Академик РАН, научный руководитель Института востоковедения РАН, член Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир» Виталий Вячеславович Наумкин, в эксклюзивном интервью главному редактору сайта Группы Екатерине Подколзиной рассказал о личных качествах Евгения Максимовича Примакова, а также о том, какие впечатления на него производит форум «Примаковские чтения».

— Виталий Вячеславович, Вы знали Евгения Максимовича лично, какие воспоминания сохранились у Вас о нем?

Я его знал очень хорошо, много с ним работал. Я считаю, что он был человеком, у которого во всех служебных отношениях с людьми, в том числе – с подчиненными, присутствовал «человеческий компонент». Других таких людей я не знаю. Он всегда интересовался тем, как у человека построена жизнь, есть ли какие-то нужды. Он помогал людям. У него было невероятно много друзей. Он был необыкновенным человеком на фоне многих «сухарей» государственно-партийной номенклатуры. Меня удивляло в нем то, что помимо мощных политических качеств, он обладал умением смотреть вперед. Большинство людей ведь не могут этого, они лишь оглядываются назад. Примаков был из тех людей, которые всегда смотрят вперед. Он всегда размышлял о каких-то прогнозах, перспективах.

Помимо этого, у него всегда был «червь сомнения». Он всегда подвергал сомнению многие теории, устоявшиеся взгляды. Он принимал достаточно смелые решения, в частности те, которые были приемлемы далеко не для всех. Взять даже тот случай, когда он развернул самолеты. Его же критиковали за это, думаю, что и Борис Николаевич (Ельцин, первый Президент Российской Федерации, прим. ред.) был недоволен таким решением. Но он не боялся делать такие вещи и принимать подобные решения.

Но повторюсь, главное, что меня в нем восхищало – его человеческие качества, а также его необычная способность поддерживать личные отношения, в том числе и со своими идеологическими и политическими противниками. Например, у него были хорошие отношения с Мадлен Олбрайт (Американский дипломат, Экс-Госсекретарь США). Они могли позвонить друг-другу, поговорить, встретиться. Однако, он был и достаточно жестким переговорщиком, медиатором, брокером. Мы с ним вместе работали в рамках Дартмутской конференции, во время израильско-палестинского конфликта. Я очень многому у него научился за это время. Он умел находить какие-то развязки, компромиссные идеи, проговаривая их с партнерами и предлагая нестандартные решения. Кроме этого, Примаков понимал, что востоковедение – это такая область, которая всегда стоит крепко на двух ногах. Для меня его присутствие  как политика, который понимает что Восток – дело тонкое, было тоже очень важным. Евгений Максимович был прекрасным менеджером, который умел объединять необъединимое, в том числе – людей разных политических взглядов, ориентаций.

-Вы выступали сегодня в сессии «Новая «Большая игра» на Ближнем Востоке». Что означает для Вас участие в «Примаковских чтениях»?

Это большая честь. Я считаю, что они прекрасно организованы. Ежегодно посещаю это мероприятие и буду посещать, пока будут приглашать. На мой взгляд, в этом году Чтения организованы еще ярче, чем в прошлом году.