В любой интеллектуальной среде и традиционно особенно в русской, никогда не утихают споры вокруг извечного вопроса: кто мы, зачем пришли в этот мир, что должны оставить потомкам. В последнее время такие дискуссии приобрели еще большую остроту: наверное, это потому, что в наше, ставшее таким сложным время, усилилась потребность в постижении истины и понимания справедливости. При этом внимание волей- неволей сосредотачивается на теме российской идентичности, сущности современной российской государственности.

Волею судеб Россия оказалась на перекрестке мировых цивилизаций между Европой и Азией: треть в Европе, две трети в Азии, и в силу географических, исторических, демографических, культурных параметров как неразрывная уникальная полиэтническая, многоконфессиональная сложилась целостность различных народностей, национальностей, верований западных и восточных сторон. Появился неразрывный сплав русского народа с другими группами восточных славян, с народами уральской, финно-угорской группы, с алтайской, тюркской, кавказской и других языковых семей Западной, Центральной Восточной Азии, Тихоокеанской культурой. В конфессиональном плане это взаимодействие православия на западе — с католицизмом, протестантством, -на востоке с исламом, буддизмом, ламаизмом, а также язычеством и многими местными верованиями народов Крайнего Севера. Так на протяжении истории Россия сформировалась как уникальная самостоятельная евразийская цивилизация.

На протяжении многих десятилетий в российском обществе четко прослеживалась борьба двух тенденций, так называемых славянофилов и западников. Эти дискуссии носили под час весьма острый характер, их участники могли носить другие имена, но суть от этого не менялась. Например, всеми уважаемый академик Д.С. Лихачев твердо исходил из того, что Россия является частью Европы. Очень часто аргументация той или иной точки зрения носила чисто идеологический, а порой конъюнктурный характер.

Впервые о евразийском характере российской цивилизации заговорило движение российских интеллектуалов-имигрантов, которые покинули страну после октябрьской революции.

Несколько упрощая широчайший арсенал их аргументов и доказательств, можно говорить о том, что для них основой нашей государственности было соединение туранских (сегодня мы говорим исламских) элементов и православия.

Выдающимися представителями этого направления были князь Н.С. Трубецкой и П.Н. Савицкий.

Последним евразийцем называл себя наш выдающийся ученый Л.Н. Гумилев.

В последнее время работы этих замечательных мыслителей получили широкое распространение, я бы хотел привлечь внимание к другому знаменитому ученому-просветителю Исмаилу Гаспринскому, одному из самых крупных теоретиков ислама конца XIX начала XXв., которого современники называли «человеком, пробудившим весь тюркский мир».

Сам Гаспринский часто называл себя русским (он, кстати, некоторое время был секретарем И.С. Тургенева), что ни в кое мере не помешало ему оставаться мусульманином, потомком знатного крымско-татарского рода, восходящего к временам Золотой орды.

В своих трудах, например, «Русско-Восточное соглашение» и «Русское мусульманство» Исмаил Гаспринский раскрывает сущность русской цивилизации как Евразийской, соединяющей в себе черты как православия, так и ислама, подчеркивая естественную близость православных и мусульманских народов, которая исторически обусловлена их многовековым проживанием в пределах общей геополитической зоны и переплетением интересов тюркских и, шире, мусульманских народов с державными устремлениями российской империи. «Русско-мусульманский мир,… раскинулся с берегов Северного Ледовитого океана, до глубин заэкватариальной  Африки в одном направлении и от границ Балтики и  Адриатики до Китайской стены и морей Индокитая – в другом … Залегая между европейскими и монгольскими мирами, русско-мусульманский мир находится в центральных частях полушарий на перекрестке всех дорог  и сношений торговых, культурных, политических и боевых»[1].

И.Гаспринский был убежден, что союз русского мусульманства с русским православным народом даст новый творческий импульс мусульманской цивилизации в целом, что в свою очередь откроет путь для России ко всему мусульманскому Востоку.: «Представим себе, что Россия вошла в искренние, дружественные отношения с Турцией и Персией, — писал Гаспринский. — Дружба эта отразилась бы весьма чувствительно на отношениях к Египту и ко всему арабскому миру с одной стороны и на Афганистан и Индо-мусульманский мир – с другой (стр.73-74) [2]. Эти мысли звучат на той же самой высокой нравственной патриотической ноте, что и слова В.В. Путина (в Малайзии в октябре 2003), что «Россия на протяжении веков переплетена с исламским миром …естественными связями и они наполняются реальным практическим содержанием». И что (в сентябре 2015г.) «сегодня традиционный ислам – это неотъемлемая часть духовной жизни нашей страны. Его гуманистические ценности, как и ценности других наших традиционных религий, учат людей милосердию, справедливости, заботе о близких. Все мы это очень высоко ценим».

Понимание евразийской цивилизация проходит в российской истории через века, от поколения к поколению. Выдающийся наш философ Н.А. Бердяев постоянно напоминал, что «Россия должна себя сознавать и западом и востоко-западом, соединителем двух миров, а не разграничителем.

Россия относится к Азии совсем иначе, чем западные народы. Азиатские дела для нас не роскошь, не прихоть, происходящая от избытка сил, не удовлетворение той или другой исключительной цели, как торговля, политическое влияние и прочее; для нас они дела русские, обойти которые нам нет никакой возможности. У России, как у Януса, два лица: одно обращено к Европе, другое к Азии. Мы не создавали себе такого положения, мы родились государством, сросшимся одинаково с Европой и с Азией. Англия владеет Индией потому только, что ей случилось нечаянно захватить эту страну; без Индии она будет все тою же Англией, ее острову не грозят ни на волос опасности от каких бы то ни было событий в Азии. Для России же результат перелома, начинающегося на этом материке, составляет жизненный вопрос». И ведь вправду, эти прозорливые слова сегодня столь же актуальны и востребованы, как и столетие тому назад.

В настоящее время становится все больше сторонников признания государственно-образующей и цивилизационно-образующей роли православия и ислама, отдавая безусловный приоритет православной культуре как стержневому фактору, обеспечивающему сближение различных культур, ментальностей и мировоззрений на всем пространстве России.

Россия представляет собой особый вид цивилизации: (протяженность 9000км в широтном и до 4000 в меридиональном направлениях) ее характеризуют историческая длительность  (с IX века), полиэтничночть (около 150 национальностей) и многоконфессиональность (свыше 60-ти вероисповеданий). В становлении и развитии российской цивилизации особую роль сыграло государство. Неповторимый облик российской культуры был предопределен глубоким синтезом западных и восточных влияний. Интегрирующим началом многонационального суперэтноса выступил русский народ. Его интеграционными чертами стали «самоограничение, подвижничество, терпимость, склонность к справедливости и совестливости, к взаимообогащению культур, оказанию помощи служению человечества.

В настоящее время, когда мы наблюдаем кризис западной цивилизации и подъем восточных, как никогда актуальным является тезис новых евразийцев о том, что всестороннее содружество православия и ислама остается важнейшей скрепой российской государственности.

[1] Гаспринский Исмаиль-бей. Россия и Восток. Казань: татарское книжное изд. 1993 Стр.60-61

[2] «Евразия и Ислам. Евразийски вектор: мусульманская религиозная и общественно-политическая мысль о цивилизационном единстве России-Евразии». Научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия». Москва 2017. с.86