Катрин Хилле (Kathrin Hille). «Старые кадры Путина в создании новой глобальной повестки».

Согласно закону, 13го марта должен уйти советник Владимира Путина по внешней политике 70-летний Юрий Ушаков, достигший верхней планки пенсионного возраста для госслужащих. Российские дипломаты в последнее время только и говорили о его вероятном преемнике. Будет это посол в Китае Андрей Денисов или, быть может, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков?

 
Теперь в Кремле затишье. «Ожидаем, что он останется еще как минимум на год. Ввиду существующей неопределенности в российско-американских отношениях, Путин вряд ли позволит ему уйти сейчас», — говорит Валерий Соловей, профессор МГИМО — альма-матер всех дипломатов. Сомнения Кремля в отношении Ушакова освещают ту бюрократию, что ведет Москву сквозь самое серьезное противостояние с Западом со времен холодной войны, и побуждает Россию вернуть себе статус сверхдержавы. Этот аппарат был построен еще при СССР и состоит из людей, отшлифовавших свои навыки в советское время. Российские дипломатические инсайдеры приписывают растущее влияние Москвы не только острому чутью господина Путина на благоприятные возможности, но и слаженной и многоопытной дипломатической машине. Начиная с 2014 года, Россия аннексировала Крым и разожгла сепаратистский конфликт в восточной Украине; изменила ход гражданской войны в Сирии путем военной интервенции; вклинилась в переговоры в Ливии и Афганистане; приняла меры по укреплению связей между странами Азии и углубила связи с популистами на западе.
 
«Главная причина, по которой наша внешняя политика была в последнее время успешна — это слабость Запада, и наш президент показал молниеносную реакцию в принятии решений о продвижении везде, где есть пробелы», — заявил Вениамин Попов, бывший посол в Йемене, Ливии и Тунисе. «И мы имеем возможность продвигаться так быстро потому, что наши дипломаты в Советском Союзе получили прекрасное образование, накопили уникальный опыт, и команда наша демонстрирует завидную стабильность.» Но как бы бесперебойно не работала машина, рано или поздно ей понадобится обновление — и многих, как в самой стране, так и за ее пределами интересует степень готовности Москвы. «Для нас это серьезная проблема: налицо разрыв поколений», — говорит Попов. В течение многих лет после распада Советского Союза дипломатическая служба старалась сохранить сотрудников среднего звена или привлекать молодежь, несмотря на предлагаемые банковской сферой, да и частным сектором в целом, более высокие зарплаты. Утечка кадров прекратилась, а пробел остался. «Сегодня молодые люди снова стремятся стать дипломатами», — говорит Попов. «Но среднего звена нам не хватает».
 
Десятки российских дипломатов вышли далеко за пределы пенсионного возраста. За министра иностранных дел Сергея Лаврова, которому в этом месяце исполняется 67, Владимир Путин держался в течение 13 лет. Президент даже в шутку сравнивал его с советским министром иностранных дел Андреем Громыко, который прослужил 28 лет и за свой жесткий стиль переговоров получил прозвище «мистер Нет».
Посол России в ООН Виталий Чуркин умер в прошлом месяце незадолго до своего 65-летия, спустя 11 лет на дипломатическом посту. Сергей Кисляк, которому в этом году исполняется 67, был послом Москвы в США более восьми лет. Известный в Вашингтоне как гуру по связям Кисляк — недавно он оказался в центре внимания за отказ двух членов администрации Трампа рассказать о своих контактах с ним во время предвыборной кампании в США — должен был выйти на пенсию еще в прошлом году. Но Москва сохранила его в должности, чтобы он помог ей сориентироваться в условиях перехода США к новой власти, последствия которого могут быть непредсказуемы для двусторонних и международных отношений.
 
Среди послов России в Германии, Франции, Китае, Японии, Египте, Израиле, Иордании, Тунисе и Марокко нет никого моложе 65 лет. Пяти из десяти заместителям Лаврова больше 60, а более трети департаментов Министерства иностранных дел возглавляют люди, перешагнувшие порог пенсионного возраста.
 
Люди, знакомые с работой Министерства иностранных дел, говорят, что г-н Лавров встроил дипломатическую службу в «сеть представителей старой закалки», в основе которой лежат десятилетия личных отношений. «Он знает всех, и ему нужно только поднять трубку и позвонить кому-то из послов или других специалистов, а они понимают его с полуслова», — говорит Валерий Соловей.
 
Более 20 человек, окончивших МГИМО пока Лавров там учился, находятся, согласно статистике университета, на дипломатической службе в должности послов.
 
Преимущества были заметны и в политике России на Ближнем Востоке. Региональные дипломаты говорят, что спецпредставитель президента РФ в регионе Михаил Богданов беседует с коллегами на почти идеальном арабском и полагается на связи многолетней давности.
 
Западные дипломаты предупреждают, что отсутствие молодых чиновников на высших дипломатических постах подвергает Москву риску неправильной оценки политической или экономической ситуации. В МИД эти опасения опровергают, заявляя, что все сотрудники подбирались с учетом «профессиональных и личностных качеств». По словам его представителей, непрерывное обучение всех дипломатов, независимо от возраста, гарантирует их постоянное соответствие «установленным современностью требованиям дипломатической службы». «Дипломатическая смена поколений является совершенно нормальным процессом и происходит естественным образом при уходе старших представителей дипломатического корпуса», —сказали в министерстве. Эксперты считают, что грозная и неотвратимая дипломатическая сила Москвы будет полезна лишь до тех пор, пока внутренние проблемы в США и ЕС продолжат предлагать возможности Владимиру Путину. «Он вряд ли изменит свою кадровую политику использовать тех, кто верен и эффективен», — говорит г-н Соловей. «Этот принцип будет прекрасно работать следующие пять или около того лет.»