каиды», приведет к формированию нового, более худшего варианта террористов.
 
Неопределенные события на территории Сирии и Ирака, реакция региональных держав, таких как Иран, Турция и стран Персидского залива, могут ограничить совместную деятельность двух стран.
 
Таким образом, предполагается, что 2017 станет промежуточным в отношениях между Москвой и Вашингтоном: новые конфликты или региональные войны могут более четче определить контур будущих взаимоотношений между странами и новый облик Ближнего Востока.  Надо отметить, что и Россия, и США уделяют должное внимание распространению джихадистов с Ближнего Востока в другие страны Азии и Европы, находящиеся в непосредственной близости к очагу терроризма. В следующие несколько месяцев мы станем свидетелями расширения военных действий России и США, включая задействование большего количества военных, чтобы избежать возмездия - террористических группировок по отношению к союзникам Америки и России в регионе.