Борис Васильевич, администрация президента США Барака Обамы заявила, что просчиталась с «арабской весной» и насаждением в странах региона демократии западного образца. Существует ли сегодня опасность распространения «арабской весны» на другие государства?

— «Арабскую весну» можно разделить на две категории. Первая, начальный этап которой представлял собой социальный протест в таких странах, как Тунис, Египет, Йемен, Бахрейн, был обусловлен внутренними факторами. А именно, социально-экономическим кризисом, коррупцией, произволом и деспотизмом правившей десятки лет властной элиты, отсутствием реальных демократических свобод при показной «фасадной демократии».
 
Режимы в этих странах являлись верными союзниками США, которые не были заинтересованы в их свержении.
 
Поэтому США и страны НАТО, прежде всего Франция, на начальном этапе не поддерживали протестные движения и были вынуждены это сделать лишь после того, как крах режимов Бен Али в Тунисе и Мубарака в Египте стал очевиден. 
 
В то же время в Ливии и Сирии, при наличии, хотя и в меньшей степени, внутренних проблем, главными причинами краха режима Каддафи и продолжающегося конфликта в САР стали внешние факторы.
 
А именно, поддержка США и их союзниками в этих странах вооруженной оппозиции. Причем США и их союзники осуществили в Ливии прямое военное вмешательство, а в Сирии пытаются использовать конфликт для реализации своих стратегических целей, в которых заявления о «насаждении демократии» являются лишь пропагандистским прикрытием. Сегодня распространение «арабской весны», как это происходило в 2011-2013 гг. вряд ли возможно, за исключением может быть ее локальных проявлений в форме продолжения протестных движений в Бахрейне, в Иордании и в Саудовской Аравии, которые, тем не менее, вряд ли смогут привести к радикальной смене режима. 
 
Можно ли рассматривать образование ИГИЛ как последствие «арабской весны», и каково его влияние сегодня в регионе?
 
— На волне «арабской весны» значительно усилилось исламистское движение, включая его радикальные течения в лице «исламского государства» (ИГ).
 
Его созданию, вольно или невольно, также способствовала администрация США во главе с Бараком Обамой и американские союзники, включая Турцию и монархии Персидского залива, которые поддерживали радикальные исламистские группировки, пытаясь использовать их в борьбе против Асада.
 
Однако сейчас экспансия ИГ в Сирии и Ираке снижается ввиду вступления в борьбу с ИГ России, а также активизации действий Международной коалиции во главе с США, чей новый президент Дональд Трамп не раз заявлял о намерении бороться с ИГ.  
 
Влияет ли сегодня нестабильность на Ближнем Востоке на ситуацию в России?
 
— Нестабильность на Ближнем Востоке безусловно влияет на ситуацию в России. Особенно это касается распространения исламистской идеологии, которая использует лозунги «возвращения к подлинному чистому исламу», «исламской социальной справедливости» и «борьбы против тиранов», что привлекает часть мусульман, особенно на фоне случаев коррупции и злоупотреблений властей. Подтверждением этого являются действия сторонников ИГ в России и тысячи граждан РФ, выехавших и вступивших в ряды ИГ, хотя здесь также играет роль фактор высоких «заработков» в ИГ.
 
Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с беженцами во Франции и ЕС?
 
— Ситуация с беженцами, а также в общем с мусульманской диаспорой во Франции и ЕС достаточно сложная. Мультикультурализм, как взаимное обогащение двух культур, не состоялся в Европе, что подтверждали лидеры Франции, Англии и Германии. В европейской мусульманской диаспоре ислам играет все большую роль, и значительная часть мусульман стремится сохранить свою мусульманскую идентификацию.
 
Часть мусульманской молодежи исповедует радикальные исламистские концепции, как некий социальный и отчасти цивилизационный протест в силу ряда внутренних и внешних причин.
 
В том числе в связи с обострением социально-экономических проблем, безработицы, от которых прежде всего страдают представители мусульманской общины, особенно молодежь. Проблема усугубляется значительным числом мусульманских беженцев, которые добавляют проблемные моменты, в частности в сфере общественной безопасности.
 
Многие европейцы выступают против приема беженцев и поддерживают правые партии, которые предлагают свое решение проблем.
 
Поэтому вполне возможно, что в результате предстоящих в 2017 году выборов, в частности президентских во Франции, в Европе появятся новые лидеры, что предполагает значительные изменения европейского политического ландшафта.  
 
 
Фото: Институт востоковедения РАН