Господин Посол, здравствуйте. Мы бы хотели, чтобы наши читатели узнали больше об Ираке. Как Вы уже сказали, наши взаимоотношения становятся все сильнее. Положительный образ формируют СМИ, однако они также могут создать и негативный образ, который может отпугнуть людей. Расскажите о том, как обстоят дела в Ираке на сегодняшний день.

— К сожалению, сообщения в СМИ о том, что на самом деле происходит в Ираке, не всегда правдивы. Разумеется, ситуация в Ираке не простая – война, ИГИЛ*, терроризм. Но в то же время, там присутствует и безопасность, надежда, там люди. После работы в качестве посла в Белоруссии, я больше года прожил в Багдаде. Каждый день я выходил на улицу, и даже поздним вечером люди могли позволить себе свободно ходить по улицам, и это было безопасно. Силы безопасности делают все возможное для обеспечения стабильной ситуации в городе. Поэтому люди могут позволить себе расслабиться.
 
Есть и некоторые проблемные области, которые мы пытаемся решить.
 

     _____________________________________

Идет война с ИГИЛ* и я думаю, что это последняя глава этой войны. Два года назад ИГИЛ* контролировала 100 % Мосула, сейчас только 1% находится под их контролем. 

     _____________________________________

 

Иракские силы и бойцы ополчения пешмерга добились значительного прогресса. Мы достигли заметного прогресса. Осуществляются попытки реконструкции. Так что, надежда есть. Мы одерживаем победу над терроризмом, думаем о том, как устранить ее последствия, планируем восстановить и обустроить все пострадавшие районы. Надеюсь, что эта глава нашей истории навсегда забудется.
 
Правительство Ирака предпринимает ряд мер по восстановлению безопасности и мира. Это на самом деле очень важно для нас. К сожалению, война поспособствовала возникновению напряженности между различными иракскими общинами. Задача правительства заключается в их объединении, поскольку то, что происходит, затронуло нас всех, мы все являемся жертвами действий ИГИЛ*, особенно женщины, которые подвергаются насилию.
 
19 июня в Ираке был объявлен днем борьбы против насилия в отношении женщин. Мы пытаемся показать зверства, совершенные ИГИЛ* против женщин, против езидских женщин, захваченных в плен и которых нам удалось освободить. Это важная часть деятельности иракского правительства – заботится о женщинах, обо всех пострадавших от последствий войны и жестокости ИГИЛ*.
 

     _____________________________________

Таким образом, правительство Ирака разработало различные планы по восстановлению безопасности. Насилие на религиозной почве не менее разрушительное по своей силе, чем сама война, оно разделяет страны. 

     _____________________________________

Преимущество Ирака в том, что у нас есть люди разного происхождения. Нам нужно объединить все эти разные религии, разные этнические группы, и это сделает нас сильными. У правительства есть четко разработанный план. Мы уже начали работать над этим. И мы ускорим темпы по мере продвижения вперед и победы в войне.
 
Подобная ситуация была у нас во время войны в Чечне. Люди боялись ехать в Москву, они думали, что там идет война. Хотя Москва и Санкт-Петербург и далеко от Чечни. Думаю, в Ираке та же ситуация.
 
Люди, живущие за пределами Ирака и незнакомые с его географией, первое что представляют, услышав о войне, что она здесь повсюду. Но это не так. В Ираке действительно идет война, но на определенных территориях и ее распространенность убывает каждый день. Как я уже говорил, 2-3 года тому назад под контролем ИГИЛ* находилось 40% территории Ирака, Мосул и некоторые другие. Сейчас они контролируют только небольшую часть Мосула. Нам удалось их вытеснить. Надеюсь, скоро мы сможем объявить о победе.
 
Возможным ли станет развитие туризма меду нашими странами?
 
— Да. Мы сейчас как раз работаем над этим. В наши планы входит распространение туризма. В Ираке существуют различные виды туризма – исторический, религиозный, экотуризм. Ирак существует уже на протяжении 10000 лет. В Ираке существуют святые места иудеев, христиан и мусульман. Думаю, благодаря этому у нас появится много туристов, как только мы все приведем в порядок, люди будут ездить в Ирак по различным причинам. Надеюсь, все это вскоре осуществится. Мы настроены весьма оптимистично.
 
В частности, мой первый вопрос был о сирийском факторе. Поскольку сегодня о нем все пишут и он действительно очень важен.
 
— Действительно, сирийский фактор тесно связан с Ираком, поскольку мы вместе сражаемся с общим врагом – с ИГИЛ*. Поэтому сейчас между Ираком и Сирией существует высокий уровень координации. Поскольку, на мой взгляд, то, что произошло в Сирии, оказывает влияние на Ирак. Как я уже говорил, сейчас мы добились хорошего прогресса. Мы почти уже объявили победу. Но поскольку угроза ИГИЛ все еще сильна в Сирии, это представляет опасность для нас. Поэтому я считаю, что сирийская ситуация сказывается на Ираке. У нас общие границы с Сирией, общая история. Поэтому мы действительно обеспокоены тем, что там происходит.
С первого дня сирийского кризиса мы были против любого военного вмешательства. И я думаю, в этом плане у нас были сходные позиции с российским правительством, которое также с первого дня кризиса было против любых военных, или каких-либо иностранных вмешательств. Мы разделяли их мнение, поскольку знали, какие могут быть проблемы от такого вмешательства и что то, что влияет на Сирию, может повлиять и на Ирак. Мы оказались правы – иностранное и военное вмешательства в Сирию сделали ее такой, какой мы сейчас ее видим. Сейчас там вооруженные группы ИГИЛ*, воюющие с правительством. Мы поддерживаем народ Сирии, мы за то, чтобы в Сирии восстановился мир. И я считаю, что сейчас существует высокий уровень координации между сирийским правительством и правительством Ирака.
Недавно нам удалось добраться до границ, наши силы достигли сирийской границы, а сирийские силы, в свою очередь, нашей. Таким образом, нам удалось обеспечить безопасность границ. Для нас это стало одной из трудных задач. Наши границы были открыты годами, что фактически позволяло членам ИГИЛ* свободно перемещаться между Ираком и Сирией.
Теперь, чтобы обеспечить безопасность, мы блокируем любое свободное перемещение оружия и иностранных боевиков, таким образом, нам и сирийцам будет легче им противостоять. Мы очень признательны России за ту помощь, которую она оказывает по сирийскому кризису. Правительство России хочет, чтобы в Сирии восстановился мир, чтобы война закончилась. Мы следили за конференциями в Астане, Женеве. Ирак участвовал в некоторых из них, и мы хотим принимать участие в каждой конференции, каждой встрече, посвященной сирийской ситуации, поскольку, как я уже говорил, она и на нас оказывает влияние. Мы хотим быть полезными в разрешении этой ситуации.
Поэтому мы надеемся, что в Сирии все наладится. И это закрепит победу в Ираке.
 
Вы рассказали об обеспечении безопасности на границе. Какие еще меры предпринимает правительство Ирака?
 
— Недавно мы нанесли удары по позициям ИГИЛ* на территории Сирии в рамках координации между Ираком и Сирией. Мы получили разрешение Сирии атаковать ИГИЛ* на ее территории. И на самом деле, это было нашим сообщением ИГИЛ о том, что иракские и сирийские силы могут дать сильный отпор. Между нашими странами существует координация, поскольку обе наши страны вовлечены в происходящее. Мы ведем с ИГИЛ* борьбу на местах, поскольку они находятся на территории Сирии и Ирака. Мы слышали обо всех этих взрывах в разных странах, в России, в Санкт-Петербурге, Манчестере. Терроризм стал мировой проблемой. Я думаю, что каждый должен бороться с этим. Мы видели, что произошло в Лондоне. Недавно были две атаки в Лондоне и одна в Манчестере.
Мы ведем опосредованную войну от имени остального мира и ежедневно теряем наших сограждан, поэтому мы являемся жертвами терроризма.
 
К сожалению, сегодня мы слышим каждый день об атаках по всему миру и в Европе также в Париже, Брюсселе.
 
— Это то, что мы пытаемся донести с первого дня - эта угроза мирового масштаба, не только для Ирака. И я думаю, что мы сможем ему противостоять. У нас уже есть опыт в борьбе с таким врагом.
 
Как Вы думаете, почему это происходит? Я имею в виду терроризм. Сначала люди живут спокойной жизнью, а потом…

 
— Я думаю, причина в психологии и идеологии ИГИЛ* и других экстремистских групп. К сожалению, они используют ислам. Ислам очень мирная религия, она проповедует милосердие, прощение и спокойствие. К сожалению, подобные группировки используют ислам в своих целях и убивают невинных людей. Ислам является продолжением других религий, потому что, если вы посмотрите на иудаизм, христианство, ислам, у нас много общего.
 

     _____________________________________

То, что мы сейчас наблюдаем, это группа фанатиков, которые никак не связаны ни с одной из религий. Думаю, что все религии осуждают все эти действия экстремистов. 

     _____________________________________

 

Поэтому, главной проблемой остается идеология экстремизма. Они хотят распространить свое влияние за пределами Ирака и Сирии, в других местах. Они пытаются создать как можно больше беспорядков, поскольку, на мой взгляд, они теряют свои позиции, скоро война завершится. К сожалению, они используют подлые методы, такие как наезд на пешеходов, убийство людей.
 
И ведь дело не в деньгах…
 
— Нет, я думаю, они просто несут разрушения. Но знаете, эти атаки только придают людям сил дальше противостоять этой войне. Перед нами теперь большая задача - мы должны бороться с идеологией этих людей.
 
Как мы можем их остановить?
 
— Мы можем их остановить, объединив наши усилия в этой войне с ними, рассказывая нашим детям об этой идеологии. Их идеология неверна. Нужно принимать всех, жить в мире с мусульманами, христианами, иудеями, представителями других религий. Ислам проповедует не только уважение к мусульманам, но также и уважение ко всем людям, к человечеству в целом. Такова цель нашей религии – уважение к христианам, мусульманам, иудеям, атеистам. У нас есть души, поэтому мы должны уважать души, созданные Богом. Поэтому мы, мусульмане, фактически являемся жертвами подобных действий.
 
 

     _____________________________________

К сожалению, некоторые люди считают, что в происходящем виноваты мусульмане, некоторые злятся на мусульман, некоторые их бояться. И я думаю, что это наша задача, умеренных мусульман, показать людям, что то что действительно происходит, чуждо мусульманскому мышлению. Эти люди просто фанатики, их идеология очень опасна и мы должны с ней бороться.

     _____________________________________

 

И мусульмане должны бороться с этой проблемой в первую очередь. В Великобритании мусульманские лидеры сотрудничают с властями, чтобы поддержать их и показать людям, что эта идеология неверна. И я думаю, что мусульмане во всем мире должны работать вместе, держаться вместе, чтобы показать миру, что это проблема идеологии, а не религии.
 
Мы также проводим мероприятия для продвижения нашей Группы стратегического видения. В этом году состоялась наша встреча в Грозном, на которой присутствовало много гостей из более чем 27 стран. Мы говорили о том, что эта проблема глобальна, и каждый должен бороться с ИГИЛ*. Но также эти конференции, встречи очень полезны, и СМИ тоже должны о них говорить.
 
— Очень важно донести, что это касается всех. Мусульмане стали жертвами этого террора. Как я уже говорил, к сожалению, люди воспринимают мусульман как террористов, а это не так. Мы жертвы терроризма.
 
Почему они выбрали именно ислам? Ведь есть же и другие религии.
 
— Дело не только в исламе. До этого существовало движение ИРА в Великобритании. Они убивали людей, взрывали их в Лондоне в 1990- х. И это были не мусульмане, а христиане. У них была идеология, вероятно подобная той, которую мы видим сейчас.
Или, например, Гитлер в Германии. Он не был мусульманином, убил много людей. Дело не в религии. Сейчас мы видим, как они используют ислам, так же, как до этого использовали христианство и другие религии. Это их такая идеология, для которой иногда нужно прикрытие. И так случилось, что это стал ислам.
 
Каковы другие приоритеты вашей внешней политики?
 
— Основным приоритетом нашей политики являются хорошие взаимоотношения со всеми странами. К сожалению, в прошлом мы столкнулись с войнами, экстремизмом, напряженными отношениями между Ираком и другими странами. С 2003 года нашим основным приоритетом является изменение сложившегося образа, мы хотим показать миру, что Ирак миролюбивая страна. Ирак борется за мир, старается снизить напряженность. Особенно сейчас, мы видим необходимость в сотрудничестве с соседними странами.
Наш премьер-министр посетил с визитом Саудовскую Аравию, затем Иран и Кувейт. Он пытается снизить напряженность, которая происходит в регионе, поскольку мы считаем, что нужно бороться с этим именно сейчас. И сейчас мы сражаемся с терроризмом, ИГИЛ, нам не нужны разрушения. К тому же, Ирак стремиться стать стабилизирующей силой в регионе. Это один из наших основных приоритетов внешней политики – быть для всех открытыми, поскольку у Ирака хорошие контакты. Сегодня мы хотим показать миру, что Ирак больше не представляет опасности.
 
ОПЕК приняла решение о сокращении объемов добычи нефти и Багдад его одобрил. Повлияет ли это на экономику?
 
— Мы одни из основателей ОПЕК, поэтому мы одобряем ее решение. Мы бы хотели, чтобы цены на нефть оставались высокими, поскольку это в интересах Ирака: от этого зависит 95% бюджета, если не больше. Следовательно, рост цен на нефть нам только на пользу. К сожалению, дела обстоят не так. Поскольку я думаю, что цены на нефть зависят от того, что происходит в мире.
 

     _____________________________________

Ирак, как основатель, должен уважать и принимать решения ОПЕК. Естественно, это скажется на экономике. Вот почему мы пытаемся найти другие способы, чтобы не зависеть от нефти. 

     _____________________________________

 

Мы пытаемся укрепить сельское хозяйство, частный и строительный секторы. Сейчас в Ираке представлено много возможностей.
 
Что насчет сельскохозяйственного сектора?
 
— Ирак сельскохозяйственная страна. У нас много возможностей в этом секторе. У нас благоприятный климат, у нас есть пальмы, известные иракские финики. Правительство планирует усилить все эти области. Таким образом, у нас не возникнет дисбаланса, в случае если цены на нефть снизятся.
Туризм как раз одна из таких областей. Как я уже говорил, у нас существуют различные виды туризма – исторический, религиозный, экотуризм. И даже лечебный туризм. У нас есть такие места, куда люди ездят для лечения.
 
Какие это места для лечебного туризма?
 
— Одно находится рядом с Мосулом. Это такие места с лечебными водами, куда приезжают люди, страдающие от различных болей. И эти лечебные воды помогают уменьшить боль.
 
Нужно поощрять к ним интерес
 
— Я думаю, что после победы над ИГИЛ*, это станет одним из наших планов. Нам нужно поощрять интерес к восстановлению Ирака, к туризму, поощрять людей посещать страну.
 
Между Москвой и Ираком нет прямых рейсов.
 
— Нет, но в данный момент мы работаем с российскими и иракскими властями над установлением прямых рейсов между Москвой и Багдадом. И мы надеемся, что это вскоре можно будет осуществить.
 
Это действительно очень важно и полезно.
 
— Именно. В России много иракцев, многие из которых студенты. Около 5000 иракских студентов по всей России. Здесь живет много российско-иракских пар. Таким образом, для прямого рейса существует много возможностей, также есть возможности для иракского бизнеса здесь в России. На данный момент посольство сотрудничает с российским управлением авиации с целью организации собрания в Москве между нашими авиационными властями. Таким образом, они смогут обсудить заключительные этапы открытия прямого рейса. Это одна из задач посольства - нам нужны прямые рейсы.
 
Потому что сейчас людям приходится совершать рейсы с пересадками.
 
— На это уходит много времени и денег. Но если мы откроем прямые рейсы, это поможет сэкономить время и деньги. Особенно для бизнесменов важно не тратить время и деньги.
 
Как продвигается культура в Ираке и каковы основные ее направления?
 
—  Ирак – страна с богатой культурой. Наша история насчитывает 10000 лет, что и послужило обширному развитию культуры. Обычно ее продвижением занимается Министерство культуры. В Ираке много музеев. Мы заключили меморандумы о взаимопонимании и соглашения с различными странами, которые способствуют продвижению культуры. В данный момент мы работаем с Московским музеем над проведением одного мероприятия. У нас есть картины известных иракских художников, поэтому мы хотим организовать выставку в Москве.
 
На самом деле, мусульманские страны не славятся хорошими спортивными достижениями.
 
— Да, но не Ирак. У нас прекрасные достижения в спорте. К сожалению, нам не удалось попасть на Чемпионат Мира в России. Но у нас была прекрасная команда, и мы стараемся быть конкурентоспособными. Поэтому, спорт также играет большую роль в продвижении Ирака.
 
А что насчет театров?
 
— Они у нас есть, например, Национальный театр. Иракский театр очень популярен как в Ираке, так и в странах региона. Некоторые актеры играют в Ираке и за его пределами. Так что, у нас есть театры, и их продвижение также является одной из задач нашего Министерства культуры.
 
Расскажите об иракской кухне.
 
Наша национальная кухня очень знаменита. Мы конкурируем с лучшими кухнями в регионе. У нас есть свои особенности, одна из которых это масгуф – блюдо, которое вы сможете попробовать только в Ираке. Это рыба, ее способ приготовления называется масгуф. Надеюсь, что когда-нибудь посетив Ирак, вас угостят этим блюдом. В Ираке также есть и другие знаменитые национальные блюда.
 
Какую роль играет военное сотрудничество в отношениях между нашими странами?
 
— У России и Ирака за более чем 70 лет укрепились отношения во многих областях, одна из которых военное сотрудничество. Россия играет ведущую роль в нашей войне с терроризмом. Между нашими странами военная координация. Россия предоставляет Ираку оружие. У нас также есть информационный центр в Багдаде, который объединяет русских, иракцев, сирийцев и иранцев. Его работа эффективна и предоставляет иракским войскам необходимые сведения. Россия также проводит подготовку наших войск. Поэтому у нас такое, я бы сказал, достаточно крепкое сотрудничество между нашими странами, которое также поддерживается благодаря работе нашего военного атташе в Москве. Многое в области военной координации осуществляется при его содействии. Так что, я бы сказал, что в этом плане отношения прочные.
 

     _____________________________________

Мы очень благодарны правительству России за всю поддержку, которую они оказывают Ираку, за их помощь в нашей борьбе с терроризмом. 

     _____________________________________

 

Я думаю, что они также помогут нам с восстановлением Ирака. Сейчас в Ираке работают некоторые российские крупные компании, такие как ЛУКОЙЛ, Газпром и другие.
 
А другие страны оказывают помощь Ираку в борьбе с терроризмом?
 
— Да, коалиционные силы обеспечивают воздушную поддержку, разведку и подготовку. В Ираке находятся советники из разных стран, таких как Великобритания, США, Австралия, Франция, Германия и другие страны-участницы НАТО. Мы партнеры. Мы все вместе ведем борьбу с экстремизмом.
 
В России находятся Торговое представительство Ирака и Российско-Иракский Деловой Совет. Каковы рамки данного сотрудничества?
 
— В России есть торговый атташе Ирака. Также я недавно провел две встречи с Российско-Иракским деловым советом в его присутствии. И теперь в наши планы входит организация конференции по вопросам инвестиций в Москве. Надеемся, что она пройдет успешно, что поспособствует развитию деловых возможностей, поскольку мы занимаемся преобразованием страны в связи с последствиями борьбы с терроризмом, мы движемся к этапу восстановления.
К несчастью, из-за действий ИГИЛ* и боевых операций, большая часть территории Ирака была разрушена. Поэтому, для деловых компаний появится много возможностей для участия в процессе реконструкции. Я, как посол в России, хотел бы, чтобы в этом процессе участвовали бизнесмены со всей России, поскольку у русских большой опыт.
 

     _____________________________________

Большая часть инфраструктуры в Ираке осталась от советских компаний, поскольку в то время у нас были очень прочные отношения с Советским Союзом. Поэтому, большая часть инфраструктуры, большинство компаний, энергетических или нефтяных, на самом деле являются российскими. 

     _____________________________________

 

Вот почему мы бы хотели, чтобы российские компании вернулись в Ирак. Некоторые фактически уже в Ираке. Мы пытаемся помочь другим вернуться в Ирак. И, на мой взгляд, в этом заключается роль торгового атташе и Российско-Иракского Делового Совета, их работа очень важна и мы предоставляем им нашу поддержку.
 
Мы уже обсудили меры, которые необходимо предпринять для улучшения экономических отношений меду нашими странами…
 
—  Я думаю, что конференция по инвестированию является одним из таких шагов к продвижению и улучшению.
 
Она может быть ежегодной…
 
—  Да, ежегодной. Мы постоянно поддерживаем российский бизнес, проводим встречи с российскими бизнесменами, компаниями, которые мы поддерживаем и содействуем им при поездках в Ирак. Мы можем выдавать визы российским бизнесменам за один день. Я наделен такими полномочиями от Иракского правительства. Вот таким образом мы поддерживаем бизнесменов. Мы также поддерживаем открытие прямых рейсов, я думаю, что это укрепит деловые связи Ирака и России. В частности, поскольку у меня бизнес- образование, поэтому я поощряю российских бизнесменов попробовать свои возможности в Ираке.
 
У меня еще один вопрос о гуманитарном сотрудничестве между странами.
 
—  К сожалению, оно не на том уровне, как нам бы хотелось. Однако недавно у меня была встреча с председателем неправительственной организации. Он предоставляет Ираку гуманитарную помощь тем, кто вынужден был покинуть свои дома. Так что мы вместе сотрудничаем. Надеюсь, мы сможем оказать некоторую помощь Ираку. Также мы работаем с российским правительством по этому вопросу, так что, надеюсь, что скоро мы сможем увидеть некоторые улучшения в этой области.
 
*Террористическая группировка, запрещенная на территории России.