Хаджимурат Харумович, в СМИ появлялись сведения, что на стороне террористической организации «Исламское Государство»* сражаются представители кавказских республик, в том числе осетины. Как бороться с вербовкой наших соотечественников и единоверцев в ряды экстремистских и террористических ячеек?

 
— Фактор многоконфессиональности общества сказывается и при анализе ситуации, когда обсуждают проблемы терроризма. Количество людей, ушедших в преступные религиозные группировки из Осетии, не идет ни в какое сравнение с количеством людей, ушедших из других регионов. Двадцать-двадцать против сотен других. Но если в этих регионах объективно оценивают ситуацию и просят помощи духовных управлений и специалистов для профилактики экстремизма и радикализма среди молодежи, то в нашей республике находятся «умники», в том числе и среди представителей правоохранительной системы, которые предъявляют претензии по этому поводу именно к Духовному управлению, к мусульманам. 
 
В чем польза такой тактики – непонятно. Вопрос профилактики радикализации среди молодежи нельзя упрощать и сводить к формализму. Это системная и комплексная деятельность.
 
Обязательно совместные и согласованные действия религиозных деятелей, представителей общественных организаций и представителей властных структур. Грамотно спланированные и ежедневно реализовываемые программы по общему просвещению, по образованию, по патриотическому воспитанию. Общие усилия по возрождению и укреплению морально-нравственных устоев, национальной традиции, возвращение исторически устоявшейся национально-этической системы отношений в нашем обществе. На религиозных деятелях, специалистах ДУМ, имамах общин лежит задача религиозного просвещения и образования. Проявление радикализма, в том числе и радикализма религиозного, свидетельствует об отсутствии в молодежной среде должного уровня образования, как светского, так и духовного. Вскрываются проблемы воспитания и они также указывают на отсутствие религиозной культуры. Нельзя умолчать и о том, что отсутствие религиозной культуры обязательно выражается и в потере многих элементов национальной и общей культуры народа. Анализ состояния общества подтверждает необходимость совместных усилий власти и общественных организаций в создании активной защиты молодежи от проникновения в ее среду радикальных идей, далеко не всегда религиозных.
 
Занятость молодежи в сфере образования, рабочие места в производственном комплексе и возможность реализовать свой потенциал и амбиции – основа идеологического противостояния против призыва экстремистов.
 
В этом случае важен и сам факт увеличения числа занятой, то есть организованной молодежи. Доктрина социализации мусульманской молодежи прямо указывает на фундаментальность этих проблем. Сотрудники Духовного управления и имамы общин главной своей задачей видят защиту несведущих ребят от идей, чуждых нашей религии, от мыслей и страстей, не соответствующих миролюбивой сути ислама, призывающего к добру, к добродетели, и, в первую очередь, к знаниям – основе доброго нрава и богобоязненности.
 
Погибший имам Расул Гамзатов, мой заместитель, да помилует его Всевышний Аллах, написал одну из лучших работ по профилактике радикализации «Причины радикализации и пути их предотвращения». Работа разбиралась имамами в мечетях буквально по предложениям в течение нескольких месяцев. Проделана объемная работа во всех общинах, на проповедях, уроках, лекциях. Ни один человек, входящий в общину и посещающий мечеть, не был оставлен в стороне от фундаментального труда, раскрывающего суть радикализма. 
 
На фоне событий, развивающихся в Сирии, Религиозным Советом ДУМ была издана фетва о запрете мусульманам республики отправляться в зону боевых действий.
 
В июне 2014 года ситуация осложнилась объявлением о создании на этой территории «халифата» и назначением «халифа». Религиозный Совет ДУМ ответил на это событие «Обращением к мусульманам республики». Как и в первом, так и во втором случае оба решения Религиозного Совета были жестко аргументированы, руководствовались положениями шариата и содержали разъяснения и порочность пути, выбранного радикальными организациями. 
 
Религиозным Советом и имамами изданы подборки высказываний на эту тему авторитетнейших ученых исламской Уммы в брошюрах «ИГИЛ на весах Шариата». Религиозно-выверенные обращения являются серьезным элементом комплекса мер против радикализма и вербовки наших единоверцев в ряды экстремистских и террористических группировок.
 
Некоторое время назад состоялись переговоры в Астане по вопросам Сирии. Считаете ли Вы, что мир на сирийской земле уже близко, или это по-прежнему недосягаемо?
 
— Очень трудно прогнозировать развитие событий на Ближнем Востоке, в первую очередь, в Сирии. И не из-за появления в мировой практике террористических организаций, в том числе, ИГИЛ. Любое проявление терроризма, деятельность террористических организаций и даже квазигосударств можно нейтрализовать и искоренить в принципе. Для этого нужно время, силы и, главное, политическая воля ведущих мировых держав. Этого главного элемента борьбы с террористическими организациями в антитеррористических коалициях не наблюдается. У каждого государств – участника военных действий на ближнем Востоке – свои интересы и своя стратегия действий. При общем декларируемом желании покончить с международным терроризмом, каждый участник видит и реализует это желание в соответствии со своими планами. Зачастую конфликт интересов в противоигиловской коалиции приводит якобы союзников к внутренней конфронтации.
 
Национальные интересы государств довлеют над общей стратегией антитеррора, и выхода из этого клубка противоречий не видно.
 
Проблемы религиозных разногласий суннитско-шиитской истории, национальный и территориальный вопрос, идеологическое противостояние арабов и израильтян, интересы топливно-энергетического комплекса – переплелись в одну узловую проблему, которую с помощью тех же американцев, вроде бы ратующих за скорейшее разрешение конфликта, оседлали террористы, придав ей внешний образ религиозной войны.
 
Проблема глобальная, чревата тяжелейшими последствиями, которые могут изменить стратегический баланс интересов во всем мире.
 
Европа уже почувствовала отголоски ближневосточной войны и, видимо, это только начальный этап европейских неурядиц. Не думаю, что сегодня найдется кто-либо, обладающий даром предвидения развитий событий на Востоке. Переговоры в Астане обнажили и обострили проблемы внутри коалиции.
 
Какие перспективы, на Ваш взгляд, несёт союз России и Турции? Обусловлен ли он лишь экономической выгодой, или есть другие точки соприкосновения?
 
— На эту тему много высказываний. Высказывался и я, и неоднократно. Серьезнейший вопрос, вплотную касающийся не только России, что само по себе уже важно, но и геополитики всего региона. Ближневосточный разлом, как мы обозначали, будет влиять на многие мировые политические процессы, и не один год. По сути, война необходима для стратегии политического давления организаторам этого антигуманного действия. Ближневосточный кризис по организации и характеру воздействия есть экономический, военный, политический инструментарий, позволяющий разделять и стравливать государства и народы. Это факт, и думать, что США и их партнеры по НАТО выполняют в этом регионе миротворческую миссию, наивно и глупо. Турция – член НАТО, но в то же время государство с мощным экономическим и политическим потенциалом, с серьезными историческими амбициями.
 
Турции уже тесно и, мягко говоря, морально неуютно в рамках НАТО или, более откровенно, под имперским диктатом США.
 
В свою очередь, США серьезно опасается союза Турции и России, это перечеркнет ее далеко идущие планы. Союз России и Турции не только выгоден, он необходим как Турции, так и России. Союз этих государств – крепкий, стратегический – изменит ситуацию на Ближнем Востоке, в перспективе этого союза изменится и геополитика Европы. Дело времени ближайших пятнадцати-двадцати лет.
 
У Турции свои интересы в сирийском котле, но главным камнем преткновения является курдский вопрос. Курды де-факто уже автономны в Сирии, этот процесс, думаю, также необратим. Для Турции, как и для любого государства, вопрос территориальной целостности – краеугольная основа системы национальной безопасности. 
 
Суть политики – в компромиссе, в умении договариваться, в желании и умении «находить друзей».
 
Если Россия с Турцией определят лучшие возможности решения проблемных моментов и придут к взаимопониманию, то их союз будет определяющим для многих мировых игроков. Так что это не только экономическая выгода, это перспектива другого уровня влияния на мировую геополитику.
 
Как, на Ваш взгляд, может измениться расстановка сил на Ближнем Востоке после разговора Путина с Трампом и готовностью нового Президента США реально бороться с терроризмом?
 
— Больших изменений в отношениях России и США я не ожидаю. Идеология международной политики, проводимой США, сложилась в течение последних двух веков на платформе навязывания национального превосходства. Политика мировой гегемонии, мирового управляющего въелась в умы не только политических деятелей, но и в головы так называемых средних американцев. Желание властвовать над миром внедрялось в эту нацию тотальной пропагандой и стало частью национальной доктрины. Люди не видят за фасадом трескучей пропаганды истинного лица американского империализма, его бесчеловечной идеологии и кровожадной экспансии. Они не помнят, кто применил впервые атомные бомбы, сбросив их на мирные города. Кто сжигал ракетами Белград, Багдад и другие центры мировой культуры.
 
Им внушили, что они имеют на это право. Так что история Нюрнбергского процесса им не знакома и ни о чем не говорит.
 
Трамп – президент США, и идеология этой страны ему не чужда. Иначе его и близко бы не допустили к политическому Олимпу. Но роль личности в истории никто не отменял. Есть надежда, что прагматик Трамп будет более взвешенно принимать решения, на более объективной основе. Общая стратегия США не изменится. 
 
Нам необходимо становиться сильным государством во всех его ипостасях. Экономически, политически и, конечно, в военном отношении.
 
Тогда и Трамп, и другие президенты будут делать свою политику, исходя из возможностей и авторитета России. Россия всегда умела дружить и умела воевать. На вопрос готовности США бороться с мировым терроризмом приведу слова Николоса Рокфеллера: «Террористов нет. Весь мир будет бороться с международным терроризмом, но его не существует... И будет война с терроризмом, в которой нет реального противника. И будет один гигантский обман. Зато так правительство сможет поработить американский народ». Это циничное мнение высказано об американском народе, какова же будет участь других народов? Пора по-иному взглянуть на политику американцев, приводящую к терроризму.
 
*Террористическая группировка, запрещенная на территории России.