Валентин Сергеевич, здравствуйте. Какие перспективы восстановления военного взаимодействия между РФ и НАТО Вы видите на данный момент? На каком уровне находятся сегодня отношения Россия-НАТО?

В настоящее время никакого прогресса в отношениях РФ с НАТО не наблюдается. Думаю, что перспектив восстановления взаимодействия с НАТО для военных в ближайшей и даже среднесрочной перспективе нет. Существующий сейчас «робкий» политический диалог никакого отношения к проблемам взаимодействия между РФ и НАТО не имеет.
 
Кризис между РФ с НАТО зашел слишком глубоко. Политическая основа этого кризиса, прежде всего, находится в плоскости различия взглядов РФ и НАТО на пути достижения безопасности в Евроатлантическом регионе и различия взглядов на трансформацию институтов безопасности в этом регионе.
 
Эти различия не дают возможность реализовать декларируемые как РФ, так и НАТО слова о необходимости возобновить сотрудничество. Надо, прежде всего, найти общие подходы к решению имеющихся разногласий, и только затем начать говорить о каком - либо взаимодействии.
 
А пока НАТО продолжает выполнять решения Варшавского саммита. Разворачиваются дополнительные силы на восточном фланге, создаются новые склады для размещения дополнительной военной техники и вооружений. Усиливается военная деятельность, в том числе на Черном море и на Балтийском море. Все это создает опасную ситуацию в сфере безопасности. 
 
Что в ближайшее время надо сделать, так это постараться создать систему взаимодействия между российскими и натовскими военными для не допущения ухудшения военной ситуации и предотвращения возможных опасных военных инцидентов.
 
Необходимо установить постоянные каналы общения по военной линии для решения возникающих проблем.
 
Определить правила поведения военных при их соприкосновении - как на море и в воздухе, так и на суше, и что, на мой взгляд, главное: надо эти правила юридически, или хотя бы политически, закрепить.
 
 
Есть ли какие-либо проекты, инициативы, которые могли бы сблизить НАТО и РФ и гарантировать новое развитие сотрудничества?
 
Как я уже говорил, сблизить НАТО и РФ, а также гарантировать развитие сотрудничества, в настоящее время не представляется возможным. Только устранение основных различий по вопросам обеспечения безопасности в Евроатлантическом регионе (прежде всего - как и чем такая безопасность будет достигаться) может позволить создать возможность новоего развития сотрудничества. Мне, как человеку, которому более или менее знаком механизм функционирования НАТО, и прежде всего процесс принятия решения, опыт подсказывает: РФ, несмотря на заверения натовских чиновников, остается потенциальным противником, так же как НАТО у РФ.
 
Почему это происходит – это уже другой и более обстоятельный разговор.
 
Если РФ и НАТО начнут взаимодействие по каким-либо вопросам сейчас, что, на мой взгляд, невозможно, то долговременным это сотрудничество не будет, а будет носить временный характер. Да и военные РФ готовы только к диалогу и не более того.
 
Говоря о возможных проектах такого временного сотрудничества,  нужно посмотреть, прежде всего, на опыт взаимодействия, который имелся у сторон ранее.
 
Большинство из них не потеряли своей актуальности и сейчас. Это, прежде всего, те проекты, которые влияют на безопасность сторон: борьба с терроризмом, противоракетная оборона, сотрудничество в воздушном пространстве, контроль над вооружениями и т.д.
 
Каковы возможности достижения компромисса по вопросам ПРО?
 
Взаимосвязь между СНВ и ПРО - это общепризнанный факт. Нарушение этого принципа приведет к нарушению стратегической стабильности вследствие обесценивания российского ядерного потенциала. Тем более эта взаимосвязь усиливается при сокращении таких вооружений.
 
Любые компромиссы вырабатываются путем переговоров. Решение проблемы ПРО с США и НАТО для нас, на мой взгляд, весьма актуально, и нельзя эту проблему оставлять «на потом».
 
Переговоры надо начинать сейчас и весьма решительно об этом заявить. Даже тогда, когда их предложения о сотрудничестве останутся прежними (меры доверия, обмен информацией и т.д.). Даже при естественном музыкальном сопровождении – мы не враги, ПРО НАТО в Европе России не угрожает, все это делается для устранения возможной ракетной опасности с юго-востока. И даже при том понимании, что планы США по ПРО в Европе уже реализуются.
 
На мой взгляд, пришла пора прекратить навязывать себя НАТО в качестве партнера в области ПРО, а ограничиться только необходимостью разработки военно-технических и организационных мер, направленных на исключение влияния ПРО США и НАТО в Европе на российский ядерный потенциал.
 
Важны для нас и вопросы о нахождении военных кораблей США с системами ПРО в акваториях морей и океанов, приближенных к российской территории. Все дальнейшее сотрудничество, если получится, ограничить рамками выработанных мер.
 
И самое главное для этих переговоров - реализация планов США и НАТО по ПРО в Европе должна закончиться двумя районами в Румынии и Польше без их дальнейшей модернизации. Для РФ, по моему мнению, это предел, на который можно пойти. Если договоренность будет достигнута, то можно было бы узаконить ее политической декларацией.
 
Отдельной темой дальнейших переговоров должен стать вопрос о реализации планов построения глобальной системы ПРО США. Если это будет возможно достигнуть – хорошо. Если нет, и планы, имеющие дальнейшее развитие ПРО в Европе будут продолжены, то они должны будут сделать выбор - что важнее, или возврат к не нужному для всех периоду холодной войны, продолжению конфронтации, или пойти на незначащий для их безопасности шаг навстречу русским.
 
В последующем, для изменения американских и натовских взглядов, в этих вопросах нужны будут действия, которые затронут в большей степени национальную безопасность США и стран НАТО. Как это видится: если коротко - перейти на китайский принцип формирования и развития ядерных сил.
 
Вот такой компромисс, если это так считать.
 
Каковы, на Ваш взгляд, дальнейшие перспективы сотрудничества РФ и США в борьбе с терроризмом?
 
То что касается взаимодействия в урегулировании ситуации в Сирии. Как обычно любят говорить у нас – другой альтернативы нет. Лично мне сложно было увязать нанесение удара США ракетами «Томагавк» по сирийской авиабазе с взаимодействием российских военных и коалиции, возглавляемой США по вопросам безопасности в воздушном пространстве в контексте нашего решения приостановить действие соответствующего Меморандума.
 
В любом случае, РФ и США продолжают оставаться главными внешними игроками в решении конфликта.
 
Реальная, а не мнимая ситуация диктует необходимость сотрудничества в борьбе с терроризмом в этот регионе. Действия авиации ВКС России и ВВС, возглавляемой США коалиции продолжаются, возможность появления существенных инцидентов во время полетов авиации с большой долей вероятности возможна. Думаю, что здравый смысл возобладает, и мы в ближайшее время все-таки вернемся к продолжению взаимодействия военных РФ и США в рамках « Меморандума о взаимопонимании по предотвращению инцидентов и обеспечению безопасности полетов авиации в ходе проведения операций в воздушном пространстве в Сирии». Тем более не так давно российский министр иностранных дел С.В. Лавров на встрече со своим американским коллегой Р.Тиллерсоном говорил о готовности президента РФ В.В. Путина вернуться к его применению.
 
В условиях усиления угроз терроризма в других регионах министры говорили и о дальнейших перспективах взаимодействия России и США. Это возможность помочь международному сообществу урегулировать конфликты в Афганистане, Йемене, Ливии и постараться найти подходы, чтобы все-таки сдвинуть с мертвой точки палестино-израильское урегулирование.
 
При этом наш министр заявил, что продолжающиеся контакты по этим направлениям будут небесполезными. Думаю, что наши военные будут участвовать в этих контактах.
 
Способствует ли обучение иностранных военнослужащих в вузах МО РФ военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами?
 
Вне всякого сомнения, обучение иностранных военнослужащих в вузах МО РФ имеет непосредственное влияние на развитие военно-технического сотрудничества с зарубежными странами и взаимосвязаны между собой. Чем в больших объемах будет проходить обучение иностранцев в наших военных учебных заведениях, тем больший интерес будет вызывать у представителей этих государств российская военная техника и различные виды вооружений. При этом география стран, из которых направляются к нам на обучение слушатели и курсанты, довольно обширна. Здесь вы найдете представителей из стран Латинской Америки, стран Европы, включая и страны НАТО, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Азиатско-Тихоокеанского региона.
 
Если Вы обращали внимание на проведение различного рода Международных выставок вооружения, и где, как правило, заключаются многие контракты на поставку вооружений или других видов военно-технического сотрудничества, в составе делегаций посещающих эти выставки значительная доля принадлежит действующим или бывшим военнослужащим, которые учились у нас и отлично знаю русский язык.
 
Я прошу обратить внимание на Международные выставки, которые проводятся на территории России. Это Авиационно-космический салон в Жуковском, Военно-морской салон в Санкт-Петербурге, Выставка вооружений, военной техники и боеприпасов в Нижнем Тагиле, Военно-технический Форум в Кубинке и другие.
 
 
Что Вы думаете о предстоящих совместных учениях «Боевое содружество – 2017», которые проведут страны СНГ?
 
Учение планируется провести в августе - сентябре 2017 г. Такие учения, как правило, проводятся раз в два года с выполнением боевых стрельб сил объединенной системы ПВО СНГ на астраханском полигоне Ашулук. К сожалению, мне пока не известен сценарий этого учения. Думаю, что это учение не будет кардинально отличаться от предыдущих.
 
Если Ваш вопрос задан в контексте атаки крылатыми ракетами США «Томагавк» на сирийскую авиационную базу, то думаю, что подобный сценарий учений за оставшееся время ни согласовать, ни подготовить, и тем более реализовать, не представляется возможным.
 
Обратите внимание, что это учение проводится с боевыми стрельбами и, насколько мне известно, на объединенную систему ПВО не возлагаются задачи по противодействию крылатым ракетам. На мой взгляд, проведение учения по такому сценарию в рамках Содружества является прерогативой политического руководства, а не военных.
 
Как вообще, на Ваш взгляд, развивается военное сотрудничество государств СНГ?
 
На мой взгляд, военное сотрудничество государств СНГ развивается так, как это заложено и согласовано Главами государств Содружества. Подобных аналогов такого сотрудничества в мире не существует.
 
В феврале этого года исполнилось 25 лет создания Совета министров обороны государств – участников СНГ, который непосредственно занимается развитием военного сотрудничества.
 
В последнем заседании принимали участие главы военных ведомств Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Узбекистана, и – в качестве наблюдателей – Молдавии, Туркменистана и Украины.
 
По мнению всех участников Совета, благодаря общим усилиям, выстроена целостная система военного взаимодействия государств Содружества.
 
При этом был обеспечен широкий подход участия в работе, который дал каждому государству Содружества реализовать свой спектр интересов в формате СНГ и быть причастным к выстраиванию общей системы безопасности и военного сотрудничества. Министр обороны РФ С.К. Шойгу определил работу Совета, как «эффективный коллективный орган многостороннего сотрудничества и военной интеграции».
 
Как функционирует и чего добился этот коллективный орган – это отдельный разговор. Но ясно одно: система выстроена и эффективно работает.
 
Примеров такой эффективности очень много. Достаточно сказать, что все вопросы, связанные с военной безопасностью государств Содружества(запятая) и которые возникают у государств, не остаются без внимания и находят свое место в повестке дня.
 
Алена Орищак