Журналист, политолог Юрий Черногаев выступил на IV Международном журналистском форуме «Журналисты мусульманских стран за партнерство цивилизаций», организованном Группой стратегического видения «Россия – Исламский мир».

«Добрый день, дорогие друзья!

Я из Узбекистана, из страны, в которой тема настоящей конференции весьма и весьма актуальна. Для меня она актуальна вдвойне, так как последние годы в качестве корреспондента Deutsche Welle, а затем сотрудничая с Центром постсоветских исследований Стенфордского университета, мне пришлось работать со многими коллегами из стран Большой Средней Азии, в которую я включаю и Афганистан. И недавняя Ташкентская международная конференция по Афганистану, на полях которой велись откровенные, даже, я бы сказал, злые, дискуссии также дает мне сегодня повод показать вам точку зрения на столкновение цивилизаций, которая оформилась сегодня в Средней Азии.

Столкновение цивилизаций – это для нас в Азии – реальность. При этом столкновении уже такие искры летят – обжигают.  И мы уже знаем, что понимаем друг друга не всегда.

Хотя на государственном уровне есть множество соглашений о партнерстве, дружбе и прочих замечательных вещах.

Надо осознать, что страны южнее России давно уже не «подбрюшье России», давно не республики СССР, а уже четверть века совершенно самостоятельные государства, в которых правящий класс состоит уже не только из выпускников Высшей партийной школы ЦК КППС. В одной из своих публикаций на сайте АНХОР.УЗ я как-то привел слова узбекского руководителя из высшего эшелона, который так мне заявил: «Нас надо рассматривать как государство типа, например, Пакистана, а не как бывшую часть сгинувшего Союза».

Он сказал безо всякого сожаления «сгинувшего СССР». Но вот в этом месяце в Ташкенте, столице совершенно независимого Узбекистана, прошло собрание общественности, посвященное 200-летию со дня рождения первого генерал-губернатора Русского Туркестана Константина Кауфмана. И в зале – много молодежи. Как они оказались здесь, что этому парнишке, выросшему уже в независимом Узбекистане, важно в той эпохе? А это вот интереснейшее свойство восточного менталитета, научного названия ему я не знаю, назову – генная память. Это бабушка рассказала ему о тех годах, которые некоторые у нас называют «потерянный рай».

Тогда, после присоединения Туркестана к Империи, состоялось соприкосновение двух многосотлетних цивилизаций. Спустя 150 лет в своих трудах Хантингтон говорил об этом с тревогой, и предупреждал, что: первое и для нас главное: попытки переноса обществ из одной цивилизации в другую оказываются бесплодными.  И второе: демографический взрыв ислама имеет дестабилизирующие последствия и для мусульманских стран, и для их соседей.

Вспомним, как это было в классической колонии – в Индии. Восстания и волнения. Огромный армейский корпус на страже порядка.

А вот в Русском Туркестане его администрация на практике делала именно то, демонстрировала ту стратегию и тактику, которые уже в наши теоретически обосновал Хантингтон.

И напомню: когда появилась необходимость удалить из Петербурга Великого князя Николая Константиновича, его отправили в ссылку в самое спокойное место Империи – в Туркестан.  В Русском Туркестане даже не было представителей Корпуса жандармов. Не было необходимости… Жандармы появились здесь только в 1912 году, когда перед войной стали отчетливо видны происки зарубежной агентуры.

В Туркестане русская администрация сохранила привычные людям городское и махаллинское самоуправление, шариатские суды, институт старост и так далее.

Мы сейчас много говорим о непримиримом исламе.  В то древнее время мусульман как-то не делили на радикалов и приверженцев классического ислама. Это был цельный, с многосотлетними традициями образ жизни. Вовсе не нуждавшийся для своей исторической перспективы в том, чтобы его втискивали насильно в чуждые рамки чужой и непонятной цивилизации. Тот опыт доказал: если доверять друг другу, можно сосуществовать и сотрудничать во имя общего блага. Пожалуйста, запомните это условие: ЕСЛИ ДОВЕРЯТЬ.

Пример: в марте 1892 года по всей стране решено было вознести молитвы за императора. Коран запрещает молиться за иноверцев. Мудрый ташкентский кази (мусульманский судья) Мухитдин Ходжа написал совершенно удивительный текст молитвы, который примирял две религии. За это и за другие заслуги он награжден был орденами Святого Станислава, Святой Анны и другими. Но вот незадача: ордена с крестом носить мусульманину нельзя! Мухитдин Ходжа вновь выход нашел…  В 1913 году в Русском Туркестане было 445 медресе из 1064 по всей России. Православная администрация доверяла мусульманам, а они доверяли ей…

Кстати, еще в 1788 году, еще до присоединения Туркестана к Империи, Екатерина выделила 50 тысяч рублей для постройки медресе в Бухаре – ОНА ХОТЕЛА БЫТЬ ПОНЯТОЙ ИМИ. По сию пору в Ташкенте на сравнительно небольшом участке смотрят друг на друга крупнейший в Средней Азии католический храм, православный собор и мечеть.

Предвижу вопрос: если все было так хорошо, так почему же было в 1916 году восстание Имангельды Иманова? На это у меня встречный вопрос: если это было восстание бедноты, то на какие деньги его участники купили 50 тысяч лошадей и кормили их, и откуда у них 50 тысяч винтовок «Ли Энфильд» ценою по 5 фунтов за штуку?

Но потом пришли большевики и почему-то решили, что местным людям ближе не исламские нормы общежития, которые здесь просто в генах, а некий «Кодекс строителя коммунизма». И все веками наработанное русской администрацией было забыто…

В конце 20-го века старцы из ЦК КПСС повторили эту же ошибку в Афганистане, когда страну с феодально-родовым укладом решили насильно втащить в социализм. С улыбкой вспоминаю, например, как там создавалась женская организация… Это был еще тот цирк…

Кстати, насчет конференций. Перед нынешней Ташкентской конференцией по Афганистану, о которой я уже говорил, мы попробовали проанализировать – почему закончилась «НИЧЕМ» аналогичная Ташкентская конференция 1999 года. Когда тоже была принята Ташкентская декларация. Когда, в отличие от недавней, в Ташкент приехали и талибы. И поставили свои подписи на Соглашении о перемирии.

Но, пока после конференции 1999-го года, в Ташкенте организаторы радостно примеряли на себя венки миротворцев, талибы пошли в наступление, смяли правительственные войска и вышли к узбекской границе. Получился конфуз. Как же так, вроде договорились?

А так получилось не потому, что талибы – ПЛОХИЕ, они – ДРУГИЕ. У них традиционно другие понятия ДОБРА и ЗЛА. Свод правил «ПУШТУНВАЛИ» требует от солидного мужчины, чтобы он НЕ портил беседу, а вел себя, чтобы понравиться хозяину. Но вовсе не требует, чтобы он следовал всему, о чем там они разговаривали. Если знать «Пуштунвали», то можно спрогнозировать степень доверия там-то и там-то. А если чужой менталитет тебя не интересует, то и перспектив нет.

И еще – в нашем мусульманском мире все чрезвычайно чувствительны к поведению иноверцев. Бухарский эмир Саид Алимхан спокойно отрубил головы двум английским посланникам, но встал при появлении русского посла. Возможно, он вспомнил, что его отец и он сам молятся в святой мечети, построенной на деньги русской императрицы… Тот самый вопрос доверия…

И вот сейчас я перехожу ко дню сегодняшему, когда новая Россия заново начинает выстраивать свои отношения с южными соседями.

Но начну со страны, которая россиянам, как я думаю, уже хорошо известна как сложный переговорщик. Я имею в виду Японию, где важно «не потерять лицо» и прочие нюансы. И потому вопрос: если японский менталитет при общении обязательно учитывается, то почему сегодня не учитывается менталитет людей из Центральной Азии? Можно ли в таком случае говорить о ДОВЕРИИ?

Несколько примеров, как мы осложняем людям разных ментальных укладов взаимное доверие.

Умер Ислам Каримов.  Для узбеков, которые, кроме собственных СМИ, часто ничего другого не имеют, особенно для нового поколения, выросшего уже в самостоятельном Узбекистане, он – создатель государства, отец. Искреннее горе. Нервы обнажены. Процедура похорон – веками освященная. Каждое слово тут – выверенное. И вот корреспондент одного из ведущих российских каналов говорит – причем этот его репортаж с похорон повторяется много раз в течение дня – говорит: «Ислам Каримов будет похоронен на древнем кладбище Шах-и-Зинда, где похоронены его родители». У слушателей – шок. Это просто надругательство, да еще в такой день, надо знать восточный менталитет.

Дело в том, что Шах-и-Зинда – это 11 древних захоронений, среди которых, вообще-то, склеп дяди Пророка Кусама-ибн-Аббаса. Посещение этих захоронений – это малый святой хадж. Мать Ислама Каримова, простая советская домохозяйка, ну никак не могла быть там похоронена. А могила его отца вообще неизвестно, где находится.

Через некоторое время первый свой визит новый президент Узбекистана Мирзиеев совершает в Москву. Репортаж по российскому ТВ, тоже несколько раз в течение дня повторенный: «Теперь у Москвы и Бишкека начинается новый период взаимоотношений» … Надеюсь, находящиеся в этом зале знают, что Бишкек – это столица Киргизии. И мне человек, принимающий довольно ответственные решения в нашей стране, всердцах говорит: «И как мы должны выстраивать отношения с людьми, которым мы даже не интересны? Можно ли им доверять?».

А уж на более низком уровне – такие ошибки повсеместны и регулярны. Вот только то, что сейчас вспомнилось. Большое российское агентство, говоря о Вооруженных Силах Узбекистана, называет наш Объединенный штаб Генеральным штабом. Наши военные удивлены и раздосадованы…

Известный российский специалист по Аральскому морю уверена, что море обмелело в одночасье, за одну ночь. Утром проснулись, а моря нет. Вода ушла вроде того, как воду в унитазе спускают… Еще одно мнение того же специалиста: вообще-то в обмелении Арала виноваты «киргизские каналы». Посмотрите на карту… Скажу вам: Арал – это наша боль, и многим нашим чиновникам такие ошибки как соль на рану…

В Ташкенте есть штаб-квартира солидного российского общественного агентства. Новый его руководитель при знакомстве с журналистами был уверен, что находится в Казахстане…

Вызывает удивление, насколько российские специалисты по Центральной Азии далеки от реальности в наших странах и Афганистане. Пример: в одном из популярных ток-шоу эксперты начинают разбирать ситуацию в нашем регионе. У зрителей Узбекистана в лучшем случае — снисходительные улыбки. Почему? Говоря о сегодняшней серьезной ситуации, ораторы   оперируют… воспоминаниями 70-х годов прошлого века, когда, например, один из них «там служил в штабе армии».

Причем, как не один я заметил, одни и те же шаблоны гуляют из одной интернетовской либо газетной статьи в другую, люди просто переписывают друг друга. И что уж совсем плохо, на основе их таких мнений принимаются важные решения в российском руководстве. В Ташкенте все это замечают, суммируют и мотают на ус…

А ведь далеко не все в Ташкенте смотрят на Россию с любовью…

Важно! Здесь уже четверть века живут люди другой, почувствовавшей свою силу и свою значимость общности.  Они вернулись к своим вековым корням, интересуются своей историей. И это хорошо, если иметь в виду классический, просвещенный ислам. Но мы видим угрозу радикального ислама, видим, какими огромными деньгами располагают его воинствующие проповедники. Я хорошо знаю Афганистан – ситуация хуже некуда. В Таджикистан, по недавним данным «Ваш. Пост», вернулось из Сирии уже больше бандитов ИГИЛ, чем в Афганистан.

Вот оно, столкновение цивилизаций.  Оно происходит на фоне нарастающих попыток усугублять межэтнические и межконфессиональные различия. Наши общие противники нашептывают узбекской молодежи: «Мы с тобой одной крови. А тем, с Севера, доверия нет, ты им не интересен». И далее по списку.

И последнее. Меньше всего я бы хотел, чтобы создалось впечатление: вот журналист из Узбекистана пытается внести разлад в течение конференции. Вовсе нет. Сказанное мною – это проблема, которая из Москвы, на наш взгляд, плохо видна».

 

Читайте также:

Рустам Минниханов направил приветствие участникам IV -го международного медиа форума в Ялте

Выступление Константина Шувалова на IV-ом Международном медиа-форуме в Ялте

«Журналисты ВГТРК в своей работе фактически противостоят фейкам, информационным вбросам, дезинформации и провокациям», — Петр Федоров