Советский и российский историк, политолог, дипломат, специалист по новейшей истории и политике Франции Юрий Ильич Рубинский принял участие в круглом столе на тему «Возможно ли партнерство цивилизаций?», который прошел 3 мая на территории Московского государственного института международных отношений.

«Так уж вышло в истории человечества, что судьба Европы противоречива. С одной стороны – европоцентризм и представление о том, что именно Европа стала центром зарождения всемирной человеческой цивилизации по целому ряду параметров, причем не только материальных, но и ценностных, моральных. Подобное представление существовало очень долго, так как оно подкреплялось протяжении 400 лет владычеством колониальных империй, установлением европейских стандартов в политических, государственных и правовых сферах по всему миру. С другой стороны, великие мировые религии, родившиеся не в Европе – и Иудаизм и Христианство, и Ислам, зародились в ближневосточных странах, что характерно. Тем не менее, именно Европа стала отправной точкой попыток создать некий комплекс этических представлений о добре и зле в отношениях между людьми индивидуально или коллективно. Важен и тот факт, что Европа была родиной промышленных революций, она же была местом возникновения многих идеологических конструкций: либерализма, социализма, коммунизма и других.

Возникает вопрос: а что дальше? Существуют сторонники того, что достижения Европы не приходящие, и она будет по-прежнему играть свою роль, так как замены ей нет. В том смысле, что даже самые великие цивилизации Востока, хоть и обеспечивают огромный материальный и духовный прогресс, но под национальным углом зрения они являются универсалистами.

Мое личное мнение заключается в том, что проблемы и трагедии европейской цивилизации свидетельствуют не о том, что Европа находится в упадке как центр экономики, науки и техники.

Дело в том, что сама европейская цивилизация, несущая в себе что-то общее и целостное, сегодня столкнулась с внутренними противоречиями, выхода из которых она пока не нашла.

Идейное обоснование единства европейской цивилизации, будь то христианская, светская или политическая сферы всегда были ограничены в пространстве времени, при этом всегда были плюралистичны. Скажем, Северная Европа и ее представления о добре и зле — это одно, в южной части – совершенно другое, в восточной и западной частях – третье. Сегодня эти различия естественны и даже бывшие залогом богатства европейской цивилизации. Европа имела высокий экспортный потенциал именно благодаря тому, что была плюралистична, пластична для приспособления по разным колониальным империям во всем мире. Сегодня мы видим, что основополагающие установки европейской цивилизации, особенно – этические, оказались под вопросом. С чего начался взлет европейской цивилизации как части общечеловеческой? Я бы сказал, что с модерна, с идеи прогресса, технического, экономического, научного, морального и других. Этот период прошел через разные сложные этапы. Тем не менее, идеи прогресса и модерна через преемственность стали основами и ренессанса, и протестантизма, и просвещения. Все это было основой той глобальной цивилизации, которая имела мировое измерение. Сегодня это не так. Сегодня мы видим, что понятия, которые подводятся под термин «постмодерн» превратилось из идеи демократии в бесконечное столкновение меньшинств. Сегодня Европа стала не проецировать себя во вне, а принимать в себя из тех самых колониальных империй, которые были в их сферах влияния. Не будем преувеличивать удельный вес эмигрантов в Европе, но тот факт, что они представляют иные цивилизационные ареалы, системы ценностей, вызывает страх не только за сохранение ее культуры, но и за ее идентичность. Здесь и возникает ощущение того, что сопротивляемость традиционных ценностных установок Европы оказывается под вопросом. Я бы сказал, что тот комплекс фундаментальных идеологий добра и зла между людьми, в сегодняшней Европе больше не является единым. Это разоружает ее во взаимодействии с другими цивилизациями».