Мирное посредничество в месяц Рамадан имеет шансы, и Россия может помочь

Лидеры Турции, Кувейта и Султаната Оман прилагают лихорадочные усилия с тем, чтобы пригасить конфликт между Катаром и девятью мусульманскими странами, объявившими 5 июня против него санкции. Во главе группы давления стоит Саудовская Аравия, так что во многом это ссора, прежде всего, между ней и Катаром.
 
Посредничество Кувейта
 
Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган уже обзвонил лидеров Саудовской Аравии, Египта, Бахрейна и Эмиратов, то есть тех, кто поддержал санкции. Поговорил он и с теми, кто держит нейтралитет, а то и может помочь в посредничестве: с эмиром Кувейта Сабахом ас-Сабахом и президентом России Владимиром Путиным. 
 
Эмир Кувейта в его 87 лет оказался легок на подъем и уже на второй день обострения конфликта отправился на переговоры в соседнюю Саудовскую Аравию. Ситуация требует того незамедлительно.
 
До большой войны сегодня дело не дойдет, но в перспективе (не прямо в ближайшие месяцы, конечно) исключать и этого нельзя. Только не между Саудовской Аравией и Катаром, а между Саудовской Аравией и Ираном, из-за отношений с которым во многом и разругались арабские эмиры. Саудовцы и персы на протяжении последних лет уже ведут прокси-войны в регионе, поддерживая противоборствующие стороны в Йемене и Сирии. Катар, как и Кувейт с Султанатом Оман, считают линию на конфронтацию с Ираном опасной и чреватой большой войной.
 
Эмира Кувейта Сабаха ас-Сабаха автор этих слов знает не понаслышке — доводилось неоднократно с ним общаться, когда он еще был министром иностранных дел, а затем и премьером этой страны. Личное впечатление таково: у него может получиться. Это мудрый, опытный и в меру осторожный политик. Недаром эмир Катара шейх Тамим Аль Тани, которому всего-то 37 лет и у власти он четыре года, уже успел заявить, что относится к советам эмира Кувейта, «как к отцовским». Молодой эмир Катара даже отложил запланированное тревожное обращение к нации, решив дождаться первых результатов посредничества. В итоге уже появились 10 требований Катару от Саудовской Аравии, по выполнению которых поссорившиеся страны сейчас торгуются.
 
Причина конфликта — видение будущего региона
 
Итак, есть шанс если не примирить Саудовскую Аравию и Катар, то хотя бы замести обратно в мраморные дворцы эмиров весь сор, который накапливался на протяжении последних лет, а в эти дни стал известен всему миру.
 
Еще в марте 2014 года Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн отозвали на какое-то время своих послов из Катара. Но до введения экономических санкций, высылки граждан, прекращения авиасообщения и разрыва дипломатических отношений стороны тогда не докатились. Официальная причина охлаждения была той же: саудовцы и их союзники обвинили Катар в поддержке радикальных организаций, которые в Саудовской Аравии, Египте, Эмиратах и Бахрейне считают террористическими. В том числе, речь и тогда шла о международной организации «Братья-мусульмане», запрещенной и в России.
 
Отметим, однако, что та же Саудовская Аравия помогает сирийскому «Фронту поддержки», известному как «Нусра» (действующего и под другими названиями). Хотя де-факто «Фронт»  является филиалом террористической группировки «Аль-Каида» и запрещен в России, США и многих других государствах. И это тоже всем известно.
 
Реальная причина обострения отнюдь не в связях с экстремистами (свои подобные «подопечные» есть у каждого из влиятельных игроков на Ближнем Востоке). Реальные скрытые пружины происходящего – разный подход к Ирану, нежелание Катара идти в фарватере политики Саудовской Аравии, направленной на ужесточение риторики в адрес персов и опосредованную военную конфронтацию с ними в Сирии и Йемене. И эти причины связаны не столько с экономикой –  экономические связи Катара с Ираном не так велики, товарооборот всего около $0,5 млрд в год. У тех же Эмиратов с Ираном – в десятки раз больше, хотя они-то с саудовцами солидарны. Так что это связано не столько с экономическими интересами,  сколько с общим взглядом на будущее региона.
 
Трамп с саблями и вооружениями на миллиарды
 
«Иранский след» объясняет, почему скандал выплеснулся наружу в эти дни. В двадцатых числах мая в саудовской столице Эр-Рияде на саммите мусульманских государств побывал президент США Дональд Трамп, станцевавший там танец с саблями. Саудовцы во время этого визита окончательно убедились в том, что Трамп во враждебности к Ирану – полностью на их стороне. Жестких заявлений было предостаточно, к тому же они были подкреплены контрактами между США и Саудовской Аравией, которые только в сфере вооружений и только на ближайшие несколько лет потянули на $110 млрд.
 
В скобках заметим — Саудовская Аравия в последние годы стабильно является мировым лидером по закупкам оружия и военной техники, преимущественно из США. В 2014 году, в частности, саудовцы потратили на покупку оружия и в целом на модернизацию армии около $80 млрд. При том, что дефицит бюджета королевства превышает эту цифру.
 
Экстремисты, угроза терроризма, оружие в гигантских объемах, сложная экономическая ситуация, тяжелые отношения с Ираном, тупиковое положение в Йемене и Сирии – все это накапливается и действует на нервы арабским принцам и королям. И здесь примешивается еще одно, личное.
 
Личная неприязнь и амбиции принцев
 
Амбиции с обеих сторон, нежелание уступать – это еще одна причина конфликта. Такие восточные ссоры, когда взыграет личное, решать еще сложнее.  Узкому кругу приближенных лиц давно известно, что отношения между эмиром Катара Тамимом Аль Тани и королевским домом Саудовской Аравии сразу не сложились. Саудовский король Салман, кстати, не главный оппонент катарского эмира. В Москве неделю назад, встречаясь с Путиным, был сын короля, министр обороны и наследный принц номер два (есть такая позиция в королевстве) Мухаммад бен Салман. Ему 31 год, он активен и горяч. Вот он-то и поссорился с эмиром Катара.
 
С другой стороны, разумный интерес диктует, чтобы этот «Катар дыхательных путей» Ближнего Востока из относительно легкого недомогания не перерос в серьезную неизлечимую болезнь.
 
Продолжение распри не выгодно ни одной из сторон хотя бы тем, что слишком опасно своими непредсказуемыми последствиями. Да и на дворе у мусульман – месяц Рамадан, то есть месяц дневного поста и молитв, а значит, в идеале, замирения. Так что по-настоящему серьезный разговор между эмиром Кувейта и его саудовскими визави о Катаре начался вчера вечером, после традиционной трапезы разговения.
 
И уж тем более развитие конфликта не нужно другим региональным игрокам, той же Турции. Не на руку оно и России, которая, поддерживая рабочие отношения со всеми действующими лицами, по мере возможностей, не ставя все на одну карту, вполне может присоединиться к посредничеству.
 
Автор - Елена Супонина