Подолян: Пришли новости буквально около часа назад о том, что в Германии арестован молодой человек из Афганистана, который обвиняется в изнасиловании и убийстве 19-летней дочери высокопоставленного чиновника. Выходец из Афганистана, который прибыл в Германию в 2015 году в качестве просителя убежища.

Куликов: Да, этот чиновник - правая рука директора Еврокомиссии по юридическим вопросам. Как пишет пресса об этом. И такие новости - новости каждого дня практически. Тема, которую вы последовательно обсуждаете, Вениамин Викторович, мне кажется наиважнейшей, потому что если мы будем смотреть только на материал, то мы вряд ли разберемся в причинах и, главное, в возможных сценариях решения этих проблем, и вот таких преступлений, которые возникают. Вы обсуждаете все время тему кризиса европейской цивилизации. Я бы и сегодня хотел именно об этом поговорить, потому что знаю, что вы написали ряд новых работ по этому поводу, поэтому - вам слово.

Попов: Спасибо, Дмитрий Евгеньевич! Я хочу сказать, что этот эпизод свидетельствует действительно о кризисе западной цивилизации в целом. И одно из проявлений этого большого кризиса - цивилизационный разлом между Западом и исламским миром. Он выражается и в Европе, и в Америке в том, что такое значительное количество разных беженцев, которые приехали, пытаются как-то утвердиться. И чем больше население этих беженцев и этих меньшинств, тем сложнее Западу управляться с этим меньшинством. Особенно это видно во Франции. Я бы хотел сказать, что это одно из проявлений.

Если позволите, я бы хотел чуть-чуть остановиться не только на сиюминутных событиях, то есть минутная или секундная стрелка, но и на часовой стрелке.

Куликов: Безусловно, я к этому вас и призываю, и об этом вас прошу.

Попов: Мне кажется, что этот кризис западной цивилизации, западной системы сейчас проявляется очень ярко, отчетливо и очень рельефно во многих событиях. Но мы привыкли к тому, что какие-то знаковые события определяют какие-то вехи, потому что это длительный процесс, он и дальше будет продолжаться, этот кризис. Я бы, может быть, взял за точку отсчета, как ни странно, совместное российско-китайское вето в Совете безопасности по Сирии. Мы три раза его применяли. Это в какой-то степени было формальным концом однополярного мира, подвело своеобразную черту. Уже другая раскладка сил, в том числе и в Совбезе.

Но более рельефной вехой стало, конечно, 30-е сентября 2015 года, когда воздушно-космические силы Российской Федерации вошли в Сирию и стали там активно применяться, и наша борьба с исламистским терроризмом стала приобретать совершенно иное качество.

Полностью слушайте в аудиоверсии.