В одном из своих прошлогодних интервью вы рассказывали о дисциплине «Татароведение». Как изменилась ситуация с этой дисциплиной спустя год, в том числе, по подготовке будущих кадров? Успели ли произойти какие-то изменения в этом году?
 
В университете говорят, что изменилось(смеется). Но это мы увидим уже на выпускных экзаменах. PR-специалистов у нас много теперь, сказать что ситуация изменилась можно, но будет ли это правдой? По крайней мере, нужно хотя бы несколько лет, чтобы мы прочувствовали реальное изменение, либо их отсутствие. В любом случае, подготовка кадров не будет оставаться в старом формате. 
 
Вы также упоминали о том, что не стоит приравнивать будущих специалистов по татароведению к краеведам. Выпускники данной специальности будут работать только в школах, или нужно смотреть шире на перспективы их трудоустройства? 
 
Я бы, конечно, смотрел шире. Потому, что я знаю, что во многих районах региона есть большой интерес к развитию культуры в целом. Многие культурные клубы просто простаивают. Есть интерес с точки зрения туризма. Как вы понимаете, туризм приносит прибыль, поэтому многие и повернулись в его сторону. Но в штате районов нет квалифицированного специалиста, который мог бы объяснить туристам, куда можно сходить. Поэтому было бы неплохо, если бы появились подобные сотрудники на уровне, скажем, заместителя руководителя. Это существенно улучшило бы работу подобных организаций.