Муфтий Северной Осетии, член Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир» Хаджимурат Гацалов, в своем интервью республиканской газете «Северная Осетия», рассказал об основных направлениях деятельности на посту духовного лидера региона.

– Хаджимурат Харумович, салам алейкум!

– Ва алейкум ас салам вам и читателям газеты!

– Откройте, пожалуйста, тайну: о чем вы говорили с главой республики?

– Никакой тайны нет, просто встреча состоялась в поздний час, когда вы и ваши коллеги уже отдыхали. А получилось так из-за очень плотного графика работы Вячеслава Зелимхановича, который все же регулярно находит время для встреч со мной и детального знакомства с состоянием дел в умме Северной Осетии.

Так было и на этот раз. Я сообщил главе республики о скором завершении реставрации исторической мечети в селе Эльхотово. Этот самый большой до недавнего времени мусульманский храм на Северном Кавказе мы с Божьей помощью планируем открыть летом.

Разумеется, я пригласил руководителя республики на это знаменательное торжество, как и на предстоящее заседание совета Духовного управления мусульман республики по итогам его работы в ушедшем году. Нам хотелось бы услышать от главы то, как он видит деятельность исламского духовенства, на чем необходимо сконцентрировать внимание в первую очередь, каким, на его взгляд, должен быть формат сотрудничества власти и религиозных организаций. Думаю, было бы правильным, чтобы и глава услышал проблемы имамов и их мнение о совместной работе.

Также мы обсудили строительство новой кафедральной мечети в Пригородном районе, вопросы укрепления отношений с соседними республиками, обучения членов нашей общины за рубежом и другие.

– Длинный перечень, но вы все-таки утаили один вопрос! Глава республики поздравил вас с избранием в президиум Совета муфтиев России. Мы присоединяемся к поздравлениям. Но насколько это почетно?

– Дело не в почете, а в уровне ответственности, который очень высок! Как один из руководителей Совета муфтиев России я представляю всех мусульман нашей страны на различных международных исламских форумах и в такой авторитетной организации, как Группа стратегического видения «Россия – исламский мир».

Ее основателем и первым председателем был выдающийся политик Евгений Примаков. После его смерти организацию возглавил Президент Татарстана Рустам Минниханов, а ее координатор – известный дипломат Вениамин Попов. Организация ведет широкий и профессиональный диалог со странами исламского мира по самым актуальным вопросам мировой политики.

– В том числе и по ситуации в Сирии?

– По Сирии прежде всего, потому что это не только ее внутренний конфликт, но и сфера столкновения интересов двух миров – западного и восточного. Россия как часть обоих этих миров лучше других понимает их психологию и выступает умелым посредником как в выражении интересов, так и в поиске компромисса при их достижении.

– Вы сейчас говорите, как светский человек, но с точки зрения ислама есть ли у России такое право?

– Наша страна – одно из крупнейших исламских государств в мире, имею в виду численность мусульман. Несколько лет назад президент страны Владимир Путин назвал цифру приверженцев ислама в России – более 20 млн человек. Это больше, чем во всем немусульманском мире и во многих мусульманских странах!

Так что Россия является существенной и значимой частью исламского мира, имеет статус наблюдателя в самой авторитетной международной организации «Исламская конференция» и, надеемся, станет ее полноправным членом.

Это стремление основано не на конъюнктуре, а на исторической роли Российской империи, Советского Союза и современной России в жизни Ближнего Востока, Северной Африки, Юго-Восточной Азии, где наша страна всегда выступала защитницей интересов суверенных государств.

– Вы упомянули Советский Союз, но ведь его идеология проповедовала атеизм!

– Это так, но при этом наша страна всегда уважала национальный суверенитет любого государства и «приходила» туда только по приглашению ее законно избранного руководства, как это было недавно в Сирии.

И в то же время у нас перед глазами пример иного рода, когда одна страна или группа стран бесцеремонно вмешиваются во внутренние дела никак географически не связанных с ними государств, осуществляют в них военное вторжение якобы для борьбы с террористами или антидемократическими режимами, которые и были созданы и приведены к власти этими же странами!

Последствия этих многолетних вторжений – свержение законно избранной власти, тотальная разруха и гуманитарная катастрофа в целом ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки. Сегодня пылает почти весь названный регион, а террористы хозяйничают еще и по всей Центральной Африке.

Анализ этой неоколониальной политики Запада, направленной не только против исламского мира, но и нашей страны, я изложил в книге «Россия и ислам: на острие атаки». Ее презентация с успехом прошла в Москве, в Российском совете по международным делам в прошлом году.

– Но нас убеждают, что это дело рук исламских радикалов, фундаменталистов, ваххабитов и так далее…

– У любой религии есть умеренные последователи, в исламе умеренность называется «васатыйя», и радикальные, уходящие в крайности. Ислам всегда признавал преемственность трех мировых религий – иудаизма, христианства и самого себя.

Представители радикальной направленности, напротив, считают неверными всех немусульман и большую часть самих мусульман, недостаточно, по их мнению, придерживающихся Корана и заповедей пророка Мухаммеда, и объявляют им «священную войну».

Между умеренными и радикалами идет непримиримая борьба даже внутри нашей религии. Мы это видели в Афганистане (Аль-Каида), в Сирии (ИГИЛ – запрещенная в России организация – прим. ред.), в ходе недавних «цветных революций» в Ливии и Египте. Ее-то отдельные страны и используют в своих политических и экономических интересах, поощряя распространение радикальных идей, организуя и направляя их последователей против неугодных исламских правительств и стран.

Истинные мусульмане не признают названные выше террористические организации в качестве религиозных мусульманских, потому что их идеология и поступки в корне противоречат миролюбивому характеру ислама.

– А каков характер вашей религии в России, на Кавказе?

– Исламу на территории России никогда не был свойствен радикализм. Напротив, в условиях ее многонациональности и религиозности российский ислам всегда отличался терпимостью к другим религиям, умением мирно сосуществовать с ними и сотрудничать в соответствии с правилами Шариата. «Не запрещает вам Аллах являть добродетель и справедливость к тем, кто не сражается с вами из-за религии и не изгоняет вас из жилищ ваших, ведь любит Он справедливых», – говорится в Коране.

Эти традиции продолжаем и мы. В начале 2000-х годов международные радикально-террористические организации попытались объявить Северный Кавказ «территорией войны». Это понятие нашей веры, отменяющее действие, скажем так, исламского «гуманитарного права» на территории, где идет джихад. Иными словами, здесь, у нас, объявлялась вседозволенность в методах ведения войны и в отношении к противнику – ко всем неугодным. Это то, что мы видели в Сирии, на территориях, захваченных ИГИЛ*.

Тогда только Духовное управление мусульман Северной Осетии приняло в 2013 и 2015 годах фетвы – решения духовных авторитетов на основе Корана и Шариата – о том, что Северный Кавказ не является «территорией войны», о запрете участия жителей республики в конфликте в Сирии и о признании ИГИЛ* незаконным образованием, чьи действия противоречат исламу.

Позже нас поддержали некоторые духовные управления страны, в том числе Чеченской Республики, за что мы, их руководители, были объявлены врагами ИГИЛ.

– Вас это не остановило?

– Скорее, наоборот – подстегнуло! У мусульман Осетии выстроены многолетние отношения с Русской православной и Армянской церквами, представителями католицизма, иудаизма и местных верований. У нас был опыт проведения совместного летнего лагеря для детей из христианских и мусульманских семей. В этом году мы надеемся его возродить.

Несколько лет назад наше Духовное управление стало инициатором проведения региональной «Эстафеты мира и братства», которая за это время прошла в большинстве республик Северного Кавказа. Гости со всего региона участвовали в наших спартакиадах и спортивных турнирах…

Не говорю уже о многочисленных международных и региональных конференциях, встречах на общественных площадках и в учебных заведениях, посвященных противодействию экстремизму и укреплению межнациональных и межрелигиозных связей.

Мы ведем и большую рутинную работу, заботясь о больных и неимущих, невзирая на религию, посещая детские дома, убирая мемориалы защитников Родины, кладбища, территории больниц и зон отдыха… И чаще всего делаем это плечом к плечу с представителями самых разных народов и вероисповеданий.

– Но ведь были же в республике и громкие преступления на религиозной почве, и факты нелегального участия наших жителей в войне в Сирии на стороне ИГИЛ*!

– Во-первых, ни один из этих преступников не был постоянным членом мусульманской общины республики! О подозрительном поведении некоторых из них мы знали, вели с ними разъяснительную работу как с заблудшими. Когда же стало понятно, что это не просто заблуждение, а опасная позиция, то Религиозным советом было принято и озвучено в общинах решение о том, что они не могут являться представителями мусульманской общины Северной Осетии. На этом основании мы предостерегли остальных от подобных убеждений и общения с носителями радикальной идеологии.

Что касается участия жителей нашей республики в сирийской войне, то факты эти, к счастью, не так многочисленны, и решение об этом одурманенные игиловской интернет-пропагандой принимали втайне. В основном этих людей в общинах не знали. Если бы было иначе, уверен, мы бы смогли повлиять на некоторые неокрепшие умы и отвратить их от губительного шага.

– Что в ближайших планах вашей организации?

– Продолжать жить, работать и по мере сил выполнять программы развития страны и республики, которые озвучены в посланиях Владимира Путина и Вячеслава Битарова. Ведь оба руководителя призывают нас, народ России, быть едиными и целеустремленными. Так и будем действовать!

А мусульмане участвуют в политической жизни и даже голосуют!

– Конечно, да! Мы такие же граждане и патриоты России, как православные, католики и иудеи, которые здесь родились, живут и работают. Впрочем, ваш вопрос далеко не праздный, и мы действительно консультировались с ведущими исламскими богословами мира о непротиворечии активной гражданской позиции мусульман мусульманскому законодательству – Шариату.

Их ответ был однозначным: согласно ему ты обязан делать все для блага твоей Родины, живущих на ней людей. Именно поэтому мы провели специальные проповеди и совещания с духовными исламскими лидерами республики и разъяснили имамам и верующим, что участие в выборах – это гражданский долг каждого взрослого жителя страны.

Мы хотим, чтобы мусульмане были активными гражданами нашей республики, людьми неравнодушными, старающимися творить благо и нести добро людям. Надеемся увидеть молодежь Осетии ответственной за судьбу своей малой родины и воспитанной на славных традициях прошлых поколений. В этом мы видим основную задачу, и неустанный труд специалистов ДУМ, имамов, председателей общин и старейшин направлен на солидарность и консолидацию многонационального народа нашей республики.

Источник: интервью Хаджимурата Гацалова для газеты Северная Осетия от 21.03.2018.

  • Террористическая организация, запрещенная в России