Борис Федорович, как вы обычно отмечаете профессиональный праздник — День дипломата? Какой самый необычный подарок вы получили в этот день?

 
- День дипломатического работника — относительно новый праздник, и мы стараемся разнообразить его проведение. Что касается моего опыта, то могу вспомнить вечера, в ходе которых, помимо торжественной части, проводились, к примеру, викторины с вопросами по российской дипломатической службе и истории дипломатии. При этом в них участвовали наши коллеги из других посольств и иорданские друзья. В прошлом году мы провели игру «Что? Где? Когда?»с некоторым дипломатическим уклоном. Практиковали также чтение стихов наших коллег-дипломатов, сборники которых регулярно издаются в МИД России. Что касается подарков, то в наш обиход это пока не вошло. Лучший подарок — то, что мы имеем в последние годы свой профессиональный праздник.
 
Как вы оцениваете развитие российско-иорданских отношений? Какое место занимает Иордания во внешних связях России?
 
- На мой взгляд, российско-иорданские отношения вполне можно охарактеризовать как очень хорошие, я бы сказал, великолепные. Идет насыщенный политический диалог, в том числе на высшем уровне, о чем свидетельствуют неоднократные визиты в Россию Его Величества короля Иордании Абдаллы II, осуществленные в последние годы. Укреплению внешнеполитической координации способствует также тесный контакт, установленный между главами наших дипломатических ведомств. В прошлом году Сергей Викторович Лавров и министр иностранных дел Иордании Айман ас-Сафади обменялись визитами. В январе этого года они встречались на полях мероприятий в Нью-Йорке. Министры также нередко обсуждают актуальные вопросы международной повестки дня и двусторонних отношений в ходе телефонных разговоров.
 
Какие темы преобладают в политическом диалоге между Москвой и Амманом?
 
- Большое внимание уделяется поискам ответов на опаснейшие вызовы современности 一 экстремизма и терроризма. Позиции наших стран близки или совпадают. Российская Федерация и Иорданское Хашимитское Королевство выступают за создание самого широкого антитеррористического фронта, объединение усилий всего международного сообщества для борьбы с этим злом.
 
Особое внимание уделяется обсуждению проблем Ближневосточного региона, которых, к сожалению, меньше не становится. Среди них можно выделить сирийский кризис. Здесь позиции Москвы и Аммана также очень близки, прежде всего в том, что касается безальтернативности политического урегулирования на основе резолюции Совета Безопасности 2254, важности продолжения женевских переговоров под эгидой ООН. Мы ценим тот факт, что иорданские партнеры участвуют во встречах в Астане в качестве наблюдателей, а также направили своего представителя на состоявшийся недавно в Сочи Конгресс сирийского национального диалога.
                     _________________

С учетом важнейшей роли Иордании в поисках ближневосточного урегулирования эта проблематика занимает достойное место в наших контактах.

                     _________________
 
Мы выступаем за возобновление палестино-израильских переговоров для достижения справедливого урегулирования этого застарелого конфликта на известной международно-правовой основе, включая резолюции Совета Безопасности ООН и Арабскую мирную инициативу. Мы также едины в том, что Восточный Иерусалим должен стать столицей независимого палестинского государства.
 
В том, что касается Сирии, как на практике осуществляется взаимодействие двух стран, в том числе в связи с созданием зоны деэскалации на юге этой страны?
 
- После начала операции российских ВКС в Сирии главы наших государств еще осенью 2015 года договорились о налаживании координации между российскими и иорданскими военными прежде всего в плане борьбы с террористическими группировками. В этой связи был создан информационный (координационный) центр, который функционирует в Аммане. В прошлом году проводились консультации в формате Россия — США — Иордания, результатом которых стало подписание 7 июля одобренного президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом на встрече в Гамбурге меморандума по созданию юго-западной зоны деэскалации. В развитие этого документа 8 ноября в этом же формате был подписан меморандум о принципах деэскалации на юге Сирии. В Аммане был создан трехсторонний центр мониторинга, который следит за соблюдением прекращения огня в зоне деэскалации и реагирует на его нарушения. Эти договоренности стали примером прагматического сотрудничества в соответствии с принятым на полях саммита в Дананге 11 ноября заявлением Путина и Трампа, в котором выражен настрой на продолжение совместной работы по Сирии.
 
Создание этой зоны деэскалации доказало свою эффективность. Ситуация на юго-западе Сирии заметно улучшилась и в целом стабилизировалась. Улучшились условия для гуманитарного доступа, жизнь людей постепенно стала возвращаться в нормальное русло. Об этом свидетельствует и начавшийся процесс постепенного возвращения сирийских беженцев в родные места.
 
Разумеется, у нас остаются и разногласия с американской стороной в этой работе. Мы, в частности, считаем, что американское военное присутствие на сирийской территории, в том числе в районе населенного пункта Ат-Танф на юго-востоке страны, нелегитимно.
 
В каких еще сферах имеются успешные примеры развития российско-иорданского сотрудничества и как обстоят дела в сфере экономики?
 
- Откровенно скажу, что мы не удовлетворены сложившейся ситуацией в торгово-экономической сфере, поскольку товарооборот в последние годы сокращался, в основном по объективным причинам. Мы сейчас работаем над тем, как поправить это положение. С другой стороны, успешно развивается ставшее традиционным сотрудничество в сфере высшего образования. Более 20 тысяч иорданцев закончили вузы Советского Союза и России. В прошлом году для Иордании было выделено 120 мест для обучения в российских вузах за счет средств федерального бюджета. В целом же гуманитарные связи, в том числе туристические, активно развиваются. В прошлом году Иорданию посетило около 70 тысяч российских туристов.
 
Не могу не отметить, что в королевстве работают различные объединения наших друзей, которые вносят свой вклад в укрепление российско-иорданского сотрудничества, дружбы и взаимопонимания между народами наших стран. Активно проявляют себя Клуб выпускников советских и российских вузов имени Ибн Сины, Общество дружбы «Иордания — Россия» и Ассоциация русскоговорящих врачей. Председатель Клуба имени Ибн Сины Салям Тваль в прошлом году был удостоен высокой государственной награды России, и ему в торжественной обстановке в присутствии некоторых членов правительства и мэра Большого Аммана был вручен Орден Дружбы.
 
Как развивается военно-техническое сотрудничество, готовятся ли новые контракты?
 
- В этой сфере у нас накоплен неплохой опыт плодотворного взаимодействия. Достаточно вспомнить, что несколько лет назад при российском содействии в Иордании было создано предприятие по сборке ручных противотанковых гранатометов (РПГ-32). Наше сотрудничество в сфере BTC продолжается, но с учетом деликатности вопроса я бы предпочел не вдаваться в подробности.