Посол России в Ираке Максим Максимов, в своем интервью корреспонденту «Интерфакса» Веронике Вишняковой рассказал об основных направлениях сотрудничества между Москвой и Багдадом.

- Как вы оцениваете перспективы урегулирования между Багдадом и Эрбилем на фоне заявлений о достижении сторонами договоренностей по шести спорным пунктам? Обращались ли стороны к Москве с просьбой о посредничестве, и готова была бы Москва оказать помощь в переговорах?

Отношения между правительством Ирака и властями Курдского автономного района (КАР) – это вопрос сугубо внутрииракский. У нас давние добрые отношения как с Багдадом, так и Эрбилем. Однако налаживанием диалога между ними должны заниматься, прежде всего, сами иракцы. Насколько мне известно, возможностей для этого у иракских друзей достаточно - контакты идут практически с самого начала возникшего кризиса. Это позволило к настоящему времени значительно сблизить позиции по всем спорным аспектам, в том числе по контролю над пограничными переходами в Иракском Курдистане, вопросам финансирования края из государственного бюджета и администрирования его нефтяной сферы. На сегодняшний день сняты ограничения на деятельность банковского сектора в КАР, переведены средства на выплату зарплат госслужащим. Решаются другие проблемы. Надеюсь, что и аэропорты в Эрбиле и Сулеймании в скором времени смогут вновь принимать международные рейсы.

Разумеется, ситуация, сложившаяся в КАР после референдума, не лучшим образом сказывается на деятельности иностранных компаний, в том числе российских, которые там работают. Тем не менее, диалог между центральным правительством и руководством Иракского Курдистана продолжается, поэтому, думаю, что создавшееся положение в скором времени будет выправлено.

 

- Как вы оцениваете сотрудничество России и Ирака в сфере ВТС? Сколько танков Т-90С получил Ирак по контракту? В каком году планируется поставить всю партию? Российская сторона заявляла о том, что получила от Ирака заявки на поставки оружия в 2018 г. О каких вооружениях идет речь? В Москве также сообщили об интересе Ирака к системам С-400. Идут ли переговоры?

     _____________________________________

Военно-техническое сотрудничество с Ираком развивается хорошими темпами. Мы всегда говорили, что готовы оказывать этой стране всемерное содействие в укреплении обороноспособности вооруженных сил.

     _____________________________________

 

В рамках ВТС российский военно-промышленный комплекс уже поставил иракскому правительству большое количество военной техники, которая хорошо зарекомендовала себя на полях сражений против ИГИЛ в Ираке. Речь идет о вертолетах МИ-35М и МИ-28Н, штурмовиках СУ-25, ПТРК "Корнет-Э" и другой продукции военного назначения. Контакты в данной области у нас продолжаются. Иракские военные посещают проводимые в России специализированные выставки военной техники. Так что, надеюсь, с иракской стороны поступят новые заявки на закупки вооружений отечественных производителей. Это же касается и ЗРК С-400 "Триумф". Когда получим соответствующий запрос от правительства Ирака, будем его обсуждать.

Что касается поставки танков Т-90С, то, действительно, данный контракт подписан и успешно реализуется. В скором времени первая партия техники прибудет в Ирак.

 

- Как вы оцениваете работу Багдадского четырехстороннего информационного центра, в который входят представители из России, Ирака, Сирии и Ирана? Планируется ли расширение сотрудничества с Ираком по контртеррору на двусторонней или многосторонней основе?

Данный центр действует в иракской столице с октября 2015 года. В нем на постоянной основе обеспечивается координация и обмен данными между военными из России, Ирака, Ирана и Сирии в сфере борьбы с ИГИЛ и другими действующими в регионе террористическими и экстремистскими структурами. Данный механизм взаимодействия хорошо зарекомендовал себя, поэтому в перспективе рассчитываем на расширение направлений его работы. Будем продолжать активное взаимодействие в области антитеррора как в четырехстороннем формате, так и на двусторонней основе. Тем более, что после завершения активной фазы контртеррористической операции в Ираке и Сирии перед странами встает новая задача – выявление и ликвидация мелких тергруппировок, "спящих ячеек", окопавшихся в городах, а также отдельных террористов. Ее решение потребует от всех участников четырехстороннего центра кропотливой и слаженной работы.

 

- Ирак заявлял о желании подключиться к астанинскому процессу по Сирии. Когда и при каких условиях это может произойти? Какой статус получит Ирак в рамках астанинского процесса? Ведутся ли переговоры?

Действительно, наши иракские друзья высказывали такую просьбу. На самом деле, участие Ирака в астанинском процессе представляется нам важным как с точки зрения его вклада в ликвидацию ИГИЛ, так и в силу взаимозависимости происходящих в Ираке и Сирии событий. Данное обращение, в том числе форма его участия в Астане, в настоящее время находится на рассмотрении стран-гарантов астанинского процесса. В этом контексте хотел бы обратить внимание, что иракские представители были приглашены на состоявшийся в Сочи Конгресс сирийского национального диалога 29 – 30 января этого года и присутствовали там.

 

- Планируются ли визиты представителей Багдада или Эрбиля в Россию? Запланированы ли визиты российских официальных лиц в Ирак?

В этой связи хотел бы сказать пару слов про российско-иракские отношения в целом, которые, на мой взгляд, сегодня переживают период подъема как в политической и экономической, так и других областях. Это обусловлено обоюдным желанием руководства наших стран вывести двустороннее сотрудничество на стратегический уровень. В прошлом году в Москву и Багдад состоялось более 50 визитов на различном уровне, включая министров, заместителей руководителей ведомств, экспертных делегаций.

У нас налажен политический диалог – регулярно общаются министры иностранных дел России и Ирака Сергей Лавров и Ибрахим аль-Джаафари. В сентябре

2018 года состоялась их беседа в Нью-Йорке "на полях" сессии Генассамблеи ООН. Затем, 23 - 25 октября прошлого года, руководитель иракского внешнеполитического ведомства побывал с визитом в Москве. Будучи также председателем иракской части российско-иракской комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству, в период пребывания в России он встретился с российским главой межправкомиссии, заместителем председателя правительства Российской Федерации Дмитрием Рогозиным. Ее седьмое заседание намечено на конец февраля.

В экономической области у нас создан неплохой задел, который требует дальнейшего развития. В Ираке работают ведущие российские нефтяные компании ПАО "Газпром нефть" и ПАО "НК "Лукойл". Суммарные российские инвестиции в нефтяной сектор достигают 10 млрд долл. Компания "Газпром нефть" в декабре прошлого года ввела в эксплуатацию современный газоперерабатывающий завод на месторождении "Бадра". На открытии присутствовал министр энергетики России Александр Новак. НК "Лукойл" настроена на расширение своей операционной деятельности в Ираке и увеличение уровня добычи на своих месторождениях. Кроме того, с иракскими партнерами ведутся переговоры об участии российских компаний в электроэнергетических проектах, в том числе по восстановлению ряда электростанций, построенных при содействии СССР и России, а также в области промышленной кооперации. В ближайшее время в Багдаде и Москве планируются к проведению бизнес-форумы.