Валерия Михайловна, как получилось, что вы, рожденная в известной православной, потомственной семье дворян, стали мусульманкой?


 
- Причина тому - знакомство с Кораном. Когда  я впервые прочла его на английском языке, была просто восхищена. Поняла, что была мусульманкой всю свою жизнь.
 
Уверяю вас, когда вы сами изучите Коран, то тоже будете изумлены немыслимой глубиной этой священной книги.


 
Но начну с того, что, действительно, моя мама Наталья Павловна и еще три ее сестры: Вера, Надежда и Нина были дочерьми потомственного дворянина Павла Константиновича Порохова и его жены немецких кровей Александры Леонардовны. Бабушка моя прибыла в Россию из Германии специально для того, чтобы выйти замуж за моего деда. Надо отметить, что в то время русские дворяне по примеру императора должны были жениться только на немках.
 
Бабушка была очень образована и начитана, но русского языка вообще не знала. Она была крещена из лютеранства в православие с нареченным именем Александра. Крещение получили и все их четыре дочери. Произошло это в Санкт-Петербурге, в Царскосельском Екатерининском Соборе, где, кстати, были крещены дети царя Николая II. И когда наша семья подверглась сталинским репрессиям (массовые политические репрессии, осуществлявшиеся в СССР в период сталинизма, конец 1920-х — начало 1950-х годов – авт.), бабушка, отвечая на вопросы в КГБ и не понимая, что от нее хотят, рассказывала: «… у нас были свои выезды в карете на прием в императорский дворец…» Она практически сдала нас всех! (смеется – авт.)


 
По настоянию моей мамы получила крещение и я. Случилось это еще до перестройки. Для этого она отправила меня в Ленинград, напомнив, что корни наши там, хотя мы сами все – москвичи. Крестилась я в Никольском Богоявленском морском соборе, расположенном рядом с Мариинским театром.


 
А родились вы в ссылке…


 
- Да, маму как врага народа за то, что она была замужем за немцем, сослали в Новосибирскую область. Папу, к сожалению, расстреляли. Нам об этом печальном событии даже не сообщили, поэтому мама долгое время ждала его возвращения, думая, что он находится где-то в ссылке и скоро вернется.
 
У нас тогда конфисковали все.
 
Когда после победы над Гитлером ссыльных освободили, государство их реабилитировало, выплатило достаточно хорошие денежные средства, предоставило приличные жилищные условия, но все же наши фамильные ценности так и не были возвращены. Помню, за роскошный кожаный кабинет, привезенный папой из Лондона, Шекспира, тесненного кожей и золотом, золотые часы, инкрустированные изумрудами и бриллиантами, и многое другое мне выплатили где-то тысяч 20...


 
Кстати, в той же ссылке находились и Трубецкие (род литовских и русских князей-Гедиминовичей, изначально владевших Трубецким княжеством – авт.), а мамина сестра Вера провела ссылку вместе с Наталией Сац (советский театральный режиссёр, первая в мире женщина — оперный режиссёр, театральный деятель, писатель, драматург, педагог, Народная артистка СССР – авт.). Вообще, там находилась вся русская аристократия. Несмотря на трудные условия, они не только работали, но и умудрялись учиться. В итоге мама оттуда вернулась с двумя дипломами. 


 
После освобождения вы с мамой перебрались на Украину…


 
- Да, ссыльным запрещалось селиться в столичных городах, и поэтому мама выбрала одно из самых красивых мест. Это был украинский город Винница, зеленый, солнечный, теплый. Там она преподавала в мединституте, а я училась в школе. Нас обучали потрясающие учителя, в прошлом из семей аристократии. Поэтому там я получила добротные знания.


 
После окончания школы вы решили поехать учиться в Москву…


 
- Это был мой выбор: я решила поступить в Московский государственный педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза (ныне Московский государственный лингвистический университет – авт.). Это было уникальное учебное заведение, своего рода одно на всю страну. Там в основном учились дети советской номенклатуры.
 
Конкурс, помню, был 24 человека на место, но меня это не испугало.
 
Приехав в столицу, я остановилась у тети Веры, маминой сестры (она на тот момент уже переехала в Москву). Помню, пришла в приемную комиссию такая вся из себя с косами и двумя большими бантами. Посмотрев на меня, представители комиссии спросили, сколько мне лет, я гордо ответила, что 16. «А где же твоя мама?» - удивлялись они. «Я одна!» А они мне: «У нас очень большой конкурс, ты не пройдешь! Посоветуйся с мамой!» Я ответила, что все решаю сама, и я буду поступать. В итоге документы мои приняли и выдали экзаменационный лист. 

На первом экзамене нужно было написать сочинение.
 
Когда я вновь приехала в институт, то обнаружилось, что не захватила свой экзаменационный лист. Мне сказали, что тогда придется поступать в следующем году. Я ответила, экзамен буду сдавать сейчас со всеми, а бумагу привезу после того, как напишу сочинение, до окончания экзамена. Так и сделала.
 
Написала работу легко и быстро. До сих пор помню ее тему: роман Горького «Мать».
 
Писала в форме своих размышлений, украсив авторскими стихами. 

Через три дня вернулась в институт, чтоб узнать результат. Помню, иду по коридору, а мне навстречу - как раз тот преподаватель, который допустил на сочинение без экзаменационного листа. Спрашиваю, где можно посмотреть оценки, а он мне в ответ: «У тебя 5!» «А вы ничего не перепутали?» - на всякий случай уточняю я. «Нет, - ответил он, - на потоке всего одна пятерка, и она твоя!» Как правило, экзамен по сочинению отсеивал примерно половину поступающих, очень многие из-за своей неграмотности получали «2». 


 
Успешно пройдя конкурс, я стала студенткой одного из самых престижных вузов страны.
 
Надо отметить, в то время независимо чей ты ребенок, купить экзаменационную комиссию было просто невозможно. Поэтому родители детей номенклатуры для своих чад нанимали хороших репетиторов. А я прошла без всякой подготовки, потому что у меня были хорошие базовые знания, и этим гордилась. Кстати, английский сдала тоже легко, поскольку знала его лучше всех. Дома мы с мамой говорили только на нем. Кроме того, в совершенстве владела и немецким языком (мама с папой между собой общались только на языке Гете). 


 
В институте я училась в спецгруппе, сдавала военный перевод. Дополнительно меня к себе взяло наше Главное разведуправление для подготовки к синхронному переводу. В итоге по окончании вуза диплом свой  впервые в истории института защищала на иностранном языке. Получила отличное профессиональное образование в качестве синхрониста для работы в ООН. Мне довелось работать с англичанами и американцами на очень многих научных конференциях. 


 
 
Судьба вас свела с вашим мужем гражданином Сирии Мухаммадом Саидом аль-Рошда. Как вы познакомились?
 
- Да, Мухаммад на то время был выпускником факультета шариата Дамасского университета и Московского автомеханического института, продолжил свое образование в аспирантуре Московского инженерно-строительного вуза.
 Первой с ним познакомилась моя подруга Наташа, которая была влюблена в него. Он в то время снимал комнату на 6-ом этаже нашего дома. Хозяйкой жилья была пожилая одинокая женщина, которая специально для него стирала, убирала, гладила, ведь Мухаммад по своей сути барин! (смеется – авт.).
 
Наташа попросила меня посмотреть на него и оценить.
 
Поскольку я в то время преподавала в Московском инженерно-физическом институте, ответила, что с иностранцами мне знакомиться нельзя, иначе меня уволят. И все же после долгих уговоров я сдалась. 

В гости к Мухаммаду нас повел ее брат, студент Российского университета дружбы народов. Он ходил к нему практиковать арабский язык. Когда мы пришли к Наташиному избраннику, дверь нам открыл невысокого роста довольно красивый молодой человек. Это и был Мухаммад.
 
Но для себя я сразу отметила, что это не мой тип мужчины и Наташке полностью раскритиковала: "Ты что, с ума сошла, он же араб, да еще мусульманин!" (смеется – авт.)


 
Зато Мухаммад потом мне рассказывал, что как только мы вошли в дверь, и он увидел меня, для себя решил, что женится только на мне (я к тому времени уже была разведена и воспитывала сына Андрея). 
После этой встречи с его стороны по отношению ко мне началась буквально атака. Что он только не придумывал, чтоб встретиться со мной! Помню, я ему сказала, что у него нет никаких шансов. Но он начал приглашать на свидания нас обеих с Наташей. Говорил ей, чтоб она взяла с собой и меня, объясняя это тем, что втроем будет веселее. 

Через какое-то время Мухаммад по делам улетел в Германию. И вот когда вернулся, просто сразил меня! Представьте себе картину: 70-ые годы. Мы с Наташей идем к нему на встречу. Он сказал, что будет ждать нас у магазина «Власта», что на Ленинском проспекте. Смотрим: стоит импозантного вида мужчина в распахнутом черном лайковом плаще в пол, под ним белоснежная рубашка с жабо… Это было нечто!
 
Вот тогда я обратила внимание на него… В этом мужчине что-то есть, подумала я.


 
Помню очень смешной случай! На празднование 7 ноября наш институт зафрахтовал теплоход. Мы на протяжении двух дней путешествовали по рекам и каналам. Отдохнувшая, веселая и довольная возвращаюсь домой. Подхожу к двери своей квартиры, звоню и глазам своим не верю: открывает мне Мухаммад в мамином фартуке и с вилкой в руке, а из-за его спины выглядывает моя мамочка. «Лерочка! - восклицает она, - ты не представляешь, как божественно готовит Мухаммад!» Оказывается, пока меня не было дома, он решил очаровать мою маму. Она не умела готовить. Да это и неудивительно, ведь наша семья всю жизнь жила с прислугой. Мухаммад ходил в магазин, покупал продукты и готовил вкуснейшие блюда. 


 

Похоже, знакомство с Мухаммадом и стало причиной того, что вы впервые взяли в руки Коран…

- Да, это случилось в Сирии, когда мы переехали в Дамаск. «Лерочка, я не хочу на тебя давить, но я мусульманин, - сказал он как-то раз, - и, если ты уважаешь меня, своего мужа, то прочти, пожалуйста, Коран». Что я и сделала. 

Человек, к сожалению, на вере в Бога обременял миссию Пророков какими-то структурами, подразумевающими внутреннее иерархическое построение, аналогичное, как правило, государственной или иной светской организации.

Ислам - это не структура, это образ жизни, это вера в Бога, не отягощенная ничем. 



«Постичь Аллаха не дано ни зрению, ни осязанию, ни чувствам» - пишется в Коране, потому что постижение Творца выходит за грани наших возможностей. Однако некоторые люди претендуют на познание! Это ли не дерзость, когда человек от имени Бога начинает управлять людьми, повелевать, запрещать, отпускать грехи?.. 


 
«Мы Книгу в истине тебе послали для подтверждения того, что прежде из Писания пришло, для охранения его (от всяких искажений)...» (5:48 - авт.) - читаем в Коране.
 
Бог, создав человека, низводит ему некую конституцию, согласно которой он должен жить и придерживаться определенных правил: не убий, не укради, не блуди, не принимай алкоголь, не ешь свинину и так далее. 

Приведу для сравнения простой пример: когда мы покупаем компьютер (а он не такой сложный, как человек), к нему прилагается и технический паспорт. Если мы эксплуатируем технику, согласно этого документа, она работает без сбоев. Стоит нам в процессе работы с компьютером нарушить хотя бы одно требование технического паспорта, он ломается.
 
Так же и человек. Мы являемся предметом творчества Всевышнего. Одновременно с процессом создания нас низводится и Писание, при котором учитывается и процесс эволюции. То есть, по мере развития человечества, его мозговой деятельности периодически ниспосылались Всевышним определенные книги, рассчитанные на тот или иной уровень научного знания, менталитета человека (Тора, Библия, Коран…). 

 
Валерия Михайловна, некоторые считают, что надо не перевод Корана читать, а учить арабский язык, чтобы самому ознакомиться с оригинальным текстом священной книги…
 
- Я всегда удивляюсь такому мнению. Я считаю, что Коран может проникнуть в душу человека только через родной язык, на котором ты говоришь, думаешь, читаешь, пишешь. Согласитесь, как бы вы хорошо не владели иностранным языком, в частности таким сложным как арабский, все равно вы мыслите, анализируете, делаете выводы на родном языке. Поэтому я и взялась за этот перевод.
 

Многие этнические мусульмане в руки-то Коран никогда не брали, не говоря уж о его чтении…



- Да, вы правы. Как правило, этническими мусульманами принято называть тех, кто принадлежит к народам, которые традиционно с давних пор исповедуют ислам. То есть, они исповедуют веру, которая им была генетически передана дедушкой, бабушкой, папой, мамой. Когда я спрашиваю, хорошо ли они изучили священную книгу, в ответ с удивлением смотрят на меня и говорят, зачем, мы ведь и так мусульмане. То есть, они никак не связывают ислам с Кораном. Это же абсурд! Как вы можете исповедовать то, чего не знаете? Все это никакого отношения к исламу не имеет. 



Валерия Михайловна, почти на всех фотографиях вы в шляпке...



- Да, и у меня их большое количество. Вообще, покрыть голову или закрыть чакру головы – это одно из правил всех религий, потому что голова - самая уязвимая часть тела с точки зрения воздействия на нее со стороны сатаны. В русском языке даже существует выражение «опростоволосилась». Что это значит? Это значит снять с себя головной убор, остаться с непокрытой головой.

В русском крестьянском быту считалось неприличным публично ходить женщине без головного убора.

На Руси девочки–простолюдинки носили кокошники, а двор - шляпы. 

Приведу пример и с английской королевой. Мы ее практически не видим без шляпочки, иногда она в короне, а когда идет в свои сады - в платочке. И это очень красиво и элегантно. 



Наверное, все женщины мира стремятся выглядеть красиво и нарядно…



- Я долгое время прожила в Сирии. Это одно из самых правильных в отношении ислама государств. Девушки там всегда изысканно и красиво прикрыты в роскошные ткани. Они все улыбчивы, нарядны, носят стильные украшения, делают полный макияж. Это не запрещается.

 В России же, иногда, наблюдая за молодыми девочками, которые носят коротенькие обтягивающие юбочки, я спрашиваю, для кого ты так нарядилась? Отвечает, для себя, я от этого получаю эстетическое удовольствие. Говорю, ты лукавишь. Если ты хочешь это делать для себя, тогда нарядись и сиди дома, любуйся на себя в зеркало. Но ты же идешь в таком виде на улицу! Значит тебе хочется всю эту красоту показать мужчине. Бери его другим!

Я никогда полураздетая не ходила. Но у меня всегда было большое количество поклонников.

И я могла выбрать в мужья того, кого сама хотела. И все это делалось исключительно за счет своего ума. Девушка, если хочет понравиться мужчине, она должна не прелести свои демонстрировать, а свою воспитанность, образованность, ум, доброжелательность.

Мама меня воспитывала в строгости, следила за моим поведением, учебой, за тем, как я одеваюсь. Вопросы этикета в нашей семье были на первом месте. Поэтому я всю жизнь общаюсь со всеми только на вы, никогда не позволяю мужчинам к себе прикасаться.

Моя мама была очень красивой, и она строго вела себя с мужчинами. Не зная, что папу расстреляли, она хранила ему верность. Она никуда без меня не выходила, при этом крепко держала за руку и говорила, чтоб я не отходила от нее. Эта модель поведения передалась мне практически на генетическом уровне.

Помню, в Дамаске, когда уже я ходила по магазинам с младшим сыном Халидом, постоянно ему напоминала, чтоб он не отходил от меня, шел строго рядом. 

Помню, один из интересных случаев. Стоим мы с ним, ждем такси. На улице очень жарко. Машины все заняты, проезжают мимо… И вдруг останавливается одна из них. Смотрим: на переднем сидении сидит пассажир. Как оказалось, это был шейх. Входим в салон, называем свой адрес. Шейх на арабском начинает общаться с Халидом и просит перевести мне, что он остановил машину только потому, что увидел: от меня исходит нур (свет)…



В нынешнее время, время высоких технологий, модно стало выкладывать фотографии в соцсетях. Можно ли это делать?

- Можно. Коран этого не запрещает. Дело в том, что я отношусь к той категории людей, которые категорически не приемлют то, что не указано в Коране. Для меня единственным авторитетом, источником религиозного знания является коранический текст. А в нем нет ни одной сферы нашей жизни, которая была бы не отражена.

Фотография не претендует на божественную значимость, на святость, поэтому дозволена.

Кстати, когда я была в гостях у  верховного муфтия Сирии (он назвал меня даже своей дочерью, чем я очень горжусь), у него на стене висели фотографии его папы и других родственников. 



Другое дело, в каком виде вы сфотографированы. Особенно женщины. Что ислам запрещает прекрасной половине человечества? Демонстрацию сексуальных прелестей, непокрытых частей тела: головы, рук, ног, груди, шеи, ношение прозрачной и обтягивающей одежды. Но прикрыта женщина должна быть как угодно красиво. "Накидывайте шаль на голову и грудь, дабы закрыть разрез груди" (24:31 - авт.) – диктует Коран. А вот какая должна быть шаль, об этом ничего не пишется. "Я вам дал полную гамму красок, которую вы должны использовать». И еще: «Кто наложил завет на те прекрасные дары, которые я дал вам в услужение?" (7:32 - авт.)

То есть, согласно священной книге, человек должен жить в комфорте и красоте.

И Коран не требует, чтобы женщины носили чадру, паранджу, одежду черного цвета и так далее. Аллах сам красив и любит красоту.  

Однако, когда мы читаем: "О, посланник, скажи своим женам, чтобы они потуже завязывали одеяло на себе, чтобы быть узнанными" (33:59 - авт.), это было сказано в связи тем, что в то время, когда  жил Пророк (мир ему), другие мужчины могли обидеть его жен непристойным предложением.



А вот выставлять иконы в исламе не разрешается, потому что это претензия на святость: люди целуют ее, молятся на нее, любуются ею и так далее. 


Валерия Михайловна, что может защитить человека от всего негативного? 

- Только чтение Корана, вера в единого Бога, молитва. Ни обереги, ни талисманы, ни другие какие-то предметы не уберегут вас. 


 
Вы должны понимать: ислам самодостаточен и не приемлет давления при его принятии. Если это делается под давлением, то такое обращение не будет принято Богом. В Коране об этом написано так:
 
«Зовите к Богу мудростью и красотой вещанья. И убеждайте несогласных мягкостью речей. А коль они вас не поймут, скажите: «Мир» и уходите» (16:125 - авт.).


 
«И если бы желал Аллах, он сделал бы вас всех одним народом …» (5:48 - авт.) - пишется в священной книге. Но он, создав человека и наделив его мозгом, предоставляет дар свободы принятия решения…
 
 
Фото из архива Валерии Пороховой