Что, на Ваш взгляд, послужило для Виктора Викторовича причиной выбора дипломатической службы?

- Светлана Николаевна: В начале выбор был между музыкальной карьерой и университетским образованием, поскольку он не только окончил школу с золотой медалью, но и блестяще закончил музыкальную школу и первый курс Гнесинки. Никто из семьи не был связан ни с музыкой, ни с иностранными языками. О дипломатии тогда вопрос даже не стоял. Вспомните, что это был 1957 год, в Москве прошёл Всемирный фестиваль молодёжи, когда впервые приоткрылся «железный занавес». Если для современной молодежи такое событие не имеет какого-то большого значения, то в то время это очень повлияло на сознание и умы нашего поколения, среди молодёжи царила атмосфера всеобщего подъёма, энтузиазма. Тогда в прессе рассказывали о таких героях национально–освободительного движения стран Востока, как президент Египта Гамаль Абдель Насер, президент Индонезии Сукарно, лидеры Индии Джавахарлал Неру и Индира Ганди. Обаяние личностей зарубежных политиков очень воодушевляло. Во многом благодаря этому Виктором Викторовичем был выбран Институт восточных языков МГУ.
 
- Елена Викторовна: Символично, что в будущем отцу довелось переводить Насера.
 
- Светлана Николаевна: Студентов МГУ, окончивших первый курс, в 1958 году страна отправила на целину – помогать с уборкой урожая. Там мы с ним волею судьбы оказались в одном отряде и подружились на всю жизнь. После четвертого курса студентов ИВЯ направляли для прохождения языковой практики в соответствующие страны. Виктор поехал в Северный Йемен, в Ходейду, где наши советские специалисты работали на строительстве морского порта. В своих воспоминаниях он рассказывал, что когда впервые попал в Йемен (тогда лететь туда нужно было с двумя пересадками - в Каире и Асмаре), и впервые столкнулся с носителями языка, то понял, что он не понимает местное население, и они его – с трудом.
 
- Елена Викторовна: Это было связано с тем, что наши студенты в университетах изучают ал-фусха – литературный язык Корана. А в каждой из 22 арабских стран существует свой диалект. Иногда даже получается, что магрибинец, алжирец и ливанец между собой разговаривают по-французски, поскольку они могут просто не понять друг друга.
 
- Светлана Николаевна: В Ходейде он работал переводчиком на протяжении десяти месяцев, совершенствовал знание арабского языка, слушая регулярно радиопередачи, успешно овладел местным диалектом, начал собирать арабские пословицы. К тому же он тогда ещё освоил навыки водителя и всю жизнь потом с удовольствием сам ездил за рулём, даже будучи уже послом в Султанате Оман.
 
Началу его дипломатической карьеры способствовало, что называется, «совпадение случайностей». Проходя языковую практику в Ходейде, он познакомился с послом Николаем Пантелеевичем Сулицким, и тот заметил в молодом Викторе Викторовиче способного и перспективного человека. Уже позже, когда Виктор Викторович закончил в Москве институт, встал острый вопрос распределения. И вот однажды мы пошли в Большой Театр, где встретили господина Сулицкого. Николай Пантелеевич, конечно, спросил у Виктора Викторовича, как обстоят дела с распределением и планами на будущее. После этого он был приглашен в МИД, работать в посольстве Советского Союза в Йемене в качестве переводчика.
 
-Елена Викторовна: Интересный случай рассказывал Евгений Максимович (Примаков – прим. ред.). Их знакомство с отцом случилось в 1966 году (В.В. работал в посольстве в ранге атташе, а Е.М. приехал в Йемен в качестве корреспондента газеты «Правда»). С тех пор Евгений Максимович не упускал из вида становление В.В. как арабиста и приглашал заниматься научной деятельностью в Институт востоковедения. А военные звали его к себе, обещая сразу дать звание майора.
 
 
-Светлана Николаевна: Это случилось после того, как Виктор Викторович переводил переговоры министра обороны А.Гречко с руководством Египта. Он заметил талант молодого переводчика, что повлияло на последующее предложение продолжить военную карьеру.
 
-Елена Викторовна: Евгений Максимович, вспоминая о тех временах, сказал: «Если бы я тогда знал, что спустя 30 лет нам доведется урегулировать самый острый вопрос в Ираке, то я не сделал бы ему такого предложения (заниматься наукой)». Позже, уже работая в Ираке, отец защитил кандидатскую диссертацию по теме баасистского движения, и Евгений Максимович был у него научным руководителем.
 
То есть они всегда шли с Евгением Максимовичем, что называется, «бок о бок»?
 
- Светлана Николаевна: Не то, чтобы они были очень близкими друзьями (всё-таки разница в возрасте и служебном положении), но они постоянно были в контакте, и Евгений Максимович в нужные моменты всегда приходил на помощь. И в политической ориентации они были близки – оба были убеждённые «государственники».
 
Чем был обусловлен такой интерес Виктора Викторовича к Востоку, к ближневосточному урегулированию?
 
- Светлана Николаевна: Интерес к ближневосточному урегулированию испытывал не один В.В., а практически весь мир! Эта проблема и по сей день не разрешена, хотя ее подчас заслоняют новые кризисы и проблемы.
 
После работы в Йемене, потом в Москве, Виктор Викторович был назначен на работу в Посольство СССР в Ираке. В 1970-е годы он участвовал в переговорах на высшем уровне и тогда лично познакомился с Саддамом Хусейном. Это знакомство много позже пригодилось ему в труднейших переговорах с иракским лидером. В 1980-е годы Виктор Викторович работал в Дамаске. Именно тогда начались его контакты с палестинцами, которые на территории Сирии и при поддержке ее руководства вели работу по созданию независимого Палестинского государства, и наши молодые дипломаты активно с ними контактировали.
Благодаря прекрасному владению арабским языком его часто привлекали для участия в переговорах наших лидеров, поэтому он был лично знаком практически со всеми главами арабских стран первого и второго эшелона. Проблемой ближневосточного урегулирования В.В. занимался по долгу службы и, конечно, весьма заинтересованно, отстаивая, по мере сил и возможностей, интересы своей страны. Он заслужил дружеское расположение палестинских лидеров Ясира Арафата, Махмуда Аббаса, между ними были очень тёплые отношения. Когда были восстановлены дипломатические отношения СССР с Израилем, то и с его руководством наладились деловые контакты.
 
Расскажите о том, как и когда В.В. писал свои стихи.
 
- Елена Викторовна: Во время работы послом в Султанате Оман на одной из встреч с арабскими послами они все, и в том числе В.В., экспромтом сочиняли стихи, естественно, на арабском. Об этом они до сих пор помнят. По словам самого Виктора Викторовича, сочинять стихи и песни для него было легким делом. Всегда и в любой обстановке он находил время для этого.
 
- Светлана Николаевна: При этом он не сочинял именно стихи, а создавал сразу песни и спешил исполнить их под гитару перед самыми близкими – родными и друзьями. Виктор Викторович хорошо играл на фортепиано, а уже во взрослом возрасте овладел гитарой, и песни свои всегда исполнял под собственный аккомпанемент. Впоследствии друзья помогли ему записать сначала 12 песен, потом еще 12 и выпустить магнитофонные кассеты, а затем и диски с этими записями. Никакой склонности к поэзии до 40 лет в нем не проявлялось. Он очень любил и ценил своего отца, и после его смерти в 1981 г. он впервые сочинил песню на тему войны, по рассказу отца. И, конечно, сказалось влияние Владимира Высоцкого. Мы собирали кассеты с его песнями, в машине, во время дальних поездок часто звучал голос Высоцкого.
 
Музыка, поэзия, изучение пословиц. И все это на руководящих дипломатических постах. Как ему удавалось все это успевать?
 
- Елена Викторовна: А ведь это еще не все. Он очень любил заниматься спортом. Обожал футбол, баскетбол, плавание, занимался каратэ. И все это он делал не по принуждению, а из искренней любви к занятиям физической культурой и спортом. Он был очень высокоорганизованным человеком, поэтому он все успевал.
 
Есть ли вероятность того, что выйдет сборник стихов Виктора Викторовича на арабском языке?
 
- Светлана Николаевна: На арабском языке, наверное, вряд ли, но на русском он издан:
Посувалюк В.В. Судьба. М., Изд. «Восточная литература» РАН. 2000 г.
- Елена Викторовна: Евгений Максимович, несмотря на занятость, написал свои воспоминания о В.В. для этой книги с его стихами, изданной в 2000 году, и лично презентовал книгу на вечере с участием его коллег - Вениамина Попова, Михаила Богданова, Виталия Наумкина, Павла Акопова, Андрея Вдовина и других.
 
- Светлана Николаевна: И он же принял участие и выступил с теплыми воспоминаниями о В.В. на презентации книги «Багровое небо Багдада», которая прошла в январе 2012 г. в Доме приемов МИД на Спиридоновке с участием С.В.Лаврова, М.Аббаса и других. Тогда же палестинский руководитель вручил семье В.Посувалюка Орден «Звезда Иерусалима» как символ благодарности народа Палестины. Еще раньше В.В. был посмертно награждён орденом "Ожерелье Вифлеем-2000" (2005).
 
Расскажите, когда началась работа над книгой «Багровое небо Багдада»? 
 
- Светлана Николаевна: Над своими багдадскими воспоминаниями Виктор работал осенью 1998 года, восстанавливаясь после перенесенной онколо­гической операции. Теперь я понимаю, что он торопился, ставя перед собой задачу успеть положить пережитое на бумагу. Закончить и отредактировать свои заметки он не успел… Долгое время рукопись лежала в столе без движения: боль утраты после ухода мужа в 1999 г. была слишком острой. Да и сам он сомневался, сможет ли опубликовать напи­санное. К рукописи я вернулась в 2008 году, расшифровала записи, хотела приурочить публикацию к десятой годовщине его ухода из жизни. Работа продолжалась более года, и в ней неоценимую помощь мне оказал В.И.Колотуша, ветеран дипломатической службы. Книга представляет собой сборник, в ней, помимо собственного текста В.В. есть мой рассказ о нём, есть воспоминания его коллег и друзей, а также его статьи, содержащие анализ взаимоотношений СССР, а затем Российской Федерации с Арабским миром.
 
- Елена Викторовна: Книга вышла в январе 2012 года. В ней В.В. вспоминает о событиях в Ираке в 1990-91 году. Сейчас это читается как захватывающий детектив, а что тогда ему довелось пережить! Ему выпала тяжкая миссия быть единственным послом, от имени всех стран «западной коалиции» в этот сложнейший период вести ежедневно переговоры с руководством Ирака. Он все успевал, даже играть на рояле для поддержания морального духа коллектива – 13 человек, оставшихся от нашего посольства в Багдаде после эвакуации в самые напряженные дни «Бури в пустыне» в январе-феврале 1991 года.
 
- Светлана Николаевна: Бомбоубежищем для спасения во время обстрелов им служила так называемая «труба» - наспех созданное сооружение из наполовину прикопанной в землю бетонной трубы диаметром два метра. Внутрь провели электричество, телефон, по стенам – скамьи, между ними – стол. Кроме В.В. в эти месяцы в Багдаде оставались со своими сотрудниками еще посол Кубы, посол Палестины и посол Ватикана, но они не имели выхода на иракское руководство.
 
В.И.Колотуша: Это записки не столько очевидца, сколько участника – человека, который находился в гуще событий, и в условиях непрерывных обстрелов и бомбежёк должен был обеспечивать контакты между советским и иракским руководством.
В Багдаде на тот момент было только два посольства, которые продолжали по-настоящему функционировать. Два посла исполняли ту роль, которая им была предназначена. Это посол Палестины – Аззам аль-Ахмед и посол Советского Союза Виктор Посувалюк. В записках очень много деталей о том, что они видели, что испытывали, какие выводы они делали.
Можно сказать, что благодаря Посувалюку диалог между руководством СССР и Ирака не прерывался ни на один день. Но никто не может представить, как технически это происходило, как посол СССР выходил на Тарика Азиза, либо на членов иракского руководства, как доставлялись послания советского руководства С.Хусейну в условиях, когда Багдад находился под непрерывными бомбардировками.
 
 
«За стойкость, мужество и героизм», проявленные за долгие месяцы кувейтского кризиса, указом президента СССР М.С.Горбачёва он в 1991 г. был награждён боевым орденом Красного Знамени (случай для работников МИДа, ведомства сугубо гражданского, исключительно редкий).
 
 
- Светлана Николаевна: И, конечно, многие помнят его роль в событиях 1998 года, когда на Ирак надвигалась западная коалиция. Работала комиссия по поиску химического оружия. Тогда Виктору Викторовичу и Евгению Максимовичу пришлось проделать колоссальную работу. В те дни им пришлось столкнуться с невероятным психологическим и моральным напряжением, что, наверное, и повлияло на состояние здоровья Виктора Викторовича.
 
- Светлана Николаевна: В последние годы работы В.В. в МИДе уже в должности замминистра российские СМИ охотно публикуют его интервью, имя Виктора Посувалюка довольно часто появляется на страницах наших и зарубежных газет. Его личность привлекает самых разных журналистов, им импонирует его чувство юмора, его открытость, дружелюбие, умение внятно и доходчиво излагать мысли. И, конечно, тот факт, что замминистра иностранных дел – ещё и бард – его только украшает.
 
 
В этот период в прессе появ­ляются публикации под звучными заголовками, например, такими: «Замминистра, который поёт», «Соло посла», «“Брусиловский про­рыв” Виктора Посувалюка», «Вазир-Мухтар наших дней». Он стано­вится популярной телеперсоной, его приглашают в свои аналитиче­ские передачи Л.Млечин, Н.Сванидзе, М.Леонтьев, С.Сорокина («Герой дня»). Кто-то говорил, что один Посувалюк мог заменить целую армаду военных.
 
- Елена Викторовна: Я даже слышала, что Бэлла Ахмадулина, узнав о смерти Виктора Викторовича, была очень расстроена этой новостью, отмечая его поэтический талант.
 
Как на Ближнем Востоке относятся к заслугам Виктора Викторовича?
 
- Светлана Николаевна: Политиков, дипломатов, да и простой народ очень располагало умение Виктора Викторовича разбавить разговор каким-нибудь стихотворением, анекдотом или арабскими пословицами, которых он знал множество. В арабском мире его хорошо знали, и даже сейчас, спустя 18 лет, о нем многие вспоминают с большим уважением.
 
- Елена Викторовна: В книге как раз упоминается о том, что после его смерти откликнулись представители многих стран, в том числе всех арабских. Может быть, нескромно об этом говорить, но Виктор Викторович был для многих легендарной личностью.
 
«С большой скорбью и сожалением узнал о кончине г-на Виктора Посувалюка - заместителя Министра Иностранных Дел, специального представителя на Ближнем Востоке, сопредседателя российско-палестинской Комиссии по мирному урегулированию на Ближнем Востоке. Г-н Посувалюк В.В. был настоящим дипломатом и умелым политиком, его уважали и ценили все, кто его знал. Он был также моим большим другом и другом всего палестинского народа». Ясир Арафат
 
«Я знал господина Посувалюка со времени его назначения на пост специального представителя Президента Б.Н.Ельцина по Ближнему Востоку. Мы продуктивно и конструктивно работали вместе. У нас сложились хорошие рабочие отношения, и вскоре я научился уважать его мастерство, знания и практический опыт, которые он применял во имя достижения мира в нашем регионе. Господин Посувалюк внёс значительный вклад в продвижение ближневосточного мирного процесса, и нам грустно осознавать, что его более не будет с нами». Искренне Ваш, ЭЙТАН БЕНЦУР. Генеральный Директор МИД Государства Израиль
 
- Светлана Николаевна: Наше мнение, конечно, субъективно. Но нам очень приятно до сих пор слышать восторженные отзывы о деятельности Виктора Викторовича. Нам казалось, что к нему по-особенному относятся и арабские партнеры, и наши коллеги. Многие высоко ценили как его дипломатический дар, блестящее владение арабским языком, так и личное обаяние. Конечно, многим памятны его заслуги в 1991 году, когда он был послом СССР в Багдаде, и ему пришлось в спешном порядке эвакуировать около восьми тысяч наших сотрудников вместе с их семьями. Это было одним из первых случаев в мировой дипломатической практике по масштабности мероприятия.
 
Елена Викторовна, Вы изучали арабский в ИСАА МГУ. Расскажите, как интерес Вашего отца к арабскому языку, к Востоку повлиял на Вас?
 
- Елена Викторовна: Я думаю, что это была прямая связь. Когда мне было полгода, я оказалась с семьей в Йемене. Потом мы с папой отправились в Ирак, и там я жила с родителями два года до поступления в школу. Арабский язык тогда освоить я не могла, но с той поры чувствую себя в арабских странах как дома. К сожалению, обстановка в тех странах на тот момент была крайне неспокойной, и находиться ребенку там было небезопасно. Но любовь к арабским странам и желание путешествовать по ним у меня осталось и по сей день, а знание языка помогает общению.
 
- Светлана Николаевна: Выбор арабистики у нас – это, конечно, семейное. С арабским миром нашу семью связывает многое, ведь мы с Виктором Викторовичем прожили в Йемене, Ираке, Сирии, Султанате Оман, потом снова в Ираке в общей сложности более 18 лет. Младшая сестра Виктора Викторовича Людмила, после школы тоже поступила на востоковедение и была замужем за арабистом. Она стала прекрасным специалистом в области арабской исторической литературы, много лет проработала в Издательстве Восточной литературы Российской Академии наук. Поэтому Елене, можно сказать, было суждено пойти по этому пути.
 
 
 
Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии презентации книги В.В.Посувалюка «Багровое небо Багдада», Москва, 20 января 2012 года
 
Дорогие друзья,
Мне очень приятно, что так много людей откликнулось на наше приглашение прийти сегодня на презентацию книги В.В.Посувалюка - выдающегося советского и российского дипломата, нашего товарища. Книга состоит из его воспоминаний и дневников, включает в себя серию литературных зарисовок его друзей и коллег, работавших вместе с ним на дипломатическом поприще.
Виктор Викторович был великим человеком, дипломатом высочайших профессиональных качеств и таланта, который освоил все тонкости нашей профессии. Он работал самозабвенно, филигранно и творчески. Начав трудовую деятельность в качестве переводчика на строительстве морского порта в Йемене, он стал уважаемым собеседником для королей, президентов и министров.
Мы высоко ценим присутствие на нашей сегодняшней встрече председателя Палестинской национальной администрации М.Аббаса, который тесно взаимодействовал с Виктором Викторовичем, в том числе в рамках Российско-Палестинского рабочего комитета по Ближнему Востоку.
Особое место в жизни В.В.Посувалюка занимал Ирак, которому он отдал почти десять лет, в том числе в качестве Посла России в самые тяжелые для этой страны дни. Отсюда и название книги «Багровое небо Багдада». Занимая должность заместителя Министра, В.В.Посувалюк выполнял поручения Министра иностранных дел России Е.М.Примакова, пытаясь отодвинуть во времени то, что в итоге оказалось неизбежным в отношении судьбы С.Хусейна. Благодаря его усилиям на определенном этапе удалось избежать разрушительного удара по Ираку в конце 90-х гг.
Профессионал высочайшей пробы, поэт, бард, музыкант, Виктор был талантлив во всем. Он заражал окружавших его людей своей энергией и обаянием, свято чтил друзей. Огромное место в его жизни занимала семья – жена Светлана Николаевна, дочь, внучка.