После 2003 года, когда резко обострились отношения между исламским миром и Западом, возникла идея, что надо что-то делать. И вот Эрдоган и Сапатеро выработали совместную турецко-испанскую инициативу, которая ставила задачу создать альянс исламского и западного мира. Они выступили с инициативой работать примерно в том же направлении, в каком сегодня работает Группа Вениамина Викторовича, только здесь Россия и исламский мир, а там скорее Запад и вообще весь остальной мир. Урегулирование конфликтов, сглаживание сложных, напряженных отношений между исламом и остальным миром лежало в основе этого проекта.

                 ______________________

В 2005 году он свелся к тому, что создали так называемую группу мудрецов или группу высокого уровня из 20 человек, которая должна была подготовить доклад генеральному секретарю ООН. Я был членом этой группы.

                 ______________________
 
Мы долго готовили этот доклад, было очень интересно два года работать. Он был представлен. Была создана структура, которая и поныне работает, вот Константин Викторович к ней причастен, он занимается в МИДе кураторством этого направления по линии нашей внешнеполитического ведомства. Есть в Нью-Йорке Высокий представитель генсека ООН по Альянсу цивилизаций, хотя последнее время не очень видна его работа. Тем не менее, он работает. В этой работе есть несколько основных направлений, в том числе молодежное. И я думаю, что на самом деле, может быть, был бы смысл подключить как-то деятельность молодежного клуба к деятельности молодежного направления в Альянсе цивилизаций, потому что там есть и соответствующий бюджет, и возможности, и много мероприятий, и можно было бы выработать синергию, объединив деятельность и по линии альянса, и по линии того, что вы делаете. Я думаю, что это очень хорошо. Я здесь могу посодействовать в этом смысле.
 
Хочу также сказать несколько слов еще по некоторым пунктам в рамках того короткого времени, которое мне выделено.
                 ______________________

Действительно, сегодня говорят и о цивилизациях, а я считаю, что в мире есть одна цивилизация и много культур в ней.

                 ______________________
 
Существует несколько противоположных тенденций. Одна тенденция к сближению, ее принято называть сейчас гиперглобализацией, а глобализация понимается как обеспечение свободы передвижения трех потоков: это поток людей, капиталов и информации. И вот что удивительно, что если мы посмотрим на передвижение этих трех потоков, свободную циркуляцию в мире, то мы видим, что она сталкивается с очень серьезными ограничениям и их чем дальше, тем больше.
 
Если мы посмотрим на капиталы, то есть немало многих международных факторов, направленных фактически на подрыв свободы их передвижения. Есть, к примеру, политика протекционизма у многих государств, она становится все более популярной, есть попытки кого-то куда-то не допустить. Мы также знаем очень хорошо, что такое политика санкций, это тоже попытка обеспечить господство одной страны над миром и лишить другие государства, конкурентов возможности свободно действовать на мировых рынках. Это политика нечестной конкуренции.
                 ______________________

Если мы посмотрим на передвижение людей, то здесь все тоже самое. Самая острая проблема сегодня для Европы – это проблема миграции.

                 ______________________
 
Те замечательные благопожелательные лозунги о том, что надо давать убежища людям, которые страдают от преследований, жизнь которых подвергается угрозам, сегодня сталкиваются с жестокой реальностью и, прежде всего, с нежеланием населения стран Европы, в первую очередь, принимать беженцев. Возникает некий культурный диссонанс. Он возникает в том случае когда, скажем, на улице европейской столицы идет женщина, в никабе или в бурке, где даже пятку нельзя показать, потому что она должна быть обязательно в черном носке и в перчатках на руках, а напротив идет полуобнаженная девушка в мини-юбке. И возникает вот этот самый культурный диссонанс, который часто приводит к серьезным столкновениям между людьми. Что может помочь преодолеть культурный диссонанс? Ни в коем случае ни ассимиляция, ни адаптация, она невозможна. Может помочь преодолеть ее только понятие, которое называется терпимостью. Но и в отношении терпимости тоже есть разные точки зрения. У нас в стране есть люди, которые считают, что терпимость, или толерантность, а это такой же термин – нам не подходит. У нас есть много наших коллег и друзей, которые говорят: за что мы боролись? Мы боролись за то, чтобы утверждать наши духовные идеалы, а зачем нам толерантность? Она навязана Западом, толерантность это когда гомосексуальные браки и так далее. Вот сегодня в Англии англичане обратились в ООН с требованием исключить термин «беременная женщина», а заменить его термином «беременный человек», потому что это нарушает права трансгендеров. Можно это осуждать, а можно к этому тоже толерантно относиться, потому что культуры разные. Поэтому мы и говорим, что есть разные культуры, есть понятие, которое по-английски звучит как diversity, а по-русски звучит как разнообразие или разнородность. Мир разнообразен. Во всех религиях есть понятие разнообразия.
                 ______________________

Я не буду цитировать Коран, я его долго могу цитировать, поскольку когда-то учился в Каирском университете и изучал ислам, и в других некоторых университетах именно Египта, которые я очень люблю и уважаю, и вижу, какой там поворот произошел при исламизации, несмотря даже на секуляристскую политику Ас-Сиси.

                 ______________________
 
Вот и развивается тенденция, противоположная терпимости, ведущая к неприятию ценностей других, а толерантность должна распространяться на всех. Если мы признаем, что есть другие люди и они могут жить не так, как мы живем, мы должны дать им возможность это делать, но при одном условии, что не надо нам навязывать их ценности как всемирные. Если англичане хотят видеть на улицах «беременных людей», пожалуйста, это их дело. Но не надо нам это навязывать. Мне это лично не нравится, но это не значит, что я готов обрушиться с топором на этих бедных англичан, которые хотят жить именно так. Толерантность должна распространяться на всех. Отсутствие толерантности, к сожалению, сегодня характеризует многие исламские сообщества в силу резкого взлета фундаментализма, или исламского радикализма. О нем так много говорится, что я не хочу об этом много говорить. И о поражении ИГИЛ, о котором сейчас трубят все СМИ – телеканалы и проч.: это еще не победа, никакого поражения пока нет. Понимаете, радикализм остается, он растет, он с поражением ИГИЛ перейдет в другие формы, и мы видим, как это происходит. Он перельется и в географическом плане через франшизы, которые сегодня создают радикалы. Я бываю в Сирии, в последнее время я вижу, что там происходит, вижу, с какими трудностями сталкивается процесс урегулирования. Я думаю, что эти франшизы создаются в виде спящих ячеек в Европе или Юго-Восточной Азии, Африке, в других районах, наблюдаются попытки попасть к нам, многие террористы перемещаются в Афганистан, хотя в Ираке и Сирии действительно происходит детерриториализация исламистских образований.
                 ______________________

Они лишаются территорий, но это не значит, что они лишаются идей, которые сидят в голове у многих людей. Конечно, их воодушевляло создание так называемого ИГИЛ, у нас запрещенного, но, тем не менее, и без него желающих ступить на этот ужасный путь варварского радикализма хватит, хотя, может быть, и станет поменьше.

                 ______________________
 
Опорой этому являются фундаменталистские идеалы. Я помню, как в Казани было одно исламское совещание. Там богословы были, и я вот туда попал, тоже спрашивали мое мнение по многим вопросам. Приехал такой один хороший человек, по-моему, из Ирака, если я не ошибаюсь. К нему обратились с вопросом, а вот как поступать мусульманской девушке, если она приехала учиться, например, на Запад, во Францию, в Англию, она сидит в группе, где молодые люди, христиане, они совершенно иначе себя ведут. И как вот ей там себя вести, разговаривать с молодыми людьми, можно здороваться? А этот человек позиционировал себя как противник радикалов. И он ответил: «А ей вообще не надо никуда ездить, мусульманская девушка должна общаться только с мусульманами, а не с кем попало». Вот и весь вопрос, понимаете, от этого толерантного человека.
 
Поэтому вопрос о терпимости стоит, вопрос об уважении разнообразия и разнородности человеческой цивилизации, если она одна и объединяет многие культуры. И я думаю, что то партнерство цивилизаций, во имя которого создан был клуб, – это очень интересная и актуальная тема. Я вам от всей души желаю большого успеха в этой многотрудной деятельности. 
 
Больше материалов по теме:
 

Группа стратегического видения «Россия - Исламский мир» проведет в Москве международный форум «От диалога к партнерству цивилизаций»

«Партнёрство цивилизаций переходит из области теоретических дискуссий в область практических истин», - Вениамин Попов открыл форум «От диалога к партнерству цивилизаций»