Его надо относить к советским писателям. Он был патриот своей страны, конечно. Очень любил эту страну, это было социальное государство. Сегодня тут говорилось, что надо многое вспомнить, есть хороший опыт у этого государства. Он очень болел душой, конечно, о том, как дела обстоят в стране, в союзе. Он чувствовал сердцем всю несправедливость, которая все же творилась кругом, несправедливость в мире.
_________________________________

Но в дальнейшем, видимо, можно сказать, что он был лидером перестройки. Не той горбачевской, так сказать демократической, политической, он был лидером перестройки мировоззрения.


_________________________________

Перестройки ощущения новых бед мировых. Вот его последние произведения, они очень хорошо отражают тот трагизм, который сейчас наступил. Вот эти все какие-то военные события, террор, они их отодвинули на задний план. Но он ощущал конфликт между человеком, природой и богом, но хотите, создателем, кто как называет, вселенским разумом и т д. Вот это очень хорошо ощущается.

И он поставил этот вопрос перед всеми – что делать, что происходит? Ведь человек вступил в конфликт с самим собой, с природой, с Создателем, в очень серьезный. И сейчас это все нарастает, недаром ООН уже до 2050 года поставила предел тем системам экономики, политики и финансам, которые сейчас еще действуют. Положение, конечно, серьезное.

Он участвовал во многих форумах, посвященных всем этим проблемам, не только с писателями, но и с учеными академий наук очень часто встречался. Я думаю, что вот те вопросы, которые он ставил, сейчас будут все больше и больше обсуждаться. Они обсуждаются во всем мире и в том числе и в арабском мире.
_________________________________

Есть такое понятие, как устойчивое развитие – sustainable development, то есть это гармонизация экономики, экологических, социальных и культурных проблем. И ООН обращает на это большое внимание, выходят огромные работы сейчас ооновские.


_________________________________

Они, в принципе если их почитать, то они все антиглобалистские, против глобализма. И в том числе я посмотрел, в исламском мире выходит все больше и больше работ на эту тему. В последние 10 лет и в арабских странах, и в Малайзии, и в Индонезии этим начинают очень серьезно заниматься. Спасибо ему большое, что он один из первых пионеров, так сказать, который поднял на глобальном уровне все эти проблемы.

И второе, просто методологический вопрос. Мы говорим столкновение цивилизаций, диалог цивилизаций, вообще я думаю, что исламская цивилизация, все-таки так можно ее назвать, она существует и все-таки мусульмане Индонезии, и мусульмане других арабских стран они все-таки ближе, чем христиане всего мира. Это спорный вопрос, но сомневаюсь, что есть православная цивилизация. Но тут называют просто мусульманский мир, христианский мир, мусульманская культура, христианская культура, но вот над этим надо работать, по-моему.

Что касается столкновения цивилизаций, о чем говорил Хантингтон. Правда, он потом немного отошел от трактовки этого. Я думаю, что нет никакого столкновения цивилизаций, а есть столкновение высокой культуры с бескультурьем и невежеством. Вот Шарли Эбдо и все эта история, что была после этого. Там вообще столкнулись бескультурье и невежество с одной, и с другой стороны, никаких там цивилизационных и культурных проблем не было. Но этот вопрос уже теоретический.

Спасибо Чингизу Торекуловичу, что он здесь собрал нас сегодня, людей высокой культуры.

Больше материалов по теме: