Известный канатоходец Расул Абакаров, в интервью главному редактору сайта Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир» Екатерине Подколзиной поведал о секретах своего ремесла, рассказал о том, как канат может помочь искусству и поделился своими эмоциями от прохождения через Дворцовый мост.

Вы родились в семье потомственных канатоходцев. Интересно как начался Ваш путь в этом искусстве? Помните ли Вы день, когда впервые встали на канат?

Как я стал канатоходцем я не помню, наверное, я с этим родился. Я из семьи артистов и просто рос с этим, я знал, кем я буду в этой жизни. Тем более, когда я видел, как отец и дедушка приезжали со своих выступлений из-за границы, мне тоже этого всегда хотелось. Детские мечты о выступлениях, поездках. Я даже не понимал, конечно, насколько это будет потом тяжело.

Расул Абакаров. Фото из личного архива

Cразу на канат встать нельзя и в 4 года меня отец отдал в школу олимпийского резерва по гимнастике. На протяжении трех лет я занимался гимнастикой и был полностью развит: шпагаты, мостики… Отец говорил: Я тебя не пущу на канат, пока ты не будешь готовым полностью. Травмы мне не нужны! После этого очень долгое время отец работал в театре “Мюзик- Холл”, я учился там в студии еще маленьким. Но там канат не получалось репетировать в полной мере.

Самые лучшие тренировки у меня проходили на даче, потому что когда мы приезжали на дачу, отец натягивал канат и говорил все тренируйся, занимайся. Устал ходить по канату – иди копай. Устал копать – иди тренируйся на канате.

Естественно, часами, часами, часами, я тренировался. Основная часть тренировок была очень скучной. Если брать канат, то он очень скучный. Там на самом деле очень просто.

В какой момент Вы поняли, что это не просто хобби и станет делом Вашей жизни?

Я понял это с детства еще, мне в школе говорили надо учиться, а я отвечал – а я буду канатоходцем. Еще маленький, в 1-2 классе. Конечно, это произошло из-за семьи. Вот мой сын сейчас говорит – папа, я буду канатоходцем. Ему сейчас 4 года, но он уже живет с этим.

Расул Абакаров. Фото из личного архива

Смотри папа ходит, смотри папа выступает. Если бы я занимался этим непрофессионально, а любительски, то и сын тоже скорей всего не занимался бы. А тут он видит, я забираю его на концерт, на репетицию с собой, естественно он втягивается.

Потом младший…

Я думаю, что младший будет за старшим. Как у меня было: мне отец сказал, что до 18 лет ты этим будешь заниматься, я передам тебе это ремесло. И вообще, наше село Цовкра – это единственное село в мире, в котором хождение по канату стало ремеслом человека. Такого ремесла не было.

О дагестанском селе Цовкра, в котором жили Ваши предки, ходят легенды. Говорят, что там канат натянут через улицу, и дети начинают по нему ходить чуть ли не раньше, чем говорить.  

Я был в этом селе не один раз несмотря на то, что я родился и вырос в Петербурге. Раньше там было около 400 хозяйств, очень большое село. Оно находится в высокогорном районе, в Кулинском районе Дагестана, там честно сказать ничего не растет – нет леса, там сейчас прошлый век, также женщины ходят за водой на родник с ведрами. Там ничего не изменилось, такие же плохие дороги, как и раньше. Сейчас там живут 5 семей на все село, на гране исчезновения не то, что ремесло само села. Cовсем нет условий: электричество то провели не так давно, конечно все уехали, даже газа нет, как жить? Легче в Москве построить два дома, чем в горах один – туда везти материалы нереально. Я надеюсь, я туда уеду под старость лет, на пенсию. Все планируют в конце жизни уехать в тихое родное потомственное место, но в итоге никто туда не едет почему-то.

Мне кажется не все…

Все планируют, но никто туда в итоге не едет почему-то ( смеется).              

А правда ли, что лакцы одними из первых стали преодолевать горные ущелья с помощью канатов?

Не лакцы, а из нашего села люди. Есть такая легенда. Были горные ущелья. В горах жили люди очень бедные в горах не было леса и не было возможности строить мосты, и они перекидывали канат, наверное, перебирались каким-то образом не ходя, а потом думаю, а дай-ка я пройду и начали друг перед другом, а какой я смелый, смотрите, как я иду. Первыми начали женщины, говорят перетаскивать воду. Вот такая история.

Честно говоря, я не знаю деталей. Но могу утверждать, что я в пятом поколении канатоходец, а вдруг в шестом или седьмом?

Настолько все это далеко уходит? Лично я верю в более красивую историю: Канатоходство пошло из Индии – было такое, что натягивали канат и ходили, были какие-то представления на улицах, еще цирка тогда не было, ведь это более древнее ремесло. Получается, что канат пришел с Индии на Восток и в Средней Азии начали ходить по канату. Я знаю, что и из моего села, и лакцы высокогорные очень много уезжали с гор на заработки, они были ремесленниками всю жизнь. Естественно, когда они приехали в Среднюю Азию, они увидели, что есть шоу канатоходцев и можно зарабатывать деньги. Тогда они подумали: а чем мы хуже? Мы же вообще ходим по краю обрывов, и мы сможем тоже самое. После этого из нашего села канатоходцы приехали в Среднюю Азию, натягивали канат выше, прыгали выше и все делали лучше и так стали знаменитыми канатоходцами получается во всем мире и уже потом, когда из нашего села 4 канатоходца в довоенное время попали в Киевский цирк с сумасшедшей программой.

Их называли группа “Цовкра” по названию села они дали очень масштабное шоу. К сожалению, двое умерли во время войны, а двое остались живы, и вот эти двое Рабадан Абакаров и Яраги Гаджикурбанов вот они уже и начали прославлять профессию не только по Дагестану и Средней Азии, а на профессиональном цирковом уровне. Тогда они объездили почти весь мир со своими выступлениями и оставили очень большой след именно в энциклопедии цирка. Наша фамилия идет первая идет – Аба. (смеется). Вот эта история начала канатоходства для меня более реальная. Это был способ заработка денег.

Расскажите, есть ли профессиональные секреты подготовки канатоходцев, которыми можно поделиться? Какие элементы являются наиболее сложными?

Cмотрите, самые сложные трюки в канате – это отрывные трюки – прыжки, повороты с отрывом от каната. Канатов есть несколько видов. Например, свободная проволка — это несколько другой жанр, поскольку она полностью провисшая. У канатоходцев на натянутом канате есть два вида канатов – туго натянутый как палка, по нему, конечно, легче ходить и переносить на плечах двоих или троих. Я всю жизнь работал шпрунг-канате. Шпрунг-канат – это такой канат, у меня нет возможности натягивать канат в банкетном зале, крупные нагрузки, 5 тонн креплений и поэтому я ставлю амортизатор, ставлю свой портативный канат, чтобы я мог натянуть его, но он как батут. На нем тяжелее ходить: он постоянно болтается, трясется. Прыгать по идее легче, ведь он выкидывает, но тяжелей приземляться, потому что если слегка скривить корпус, то ты улетаешь вправо-влево. Вот такие тонкости. По канату я могу сказать простую вещь. На велосипеде невозможно научиться делать какой-то трюк, не умея ездить на велосипеде. Если ты хорошо стоишь на ногах и хорошо ходишь, ты потом начинаешь бегать и танцевать. А, не умея нормально ходить, как ты будешь бегать и тем более прыгать? Здесь такая же аксиома. Если ты не научился хорошему балансу – основе из основ, то продолжать что-то дальше делать бессмысленно. Вот я три года стоял на канате: стоял, ходил, приседал.

Вам это не надоедало? Ведь это очень однообразно…

Очень надоедало, но у меня был свой распорядок. Там 30 проходов, несгораемая сумма, я как-то придумал в детстве, чтобы как-то мотивировать себя. Но я понимал, что профессионально надо как-то заниматься час-два с полной выкладкой, нет смысла баловаться целый день. Три года я стоял, потом отец сказал, что у нас будет поездка и надо делать трюки.

Скажите, а перед проходом какие ощущения Вы испытываете? Присутствует ли небольшой стресс? Как психологически настроить себя на проход, в течение которого каждый раз Вы фактически рискуете жизнью?

Я занимаюсь этим уже 12 лет и без страховок. Микрострессы удается побороть, это все серьезная подготовка, постоянная координация и ты понимаешь, что ты это уже делал.  Вообще я репетировал на маленьком канате до своего первого выступления. Когда мы с отцом приехали в Турцию на гастроли там был высокий канат. Это было для меня в первый раз. Я залезаю на канат и понимаю, что я даже не могу встать на cам пятачок, не то, что пройти, даже невозможно разогнуться. Это нереально! Но мы люди всегда ищем повод что-то не сделать.

Расул Абакаров. Фото из личного архива

И, если бы это было дома, то я бы не стал этим заниматься, мне было б страшно. Но это первые мои гастроли и большая ответственность, ведь я с коллективом приехал в Турцию. Вот тут был мой переходный возраст, и я как-то сразу за один день понял, что все серьезно. Я посидел часик: наступил один раз, постоял, прошелся и вот потихоньку-потихоньку я привык к высоте и втянулся…

По сравнению с другими артистами, у канатоходцев внештатные ситуации несут в себе наибольшую опасность. Расскажите о том, что делать на большой высоте, когда что-то пошло не так?

Ты, конечно, отрабатываешь падения, ты продумываешь все. Учишься падать, учишься срываться. Ты анализируешь все. Я всегда работаю без страховки, кроме прохода в Санкт-Петербурге, там на ней настояли организаторы, но скажу честно, она была символической.

 

Продолжение следует.