Группа стратегического видения «Россия — Исламский мир» публикует статью Талмиза Ахмада «Россия может стать именно тем миротворцем, который так нужен Ближнему Востоку».

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки с Ираном 2015 года и повторном введении санкций, которые были сняты в соответствии с условиями соглашения. Трамп назвал договор «прогнившим» и протухшим».

При этом Иран до сих пор считался добросовестным участником так называемого Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который международное сообщество поддержало в виде резолюции Совбеза ООН. Есть, правда, еще два вопроса, которые не дают покоя США и их союзникам на Ближнем Востоке – ракетная программа и отрицательная роль в регионе в форме поддержки Асада и таких террористических групп, как «Хезболла». Но ведь они не являются предметом СВПД.

Возможно, жесткая позиция по Ирану вызвана убежденностью Трампа в том, что именно «стратегия эскалации напряженности» (выражаясь языком Эммануэля Макрона) вынудила Ким Чен Ына сесть за стол переговоров. Он верит, что с помощью такого же подхода заставит Иран согласиться на «более выгодные условия». Но все эти допущения в отношении Северной Кореи и Ирана являются попыткой выдать желаемое за действительное.

По словам наблюдателей, северокорейский лидер решился на переговоры исключительно из-за веры в то, что ядерное оружие гарантирует режиму и стране безопасность, а совсем не из-за санкций или «грома и молний», обещанных Трампом ранее.

Иран же в прошлом не сломился под сильным давлением американских санкций, поэтому новые угрозы со стороны Вашингтона, скорее всего, лишь объединят страну вокруг националистической риторики. Кроме того, после выхода США из ядерной сделки конструктивное обсуждение ракетной программы и вопросов региональной безопасности представляется маловероятным.

На первый план выходит другая и сейчас более актуальная тема: Израиль дал четко понять, что считает присутствие Ирана и «Хезболлы» в Сирии экзистенциальной угрозой и готов на ее нейтрализацию с помощью военный силы.

Ситуация накалилась сразу после заявления Трампа. В четверг Израиль совершил авиаудар по 70 военным целям Ирана в Сирии в ответ на 20 ракет, запущенных Силами «Кудс» Ирана – внешним подразделение КСИР – по армейским позициям Израиля на оккупированных Голанских высотах.

По словам Израиля, в результате удара «поражена практически вся инфраструктура Ирана в Сирии», включая разведывательные, логистические объекты, пункты хранения боеприпасов, а также отдельные сирийские военные объекты.

На фоне призыва лидеров ЕС к сдержанности с обеих сторон, Белый дом не сомневается в ответственности Ирана за «провокационные ракетные удары». Более того, по словам Вашингтона, «действия иранского режима представляют собой серьезную угрозу миру и стабильности во всем мире». 

Очевидно, что Ближний Восток стоит на грани катастрофы.

После крупномасштабной атаки со стороны Израиля «Хезболла» и «Иран» могут накрыть Израиль залпом из ракет. Тель-Авив уже предупредил, что в ответ на потенциальное нападение «Хезболлы» Израиль нанесет удар по Ирану. Из этого может возгореться пламя, которое охватит весь Ближний Восток.

В данном конфликте Израиль возлагает надежды на поддержку со стороны США, которые питает к Ирану ненависть и открыто поддерживает максималистскую региональную политику Израиля.

Поэтому сейчас все взоры обращены на Россию. Закрепившись в Сирии, Москва использует ее как плацдарм для формирования региональных и глобальных амбиций уровня мировой державы. Вместе с Ираном Россия способствует укреплению мирного процесса в Сирии, но при этом она тесно взаимодействует с Израилем: судя по всему, Москва закрыла глаза на удары Израиля по позициям Ирана и «Хезболлы» в Сирии, но при этом не потерпит угрозы режиму Асада.

Если России удастся удержать равновесие между этими соперниками, она может выступить в качестве именно той миротворческой силы, которая так нужна Ближнему Востоку.

Она может убедить обе стороны проявить сдержанность, следить за тем, чтобы в Сирии никто не перешел красную линию, и, даже более важно, гарантировать, что Иран не отступит от СВПД. Тогда Россия сможет обсудить с ЕС возможность предоставления Ирану некоторых из экономических преимуществ, которые заложены в соглашении и при этом попытаться – на более благоприятном фоне – решить проблемы ракетной программы Ирана и региональной безопасности.

По сути, подход США к международным отношениям может ускорить формирование нового регионального и мирового порядка.

Автор: Талмиз Ахмад, бывший индийский дипломат, руководит кафедрой международных исследований им. Рама Сате, Symbiosis International University, Пуна, Индия.