Группа стратегического видения "Россия - Исламский мир"

Group of Strategic Vision "Russia - Islamic World"

Коранический гуманизм. Толерантно-плюралистические установки

Тауфик Ибрагим

Книга раскрывает гуманистическое, толерантно-плюралистское учение Корана о религиозном разнообразии, отношении к иноверцам и принципах ведения межконфессионального диалога. Критике подвергаются радикально-экстремистские интерпретации коранических установлений относительно джихада и войны. Вопреки утвердившимся воззрениям, автор показывает, что мусульманское Писание не устанавливает какой-либо меры наказания за перемену вероисповедания и фактически отменяет смертную казнь.

Предисловие

Настоящая книга представляет собой первую часть исследования, посвященного раскрытию гуманистических аспектов коранического послания, которые, значительно опередив свое время, не были вполне адекватно освоены со стороны большинства традиционных/средневековых богословов.
Как благовестит Коран, пророк Мухаммад был воздвигнут посланником «в милость всем людям» (21:107). Кораническое послание учит о человечестве как о единой семье, провозглашает национально-этническое многообразие и религиозно-конфессиональный плюрализм Божьим предначертанием, заповедует свободу совести и вероисповедания.
В нем нет места для «священной войны» во имя распространения веры. Предельно сужая круг уголовно наказуемых грехов, мусульманское Священное Писание фактически отменяет смертную казнь. Однако многие из этих установок были существенно затемнены средневековыми толкованиями и наслоениями, а в ряде случаев произошел возврат к суровым нормам уголовного права, от которых сам Коран отказался. Раскрывая подлинную, толерантно-гуманистическую интенцию коранического учения, предлагаемые вниманию читателя очерки призванные содействовать не только восстановлению исторической правды, но и развенчанию широко распространенных в обществе (и отчасти среди самих мусульман) стереотипов о жестокости/нетерпимости ислама, а также идеологическому разоружению выступающих от его имени ригористов, фанатиков и обскурантов.

Вместе с тем, как заметит читатель, на протяжении всей истории ислама были также мыслители, которые отстаивали высокие толерантно-гуманистические идеалы коранического/пророческого ислама. В Новое время именно российские мусульмане острее всех осознавали величие и актуальность этих идеалов. М. Бигиев в начале XX в. выступил ярким поборником концепции «всеохватности Божьей милости», которая была поддержана некоторыми мусульманскими учеными, в том числе муфтием Р. Фахретдиновым, подчеркивавшим судьбоносное значение этой концепции для будущего как российского, так и вообще мирового ислама. Но в силу известных причин работы в этом направлении были прерваны, не успев утвердиться в общественном сознании и не получив дальнейшего развития.
Изложенные в настоящей работе идеи преимущественно идут в русле означенной концепции. И я надеюсь, что нынешнее поколение мусульман России еще больше, чем столетие назад, понимает всю необходимость освоения коранического гуманизма, следования ему и донесения до других.
Первоначальные версии представленных здесь очерков появлялись в журналах «Восток» (Oriens; 2006–2007)1 и «Минарет» (2006), а затем вошли в сборник моих статей «На пути к коранической толерантности» (Нижний Новгород, 2007) и в первые два выпуска серии «Коранические чтения» (Москва-Нижний Новгород, 2008). При подготовке нового издания были учтены, по мере возможности, замечания коллег и читателей, за что я приношу им мою глубокую признательность. Буду благодарен и за предложения и замечания по настоящей версии, пусть и самые критические.

Фрагменты из Корана, Сунны и других источников на арабском языке приводятся в моем собственном переводе (если не оговорено иное). Коран цитируется по номеру суры - главы и, через двоеточие, номеру айата-стиха. Так цитируются и тафсиры-комментарии к Корану. Собственно же пророческая традиция, Сунна, состоящая из хадисов-преданий об изречениях и деяниях самого пророка Мухаммада, представлена прежде всего шестью наиболее авторитетными сводами, своего рода «каноническими»: два «Сахиха», составленных аль-Бухари и Муслимом, а также четыре «Сунана» Абу-Дауда, Ибн-Маджи, ан-Насаи и ат-Тирмизи. Если хадис фигурирует в обоих «Сахихах», которые считаются наиболее надежными сводами, то при ссылке на каноническую Сунну указываются лишь эти два источника. Как хадисы, так и шархы-комментарии к ним4 цитируются по их номеру в цитируемых изданиях.

На страницу автора: 
Вернуться в Библиотеку