Ильфир Ильшатович, здравствуйте! Сколько спектаклей в год дает Ваш театр? Как быстро раскупаются билеты на спектакли? 

— Около 300 спектаклей, в том числе стационарные, а также контрольные выезды. Число проданных билетов на каждый наш спектакль составляет около 80 процентов. Это касается, как и выездных внутрироссийских спектаклей, так и зарубежных гастролей. На нашей родной сцене это цифра примерно такая же. Это минимальная величина, которая бывает на наших выступлениях. Бывают цифры и 90 и 95 процентов. Нужно понимать, что 80 процентов – это лишь число проданных билетов. У нас ведь есть еще и маркетинговые и социальные квоты. Мы предоставляем билеты детским домам, домам ветеранов, малоимущим семьям, победителям конкурсов. Поэтому свободных мест у нас практически нет ни на одном спектакле. 
Планируются ли зарубежные гастроли театра? Если да, то в какие страны?
— За рубеж мы обычно выезжаем для участия в фестивальных программах. Сейчас мы планируем выезд на международный фестиваль в Венгрии, после чего выступим на московском фестивале, посвященному норвежскому драматургу Йону Фоссе. Все это пройдет в апреле. Также у нас есть договоренность о гастролях в Китае, и, возможно – в Узбекистане. Мы давно планировали выступать в тюркской стране.
Театр ведет свою историю с конца 19 столетия. Расскажите об интересных эпизодах в истории вашего учреждения. Правда ли, что в 30-е годы работа театра продолжалась, несмотря на репрессии?
— В 1930 году театр участвует в Первой Олимпиаде театров народов СССР в Москве. Вторая половина 1920-х – первая половина 1930-х годов проходят под знаком режиссерских поисков. В конце 1930-х годов, в период сталинских репрессий, театр несет огромные потери. Погибают в застенках НКВД драматурги Фатых Сайфи-Казанлы, Фатхи Бурнаш, Ахмет-Тажетдин Рахманкулов, Карим Тинчурин, выдающийся актер и режиссер Мухтар Мутин, подвергаются репрессиям режиссер Гали Ильясов, драматург Мирсай Амир; режиссер Гумер Исмагилов, спасаясь от ареста, навсегда покидает Казань. Многие драматурги отходят от писательской деятельности. На татарской сцене на рубеже 1930-40-х годов начинают преобладать переводные пьесы зарубежной и русской классики. В 1939 году в честь 60–летия классика и родоначальника татарской драматургии и театра Галиасгара Камала театру присуждается его имя.
                  _________________

С началом войны театр активно обслуживает бойцов казанских госпиталей, актерские бригады выезжают в прифронтовую полосу. Многие актеры уходят на фронт.

                  _________________
В годы войны в Казань в эвакуацию прибывает замечательный режиссер, ученик Всеволода Мейерхольда — В.Бебутов. В Камаловском театре он ставит этапные спектакли по русской и зарубежной классике («Гроза», «Собака на сене»«Король Лир»). Из спектаклей военного времени, созданных по произведениям татарских драматургов, выделяются «Хужа Насретдин»«Марьям» Н.Исанбета и «Минникамал» М.Амира и др.В 1949 году в Казань приезжает группа талантливых выпускников татарской студии ГИТИСа (Шахсенем Асфандиярова, Асия Галеева, Гаухар Камалова, Рафкат Бикчантаев, Празат Исанбет, Дэллюс Ильясов и др.). Вскоре наиболее одаренные актеры этой плеяды П.Исанбет и Р.Бикчантаев обращаются к режиссерской практике.
Ваши спектакли проходят на татарском языке. Наверняка это вызывает восторг у старшего поколения. А какой интерес у молодежи к вашим спектаклям?
— Давайте начнем с того, что татарский народ очень театрален. Куда бы мы ни выезжали: Оренбург, Уфа, Самара, Финляндия, Венгрия – везде есть татарские общины, которые охотно ходят в театр. Интерес и активность татарского народа видна по всему миру – во многих странах проводятся сабантуи. Менталитет татарского народа делает его очень общительным, сопереживающим. В этом смысле татарскому театру повезло, может быть дальше чуточку больше, чем другим национальным театрам. Поэтому мы находим отклик как среди старшего поколения, так и среди молодежи и людей среднего возраста. Каждые 2-3 года мы проводим социологический опрос среди зрителей нашего театра. Обрабатываем около пяти тысяч анкет, раздавая их во время перерыва. По результатам опроса в 2016 году, мы выявили, что большая часть наших зрителей – люди в возрасте от 25 до 35 лет. Поэтому можно считать, что наш зритель молодеет. Безусловно, в 90-х годах прошлого века было некое снижение, однако сейчас эта ситуация меняется. Это зависит от множества факторов, в том числе, от интереса со стороны сферы туризма.
                  _________________

Важным фактором в привлечении молодежи является то обстоятельство, что в театре играет не только пожилое поколение – народные и заслуженные артисты России и Татарстана, но и наша талантливая молодежь.

                  _________________
Есть целые спектакли, где играет 10 артистов до 30 лет. Мы ведь прекрасно понимаем, что молодежь на сцене привлекает молодежь в зал, особенно, если в спектакле будут подниматься актуальные для молодого поколения темы. Мы не можем не учитывать этого, иначе через 15-20 лет мы останемся без зрителей.
А есть ли какие-то специальные решения и технологии для посетителей, не владеющих татарским языком?
— Безусловно. Каждый наш спектакль синхронно переводится на русский и английский язык. В фойе зрители могут взять под залог гарнитуру, и воспользоваться специальным аудио разъёмом, который расположен в подлокотниках кресел. Отмечу, что мы используем практику синхронного перевода и на всех выездных мероприятиях театра. Это является одним из эффективных инструментов в пропаганде национального театрального творчества. Во время обучения в бизнес-академии MBA я спросил у ее руководителей, куда они водят зарубежных гостей, кроме ресторанов и баров. Они ответили, что отправляют их в оперу, Большой концертный зал. Тогда я сказал им: «Ребята, оперу и балет вы можете послушать и посмотреть в любой точке мира. Вам нужно водить их в национальные театры. В нем за 3 часа спектакля зритель сможет увидеть национальный менталитет, изобразительное искусство, услышать язык и мелодию народа. Такая же ситуация в нашем театре. У нас в фойе перед спектаклем играет национальная татарская музыка, которая погружает гостей в татарскую атмосферу. За 3 часа обойти и объехать весь Татарстан невозможно, но за 3 часа спектакля его можно понять, пусть даже и с синхронным переводом. Мы всегда открыты к гостям из других регионов и стран. Возможно поэтому в театральной России наш театр находится на высоких позициях.
Когда у театра Камала будут следующие гастроли в Москве?
— Ближайшие запланированы на январь 2019 года. В столицу мы приезжаем с 2006 года. Там мы очень тесно сотрудничаем с Малым театром. У нас внушительная группа столичных любителей театра Камала, которая не пропускает наших спектаклей. Для московской молодежи мы специально вывешиваем информацию о предстоящих гастролях в социальных сетях, чтобы они были в курсе.
Правда ли, что актеры театра после спектакля еще около часа не могут разойтись, раздавая автографы поклонникам?
— Конечно, узнают. Хотя не всех, многие ведь играют в гриме, их без него и не признаешь на улице (улыбается). В основном, интерес проявляет наша активная молодежь, которая не стесняется подойти и взять автограф или попросить сфотографироваться. Странно, но некоторые из них подходят и ко мне, хоть я нигде и не играю. Некоторые просто говорят: «Исянмесез» («Здравствуйте»). Конечно, это не такая толпа, о которой вы говорите, и которая была до эпохи массовой коммуникации. Это связано с тем, что труппа театра активна в социальных сетях и становится ближе к народу, к поклонникам. Они там общаются напрямую. Причем это касается не только молодежи, но и старшего поколения актеров. Многие сторожилы нашего театра тоже обзавелись аккаунтами в Instagram и Facebook, хотя некоторым из них уже за 70.
А что у них спрашивают чаще всего?
— В основном это вопросы, связанные с тем, выступят ли они в том или ином городе. С осени 2017 года мы ведем прямые эфиры в Instagram, во время которых актеры отвечают на все вопросы зрителей. Нужно пользоваться актуальными и современными технологиями, и тогда зрители потянутся к нам.
Какая Ваша любимая постановка из всего репертуара театра?
— Как-то раз я специально высчитал среднее число дней и часов, необходимых на создание одного нашего спектакля. Получилось около девяти месяцев. Это срок рождения ребенка. Как я могу выбирать из своих людей любимых? Я так не умею (улыбается). У нас они все хорошие. И хоть я не режиссер, я стараюсь вникать во все подробности: в сюжет, в декорации, в самочувствие актеров и так далее.
Какой спектакль пользуется наибольшим спросом у зрителей и на что бы Вы посоветовали сходить человеку, который впервые планирует посетить театр Камала?
— В принципе, начать можно с любого. Но если у будущего зрителя есть желание понять татарский менталитет, то начинать нужно с татарской классики. Это «Голубая шаль», «Молодые сердца», «Зятья Гэргэри». Мы стараемся предоставить в своих анонсах максимально подробную информацию о спектаклях, чтобы посетители понимали, на что они идут. Допустим, на «Мэхэббэт ФМ», если вы не знаете Салавата Фатхутдинова и Айдара Галимова (известные татарские певцы), то вы не поймете тех забавных голосовых и музыкальных пародий, которые присутствуют на них в этой постановке.  
                  _________________

Были ситуации, когда в Казань приезжали гости и других городов, желающие попасть именно на «Мэхэббэт FM», который пользуется огромной популярностью в Татарстане.

                  _________________
Их представители звонили мне и просили найти им место. В итоге в антракте они уходят, но я на них не в обиде. Просто у них нет необходимого бэкграунда для того, чтобы понять весь смысл постановки. Я уверен, что с «Дона Жуана» Мольера в нашей постановке они бы не ушли. Поэтому выбор всегда зависит от вкуса.
Беседовал Рустам Сабиров