№ 1
Борис Над предлагает читателям сербского журнала «Печат» свой взгляд на возрождение России с приходом к власти В.В. Путина, очерчивает специфику вырабатываемых им стратегических и тактических решений по возвращению нашей стране ведущего места в мировом сообществе.
 
 
«После поражения в холодной войне и периода, когда ее называли “гигантом, стоящим на коленях”, России удалось трансформироваться в сверхдержаву, которая благодаря умелому маневрированию грозит превратить мирового гегемона, сохранявшего за собой этот статус много десятилетий, в проигравшего и изменить мировой порядок.
 
Распад СССР — самая большая геополитическая катастрофа XX века, как заявил в 2005 г/ президент Российской Федерации Владимир Путин. Исторический период, который начался после распада СССР, можно сопоставить только с тем периодом русской истории, который известен под названием Смута. Началась эпоха националистических конфликтов и войн, всеобщего обнищания, социальной и политической нестабильности, криминализации общества. Хаос распространился на восток Европы, и федеративная Югославия как раз в это время погрузилась в кровавую гражданскую войну.
 
Запад во главе с Соединенными Штатами Америки смог вздохнуть с облегчением и провозгласить свой триумф. Уже в феврале 1992 г. по Маастрихтскому договору был создан Европейский Союз, который объединил страны Западной Европы вокруг ранее объединившейся Германии. Вскоре Запад нарушил свое обещание (“твердые гарантии”, данные советскому руководству) о том, что НАТО “ни на дюйм не сдвинется в восточном направлении”.
 
Так ослабленная Россия была загнана в границы, навязанные ей Западом (границы Российской Федерации), потеряла огромные территории и оставила миллионы русских за пределами Родины. Новообразованные государства были почти без исключения нефункциональны и зависимы от Москвы или Вашингтона, потому что все это были территории, которые традиционно опирались на Россию или являлись ее интегральной частью. Националистические движения, которые появлялись в этих странах, носили прежде всего антирусский характер. Первая чеченская война (с 1994 по 1996 г.), в ходе которой чеченские мятежники пользовались нескрываемой симпатией и поддержкой Запада, подтвердила мрачные прогнозы: конфронтация времен холодной войны была следствием не столько идеологических разногласий, сколько извечного геополитического антагонизма доминирующей сухопутной силы Евразии и морского Запада, пронизанного атлантизмом. Началось давление на Россию, и Запад поставил под сомнение даже территориальную целостность и без того “урезанной” России. Приблизительно в то же время (1996 г/) американский стратег Збигнев Бжезинский в своей книге “Великая шахматная доска” открыто выступил за “децентрализованную Россию, у которой будет сильный иммунитет к империалистическим амбициям”. На самом деле идея Бжезинского заключается в разделе России на три независимые республики: “европейскую часть, Сибирскую Республику и Дальневосточную Республику”.
 
Стратегия, которую Запад избрал тогда против России, в геополитике известна как “стратегия анаконды”. Ее разработал американский адмирал Альфред Мэхэн: речь идет о сжимании “морской змеей” (США) кольца вокруг континентальной массы (России, а до этого СССР) с помощью военных союзов, блокад, контроля над прибрежными территориями, пока противник не будет “задушен”».
 
«В середине 90-х годов прошлого века Россия стояла на коленях и не могла ничего противопоставить подобным планам Запада. При Ельцине Россия продолжала идти ко дну: экономическому, финансовому, культурному и политическому. В международной политике она больше не играла важной или конструктивной роли. Российская имперская история была завершена, или? по крайней мере? так казалось. В Беловежской пуще была фактически подписана капитуляция, но и этого оказалось недостаточно, потому что западные аппетиты были несравненно больше. Раздел России, о котором писал Бжезинский, представлялся вс` более реалистичным решением. Вс` это были непосредственные результаты той геополитической катастрофы, о которой говорил Путин.
 
При Ельцине Россия представляла собой печальную картину побежденной некогда великой державы и общества, обреченного на разложение. Бывшая империя стала практически колонией западных стран, в которой процветали только коррупция и нищета. На Западе даже высказывались пожелания отдать российские ресурсы “в распоряжение всего человечества”, то есть самого Запада.
 
Перелом наступил совершенно неожиданно — после смены власти 31 декабря 1999 г. Борис Ельцин передал власть Путину, который несколькими месяцами ранее был назначен премьером. Передача власти произошла невиданным прежде способом и при весьма таинственных обстоятельствах. По некоторым версиям, Путин был выбран для этой роли не Ельциным, а определенными военными и разведывательными структурами, оставшимися со времен Советского Союза. Постаревшего Ельцина вынудили подписать отставку в обмен на гарантии неприкосновенности лично его и его семьи.
 
Новый лидер был харизматичной личностью, которая нисколько не напоминала советских аппаратчиков типа Брежнева или либеральных политиков эпохи Ельцина. В России популярность Путина стремительно росла, а его появление и загадочное восхождение на вершину власти с самого начала вызывали недоумение и толки. В романе “Господин Гекосоген” 2001 года российский писатель Александр Проханов описывает заговор “Суахили”, который организовали старые разведывательные структуры, чтобы заставить обессилевшего президента добровольно передать власть избранному ими человеку. Французский писатель и эзотерик Жан Парвулеско еще во время первого мандата Путина опубликовал свою книгу “Путин и Евразийская империя”, в которой о новом российском лидере он пишет как о человеке с предопределенной миссией — реализовать старые геополитические проекты интеграции Евразии в виде федеративного континентального блока “от Атлантики до Тихого океана”.
 
Инаугурация Владимира Путина состоялась седьмого мая 2000 г. в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца, который был отреставрирован именно к этому событию. На церемонии присутствовали патриарх Алексий Второй и Верховный шаман Сибири Тойзин Бергенов. “Здесь, — писал историк Рой Медведев, — в Георгиевском, Андреевском и Александровском залах короновались русские цари”. Во время церемонии Ельцин вручил Путину “президентскую корону, создание которой контролировал лично, и которая напоминала царскую”. “Геополитический мистик” Парвулеско добавляет, что непосредственно после инаугурации Путин провел определенную церемонию, тайный ритуал, спустившись “во внутренний двор (Кремля), где его ожидали вооруженные силы со своим старым знаменем, и их смотр он провел в соответствии с военным церемониалом царской России”. Даже если всё это фантазии писателя или миф, в них усматривается логика будущих событий».
 
«Миф о Путине начал слагаться сразу же или вскоре после его прихода к власти, а имя Путина превратилось в своего рода символ новой и иной России, которая восстает из пела постсоветской эры.
 
Тем не менее, что бы ни произошло в Москвена вершине власти в декабре 1999 г., перемены в Кремле не были делом рук одного человека. Переворот готовился в течение того десятилетия, когда страна разорялась при Ельцине, и подготовка шла прежде всего на уровне концепции и идеи.
Путь, по которому Россию вел Ельцин, явно был тупиковым. После первоначальной эйфории в России наступило горькое отрезвление. Это придало новый импульс структурам советской империи, которые пережили перестройку Горбачева и “эру либерального террора” в начале 90-х. Во Второй чеченской войне, которая началась всего через несколько недель после прихода Путина к власти, Россия победила, и тем самым были пресечены все попытки раздробить страну и обескровлены сепаратистские движения.
 
При Путине Россия крепла в экономическом отношении и постепенно укрепляла свою центральную власть. Был выбран путь к внутренней консолидации с опорой на собственные силы. Вскоре рост российской экономики достиг в среднем семи процентов в год. “После прихода к власти, — пишет специалист по геополитике Леонид Савин, — Путин начал реорганизацию геополитической системы, а силы безопасности и армия превратились в оплот порядка”. В период с 2001 по 2015 гг. Россия вчетверо увеличила свои расходы на армию. Однако экономический подъем России стал возможным только потому, что Россия избавилась от тяжелого наследия советской эпохи. В период холодной войны она содержала большую часть союзных республик и восточноевропейских народных демократий, а также союзнические страны по всему миру.
 
С распадом Советского Союза и ослаблением России Америке пришлось рассредоточивать свои силы, чтобы все они не были сконцентрированы вдоль границ бывшего коммунистического блока. Наступил период американской мировой гегемонии, “однополярный момент”, о котором говорил Чарльз Краутхаммер. Новая геополитическая позиция США, как вскоре стало понятно, была опасной и шаткой.
 
Стратегию Владимира Путина, как прагматичного и “сурового реалиста” (Huffington Post), Николай Вихин описывает следующим образом: “Путин стремительно маневрирует, то нанося чувствительные удары Западу, то откатываясь и имитируя капитуляцию. Но Путин, как и Барклай с Кутузовым,  — категорически отказывается закрепиться на каких-либо позициях, где Запад мог бы нанести ему решающий удар в коротком генеральном сражении. В этой стратегии — разгадка "непредсказуемости" Путина, который поступает всегда не так, как от него ждут” (Николай Вихин “Владимир Путин и стратегия Кутузова”). Это именно та стратегия, которая была применена против Наполеона: стратегия изматывания превосходящих сил противника, в которой решающая битва откладывается до того момента, когда противник уже слишком изможден для наступления».
 
«Успехов раннего путинского периода было недостаточно, чтобы Россия окончательно вернулась на мировую политическую арену и опять встала в ряд уважаемых геополитических игроков — тех, кого признают западные силы. И тем более недостаточно, чтобы она стала частью западного мира. Несмотря на смену социального устройства и отказ от марксистской идеологии, Россия по-прежнему была окружена завистью и едва завуалированной, а порой и открытой враждебностью. Кстати, это вообще было константой в отношении Запада к России. Положение Запада как геополитического полюса было основано на простой аксиоме: России больше не будет позволено играть роль значительной мировой силы или независимого политического полюса. Ее удел — максимум региональный уровень. Всё это время США вместе со своими структурами активно работали над дезинтеграцией постсоветского пространства, и в новых условиях НАТО предпринимало попытки закрепиться прежде всего на Украине и в Грузии. Исторические аналогии напрашиваются сами собой. Политика расширения НАТО на Восток к границам России вызывает неприятные ассоциации с “натиском на Восток” Наполеона или Гитлера.
 
Расходы США на планетарную гегемонию в последующие годы головокружительно росли. Эта тенденция достигла пика во время президентства Барака Обамы, только усугубив текущий экономический кризис на Западе. Со временем американцы, несколько наивно и преждевременно, уверовали в окончательную победу над старым геополитическим соперником. Сегодня Америка и Запад переживают исторический период, похожий на тот, который пережил Советский Союз во времена ранней перестройки. В американских элитах мнения разделяются, и происходит явный раскол. Если Америка продолжит настаивать на своем статусе мирового гегемона, то в обозримом будущем победитель и побежденные в холодной войне могут поменяться местами. Об этой опасности, то есть разрушении американской империи изнутри, в свое время предупреждал президент Путин».
 
«В начале 2007 г. Путин выступил со своей знаменитой речью на Мюнхенской конференции по безопасности, ясно и недвусмысленно отвергнув однополярный мировой порядок во главе с США. Путин сказал тогда: “Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена. И это, в конечном итоге, губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри”. Это было открытое и полное самосознания выступление лидера, возглавляющего одну из сильных мировых держав. Это была перчатка, брошенная в лицо однополярному миру. Запад, уже по привычке, проигнорировал эту речь, как не заметил он и того факта, что Россия 90-х и Россия 2000-х — две во многом различающиеся страны.
Первой серьезной проверке новая геополитическая позиция России и ее силы были подвергнуты в 2008 г. во время неожиданного грузинского нападения на российские миротворческие силы в Осетии. Незамысловатый сценарий грузинского кризиса уже был предварительно опробован в бывшей Югославии, в ходе хорватской операции “Буря”.
 
Ответ Москвы на этот раз был стремительным, решительным и продуманным. Впервые после 1991 г. Россия вышла за границы, которые ей были навязаны после распада СССР. Интервенция также стала убедительной демонстрацией нарастающей мощи российских вооруженных сил. Короткая война с Грузией и последующее признание независимости Осетии и Абхазии ознаменовали начало новой фазы конфронтации двух геополитических полюсов. Так Россия перешла свой Рубикон в отношениях с Западом.
 
Следующим этапом конфликта была Украина, где в 2005 г. Запад организовал цветную революцию. Бжезинский в книге “Великая шахматная доска” писал о стратегическом значении Украины для России: “Без Украины Россия перестает быть евразийской империей”. Другими словами, Украина важна для Запада исключительно потому, что она является простым средством для дестабилизации России и воспрепятствования консолидации континентального пространства. Цель России прямо противоположна: она стремится к мирной (ре)интеграции, точнее “ресоветизации”, как сказала Хиллари Клинтон».
«Хронология кровавых событий 2014 г., которые завершились государственным переворотом и свержением Виктора Януковича, более или менее известна. Сигнал к началу кровопролития, как доказывают записи телефонных разговоров с Джеффри Пайетом, дала Виктория Нуланд, которая тогда занимала должность помощника Госсекретаря США. За восстанием русского населения на востоке Украины последовали жестокие репрессии со стороны киевской хунты, что вскоре привело к гражданской войне.
 
В начале украинского кризиса НАТО и США не собирались военными средствами вмешиваться в украинскую гражданскую войну. Подлинные намерения американских стратегов заключались в том, чтобы, наоборот, вовлечь Россию в продолжительную войну без определенных целей, в которой Запад всем средствами поддерживал бы прозападные и антироссийские силы. Вообще, сценарий прямой вооруженной конфронтации с Россией для Запада был нереален. Как и в эру холодной войны, взаимоотношения Запада с Россией основаны на равновесии страха, и обострения в них циклично сменяются разрядкой. Военная сила России, включая ядерный арсенал, представляет собой мощный фактор предотвращения агрессии со стороны НАТО. Вместо прямого столкновения Запад прибегнул к “стратегии укрощения” и междоусобного стравливания.
 
В этой игре на нервах Москва снова поступает так, как “от нее никто не ожидает”. Вместо непосредственной военной интервенции на Украине Россия благодаря своему огромному военному и геополитическому весу, присоединила Крым, сделав это без единого выстрела. На Донбассе оперативно при поддержке России была создана сильная армия, которая успешно отразила все попытки украинских вооруженных сил вернуть себе контроль над юго-востоком страны. Такую Украину нельзя ни принять в НАТО, ни сделать членом Европейского Союза. В ней самой начались процессы дезинтеграции. Основные цели западных сил на Украине так и не были выполнены, и не удалось даже взять под контроль черноморский бассейн. Развязка украинского кризиса была отложена на лучшие времена.
 
Официально Евразийский экономический союз был создан первого января 2015 г. И его образование стало первым шагом на пути к подлинной экономической и политической интеграции постсоветского пространства, которая без всякого труда может продолжиться и за границами бывшего СССР. Вообще, после введения западных санкций и ответных санкций Москвы Россия всё больше уделяет внимания Востоку: Китаю, Ирану, Индии и Тихоокеанскому региону. Восток становится центром мировых событий, тогда как ЕС постепенно превращается в мировую периферию.
 
Также неожиданным ответом на козни Запада на Украине стала российская интервенция в Сирии, которая началась 30 сентября 2015 г. по просьбе законного правительства этой страны. Этой интервенции не было бы, не будь украинских событий. Теперь же Россия триумфально вернулась на Ближний Восток и на международную арену, вытеснив США из Сирии и сбросив петлю ослабшей “анаконды”. В итоге Збигневу Бжезинскому пришлось прибегнуть к эзопову языку и сказать, что ободрять Украину, обещая ей вступление в НАТО, было ошибкой, и именно эта ошибка привела к непредвиденным последствиям».
 
«Геополитическую ситуацию, в которой сегодня находится обновленная и воспрянувшая Россия, специалист по геополитике Леонид Савин описал всего несколькими предложениями. Он пишет о том, что происходящее у нас на глазах не ново. Старые геополитические константы были вписаны в методологию гибридных войн нового поколения. Провоцируя управляемый хаос по всей планете и окружая Россию, силы, стоящие за США, стараются отсрочить потерю мирового примата и помешать формированию многополярного мира. Но Запад знает, что не может победить Россию в прямом столкновении. Усмирив военными и политическими средствами Кавказ, отразив грузинскую агрессию против Южной Осетии и Абхазии, пресекши на корню все попытки устроить цветную революцию в Москве, вернув Крым, вмешавшись военными средствами в сирийский конфликт, Россия доказала, что перед нами опять та мировая сила, которая остановила Наполеона и Гитлера.
Многополярный мировой порядок, который выстраивается на руинах однополярного, сейчас определяют только три силы: США, Россия и Китай. Отношения России и Соединенных Штатов, несомненно, нуждаются в пересмотре и “выстраивании на новой основе”, далекой от клише времен холодной войны. Отношения России и Китая определяет “стратегическое партнерство” двух держав. “Мы привыкли к такому словосочетанию как стратегическое партнерство, — недавно заявил Путин, — но это больше, чем просто стратегическое партнерство между Россией и Китаем”. Отказываясь признать себя независимым полюсом этого мира, настаивая на “либеральном мировом порядке” и на мультилатерализме вместо мультиполярности, Европейский Союз сам себя обрекает на второстепенную роль и ставит под вопрос собственное существование.
 
В подобном мире просто нет места для политически радикализованной и ультранационалистической Украины, опирающейся на Брюссель и Вашингтон и постоянно противопоставляющей себя России и Евразии. Время для решения украинского кризиса уходит. После трех лет изнуряющей гражданской войны наконец-то наметились контуры возможных решений. Уже сейчас ясно, что в будущем Украины как унитарного государства и члена “евроатлантических структур” не будет. Наиболее вероятен ее раздел. В конфедеративной или федеративной форме, более-менее целостная, она сможет существовать, только опираясь на Москву и Европейский Союз. Но и это будет лишь временным решением. Запад, повторюсь, воспринимает Украину как “несостоятельное государство”, а не как самостоятельного игрока, и для него она имеет значение только в контексте отношений с Россией, являясь средством для ее дестабилизации, а также предметом возможных договоренностей и сделок. Но не более».
 
 
№ 2
В центре внимания д-ра Кахтана Ас-Суюфи — феномен Владимира Путина как крупнейшего политического деятеля современности. Свой взгляд он представил в статье для ежедневной сирийской газеты «Al-Watan».
 
 
«Десять лет назад Владимир Путин объявил о том, что система международных отношений после холодной войны стала поддельной и искусственной. На конференции по безопасности в Мюнхене президент России, выступая перед западными дипломатами, обвинил Соединенные Штаты в том, что именно они вызывают хаос и анархию, провоцируют войны в мире, вмешиваются в дела государств, а также игнорируют нормы международного права. Несколько западных аналитиков и чиновников заявили о том, что Владимир Путин — новый российский царь. В этом году на повестке дня конференции по безопасности в Мюнхене стоит вопрос: что если Запад развалится? Подсчет голосов привел к выходу Великобритании из Европейского Союза, а также приходу к власти в Соединенных Штатах администрации Трампа.
 
В 2007 г. Путин описывал Россию как жертву, однако этот период закончился, и «жертва» превратилась в страну, которая решительно навязала всем себя в качестве важного игрока на международной арене. Руководитель программы “Россия и Евразия” фонда Карнеги Юджин Румер сказал: “Россия зарекомендовала себя в качестве конкурента мировому либеральному порядку, который продвигает и поддерживает Вашингтон. Российские дипломаты придерживались оптимистичной точки зрения по поводу того, что США во главе с Трампом сможет восстановить дружеские отношения с Москвой. В то же время, иногда они были настроены скептически, особенно после противоречивых заявлений со стороны американских политиков, а также из-за отсутствия каких-либо связей и контактов на высшем уровне с президентом США. Даже переговоры между Рексом Тиллерсоном и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым были организованы с трудом…”
Политический деятель, бывший депутат парламента Наталья Нарочницкая говорит: “Закончился золотой век либерального мирового порядка”. Тем не менее Запад пытался найти новую отправную точку в отношениях с Россией. Первое обострение произошло во время войны в Грузии. В 2014 г. Россия аннексировала полуостров Крым, что, в конечном итоге, привело к экономическим санкциям со стороны Америки и европейских государств. Путин решительно ответил на эти действия. По просьбе Сирийской Арабской Республики Россия ввела свои войска в страну для того, чтобы помочь правительству в борьбе с терроризмом…
Кроме того, Москву обвинили во вмешательстве в ход американских выборов, а также спустя два месяца после инаугурации Трампа по подозрению в связях с Москвой был уволен советник по национальной безопасности… На встрече, организованной официальным информационным агентством России два месяца назад, специалисты в области международной политики заявили о своей уверенности в том, что Москва и Вашингтон могут достичь договоренности, признавая сферы влияния обеих сторон. Некоторые российские эксперты в области стратегических исследований указали на то, что решение украинского кризиса и сотрудничество с целью противостояния мировому терроризму могут стать разменными монетами в этой сделке. Высокопоставленное лицо в российской внешней политике заявило, что позиция администрации Трампа к тем, кто несёт ответственность за выполнение Минских соглашений 2015 г., может поспособствовать отставке канцлера Германии Ангелы Меркель из-за ее жeсткой позиции по отношению к России.
 
Руководитель московского Центра по изучению современной политики Алексей Шизняков сообщил, что возможно результаты французских выборов этой весной приведут к изменениям, так как кандидаты в президенты от правых более благосклонно относятся к “путинской” России. Эксперт уподобляет российскую внешнюю политику сибирскому медведю, который не имеет ни малейшего желания покидать свою родину. Эта родина является национальным интересом России, и кажется, что ее территория простирается даже за пределы страны. В свою очередь Москва возродила отношения со странами Ближнего Востока, а также представила себя как важного партнера в диалоге между странами региона, имеющими различные интересы и цели. Так образовалась соответствующая группа стран, включающая в себя Турцию, Египет, Иран, Ирак и даже Саудовскую Аравию… По мнению Москвы, ни одна страна не сможет помочь в решении сирийского конфликта так эффективно, как Россия. Франция, Италия обращаются к России за помощью в урегулировании политической ситуации в Ливии…
 
В то же время, Москва начала активно выстраивать отношения с ведущими странами наиболее развивающегося региона — Азии. Россия уже имеет тесные связи с Китаем, а в настоящее время наряду с США пытается построить отношения с Вьетнамом и Индией, а также поддерживает популистского президента Филиппин. Путин использует стремление и желание премьер-министра Японии урегулировать территориальные споры между двумя странами для того, чтобы переманить на свою сторону Токио, который является важным союзником Вашингтона… Это сложный вопрос… Россия может стать важным посредником в урегулировании споров и конфликтов в Южно-Китайском море, а также в нормализации отношений между Китаем и Японией.
 
Одним из важнейших приоритетов Кремля является возвращение России на мировую арену как важного игрока. Большая часть населения Россия полностью поддерживает внешнюю политику Владимира Путина.
 
Президент России доказал, что он искусный тактический соперник, который извлекает максимальную выгоду из возможных ситуаций с минимальными затратами… Сегодня Россия более, чем когда-либо способна подтвердить свое сильное присутствие за столом переговоров, а также получить право голоса и вето… По мнению аналитиков, “если предположить, что мировой либеральный порядок рухнет, то, возможно, у России появится огромная возможность увеличить свое присутствие и влияние”. Однако, это не самый вероятный сценарий развития событий, учитывая тот факт, что страны, бросающие вызов старой системе, в то же время пытаются копировать структуру этой самой системы (примером может служить Китай). Более вероятно, что благодаря сильному российскому присутствию вместо разрушения и падения мировая система будет реформирована и улучшена, а акцент будет сделан не только на безопасности, но и на развитии».
 
 
 
№ 3
Свой взгляд на феномен Путина предлагает в статье для американского консервативного журнала «The American Conservative» известный политик и интелектуал Патрик Бьюкенен.
 
 
 
«Если бы мы использовали традиционные критерии для понимания лидеров, стремящихся обеспечить защиту границ и национальное процветание, то Путина можно было бы назвать выдающимся государственным деятелем нашего времени.
“Кто может соперничать с ним на мировой арене?”
Такой вопрос задает Крис Кэлдуэлл из еженедельника “Weekly Standard” в своем замечательном эссе, опубликованном в мартовском номере журнала “Imprimis”, издаваемом Университетом Хиллсдейл.
 
А что же позволяет поставить Путина выше всех остальных лидеров XXI столетия?
 
“Когда Путин пришел к власти зимой 1999—2000 гг., его страна была беззащитной. Она была банкротом. Ее разрывали на куски новые клептократические элиты, находившиеся в сговоре со старыми имперскими соперниками России — с американцами. Путин это изменил”.
“В первое десятилетие нынешнего столетия он сделал то, что сделал Кемаль Ататюрк в Турции в 1920-е годы. Из разрушавшейся империи он создал национальное государство, а также обеспечил его устойчивость и определил его цели. Он дисциплинировал плутократов в стране. Он восстановил ее военную мощь. Используя все более резкую риторику, он отказался от подчиненной роли России в управляемой Америкой мировой системе, которая была приготовлена ей иностранными политиками и лидерами бизнеса. Его избиратели считают, что он спас свою страну”.
Рейтинг поддержки Путина после 17 лет нахождения у власти превышает популярность любого соперника из числа западных лидеров. Его впечатляющие действия, направленные на то, чтобы сделать Россию вновь великой, объясняют уважительное отношение к нему жителей России, а также представителей русской диаспоры за границей. Но чем можно объяснить его популярность на Западе, несмотря на прессу, которая столь же враждебно относится к нему, как и к президенту Трампу?
Ответ: Путин выступает против западной прогрессивной концепции относительно того, каким должно быть будущее человечества. Много лет назад он объединился с традиционалистами, националистами и популистами на Западе и выступил против того, что они сами стали ненавидеть в своей собственной декадентской цивилизации.
 
То, что вызывало у них отвращение, вызывало отвращение и у Путина. Он российский патриот, патриот “во имя Бога и страны”. Он отвергает Новый мировой порядок, установленный Соединенными Штатами после окончания холодной войны. Россия прежде всего, считает Путин. Бросая вызов американцам, он обращается к тем миллионам европейцев, которые хотят восстановить свою национальную идентичность и отобрать утраченный ими суверенитет у наднационального Европейского Союза. Путин также выступает против прогрессивного морального релятивизма западных элит, представители которых обрубили свои христианские корни, обратившись к секуляризму и гедонизму.
 
Американский истеблишмент ненавидит Путина, потому что, по словам его представителей, он является агрессором, тираном, “убийцей”. Он вторгся на Украину и оккупировал ее. Его старые товарищи из КГБ убивают журналистов, перебежчиков и диссидентов.
Однако политика как при царях, так и при комиссарах часто была в России кровавым видом спорта. И что Путин сделал своим внутренним врагам, что можно было бы сравнить с действиями нашего арабского союзника Абдул-Фаттаха Ас-Сиси в отношении «Братьев-мусульман», власть которых он сверг в результате военного переворота в Египте?
Что сделал Путин из того, что можно было бы сравнить с действиями нашего союзника по НАТО президента Эрдогана в Турции, где, начиная с января прошлого года, он бросил в тюрьмы более 40 тысяч человек? Или с действиями нашего филиппинского союзника Родриго Дутерте, руководившим внесудебными убийствами тысяч наркодилеров?
 
Может быть, кто-то думает, что председатель Си Цзиньпин обращался бы с массовыми демонстрациями против своего режима на площади Тяньаньмэнь более мягко, чем это сделал президент Путин на прошлой неделе в Москве?
 
Многое из враждебного отношения к Путину объясняется тем, что он не только бросает вызов Западу, защищая интересы России, но еще и добивается успеха, оставаясь при этом безнаказанным и нераскаявшимся.
 
Он не только остается популярным в своей собственной стране — у него есть почитатели в тех государствах, где политический истеблишмент относится к нему крайне враждебно.
По данным проведенного в декабре опроса, 37% республиканцев имеют благоприятное мнение о российском лидере, и только 17% позитивно оценивают президента Барака Обаму.
Но есть еще одна причина одобрительного отношения к Путину. Миллионы этнонационалистов, которые хотели бы добиться выхода своих стран из Евросоюза, видят в нем своего союзника. И если Путин открыто приветствует многие из этих движений, то представители американской элиты не занимают даже нейтральной позиции по отношению к ним.
Путин лучше понял новый век, чем его соперники. В XX в. мир был разделен на коммунистический Восток и демократический Запад, тогда как XXI век определяют другие сражения.
 
Новые разделительные линии проходят между социальным консерватизмом и потакающим своим прихотям секуляризмом, между трайбализмом и транснационализмом, между национальным государством и Новым мировым порядком.
Что касается новых разделительных линий, то Путин находится на стороне бунтовщиков. Те люди, которые выступают за Европу наций де Голля, а не за концепцию Одной Европы, в направлении которой движется Евросоюз, считают Путина своим союзником.
И возникает старый вопрос: кому принадлежит будущее?
 
В новых сражениях нового века нельзя исключить, что Россия — как Америка в период холодной войны — может оказаться на стороне победителей. Сепаратистские партии по всей Европе уже смотрят на Москву, а не через Атлантику.
“Путин стал символом национального суверенитета в борьбе с глобализмом, — отмечает Кэлдуэлл. — Оказалось, что это стало крупным сражением нашего времени. Как показывают наши последние выборы, это подтверждается даже здесь”».
 
 
 
№ 4
Приближается юбилей русской революции, потрясшей мировые устои. В этой связи внимание вновь привлекает фигура Владимира Ленина. В статье Тарика Али, значимого деятеля международного движения левых с 60-х годов XX в., редактора и политического обозревателя английского теоретического журнала «New Left Review», «вождь мирового пролетариата» предстает с неожиданной стороны — как большой любитель книг. Статья вышла ежедневной английской газете «The Guardian».
 
 
«Литература придала форму политической культуре той России, в которой вырос Владимир Ильич Ленин. При царском режиме возникали сложности с публикацией текстов имевших недвусмысленную политическую подоплеку. Безрассудных писателей упекали в лечебницы до так называемого “полного выздоровления”: то бишь, пока они публично не отрекались от своих взглядов. А вот к романам и поэзии отношение было более снисходительным, хоть и не всегда.
Главным цензором был, разумеется, царь. “Отец народа” Николай I, к примеру, каждый раз настаивал на прочтении стихов Пушкина перед их публикацией. В результате чего некоторые из них были запрещены, выход других откладывался, а самые провокационные уничтожал сам запуганный поэт, опасавшийся обысков в своем доме. Мы никогда не узнаем содержания сожженных строк “Евгения Онегина”.
 
И тем не менее степень проникновения политики множеством других способов в русскую художественную литературу не имела аналогов ни в одной другой европейской стране. Что касалось политизированной литературы и литературной критики, выбор у русской интеллигенции был поистине огромен. Они с жадностью наблюдали за ожесточенным конфликтом между могущественным критиком Виссарионом Белинским и прозаиком-драматургом Николаем Васильевичем Гоголем, чье резкое сатирическое произведение “Мертвые души” (1842) воодушевило страну и читалось вслух неграмотным.
Однако успех, как оказалось, Гоголю лишь навредил. В своей следующей работе он покаялся в своих ошибках, написав об убожестве крестьянской жизни и выступив в защиту неграмотности. В предисловии ко второму изданию “Мертвых душ”, он написал: “В книге этой многое описано неверно, не так как есть, и как действительно происходит в русской земле… Я прошу тебя, читатель, поправить меня. Не пренебреги таким делом… — я прошу тебя это сделать”.
В 1847 г. озлобленный Белинский публично порвал с ним дружеские отношения. Его широко распространявшееся “Письмо к Н. В. Гоголю” стало причиной проведенной получателем долгой, бессонной ночи:
 
“Мне кажется, что я немного знаю русскую публику. Ваша книга испугала меня возможностию дурного влияния на правительство, на цензуру, но не на публику. Когда пронёсся в Петербурге слух, что правительство хочет напечатать Вашу книгу в числе многих тысяч экземпляров и продавать еe по самой низкой цене, мои друзья приуныли; но я тогда же сказал им, что, несмотря ни на что, книга не будет иметь успеха, и о ней скоро забудут. И действительно, она теперь памятнее всем статьями о ней, нежели сама собою. Да, у русского человека глубок, хотя и не развит ещё, инстинкт истины!”
 
В более поздние годы критики стали намного агрессивнее, разнося в пух и прав писателей и драматургов, творчество которых считали недостаточно полезным.
Такова была интеллектуальная атмосфера, на фоне которой взрослел Ленин. Его отец, высококультурный приверженец консервативных взглядов, был главным инспектором народных училищ в регионе и весьма уважаемым педагогом. По воскресеньям в их доме читали вслух Шекспира, Гёте и Пушкина. Избежать влияния высокой культуры семье Ульянова — псевдоним «Ленин» был взят с целью перехитрить царскую охранку — было просто невозможно.
В средней школе Ленин влюбился в латынь. Директор школы считал, что он мог бы стать филологом и латинистом. И хотя история распорядилась иначе, страсть Ленина к латыни и классике никогда его не покидала. Он читал в оригинале Вергилия, Овидия, Горация и Ювенала, а также речи римского сената. Будучи в изгнании, он в течение двух десятилетий с жадностью раз за разом перечитывал “Фауста” Гёте.
Ленин нашел применение своим знаниям классики в период, предшествовавший Октябрьской революции 1917 г. В апреле того же года он порвал с господствовавшими в России социал-демократическими взглядами и с помощью радикальных тезисов призвал к социалистической революции в стране. Многие из его собственных близких товарищей осудили его. Парировал он это, цитируя слова Мефистофеля из шедеврального “Фауста”: “Теория, мой друг, сера, но зелено вечное дерево жизни”.
 
Ленин лучше других знал, что классическая русская литература всегда переплеталась с политикой. Даже самым “аполитичным” писателям трудно было скрыть свое презрение к государственной власти. Наглядной иллюстрацией является роман Ивана Гончарова “Обломов”. Ленин любил это произведение, ярко осветившее нерасторопность, лень и праздность поместного дворянства. Успех книги был отмечен введением в русский лексикон нового слова “обломовщина”, ставшего ругательным для класса, который помог самодержавию просуществовать так долго. Позже Ленин утверждал, что болезнь эта затронула не одни лишь высшие сословия, а просочилась и в широкие слои царской бюрократии, и далее вниз по классовой лестнице. Не избежали этого даже большевистские чиновники. Тот самый случай, когда зеркало, которое держал Гончаров, действительно сумело отразить все общество в целом. Ленин в своей полемике часто атаковал оппонентов сравнениями с практически всегда неприятными, а иногда и незначительными персонажами русской художественной литературы.
В чем писатели страны не соглашались (и они, разумеется, не были в этом одиноки), так это в вопросе выбора необходимых для свержения режима средств. Пушкин поддержал оспаривавшее преемственность Николая I восстание декабристов 1825 г. Гоголь высмеял идею притеснения крепостных крестьян. Тургенев критиковал царизм, но и проповедовавших террор негилистов недолюбливал. “Кокетство” Достоевского с анархотерроризм затихло после страшного убийства в Санкт-Петербурге. Нападки Толстого на российский абсолютизм приводили Ленина в восторг, чего не скажешь о тайном обращении графа в христианство и его пацифизме. Как, вопрошал Ленин, может такой талантливый писатель быть одновременно революционером и реакционером? В полутора десятках статей Ленин выискивал и анализировал глубокие противоречия работ Толстого. В представлении Ленина Толстой был способен поставить четкий диагноз — его романы признавали и выражали экономическую эксплуатацию и коллективный гнев крестьян, — но не назначить лечение. Вместо того, чтобы воображать революционное будущее, Толстой искал утешения в утопическом образе более простого христианского прошлого. В статье под названием “Лев Толстой как зеркало русской революции” Ленин писал, что “противоречия во взглядах и учениях Толстого не случайность, а выражение тех противоречивых условий, в которые поставлена была русская жизнь последней трети 19 в.”. Противоречия Толстого послужили, таким образом, основанием для политического анализа Владимира Ленина.
 
Между тем, Достоевский со своим “культом страдания” Ленина отвергал, хотя сила его произведений была бесспорна. Взгляды Ленина на литературу не возымели, однако, никакого влияния на государственную политику. Почти через год после революции 2 августа 1918 г. газета “Известия” опубликовала список выбранных читателями лиц, в честь которых предлагалось воздвигнуть памятники. Достоевский был на втором месте, после Толстого. Памятник ему был открыт в ноябре того же года одним из представителей Моссовета, а посвящение написал поэт-символист Вячеслав Иванов.
 
Писателем, оказавшим действительно сильнейшее влияние на Ленина — да и на все поколению радикалов и революционеров, — был Николай Чернышевский. Будучи сыном священника, он был также философом-материалистом и социалистом. Свой утопический роман “Что делать?” он писал в камере Петропавловской крепости Санкт-Петербурга, где оказался из-за своих политических убеждений. Этот роман стал библией нового поколения. Тот факт, что книга была вывезена из тюрьмы контрабандой, придавал ей особую ауру. Это произведение радикализировало Ленина задолго до того, как он встретился с Марксом (с которым Чернышевский обменивался письмами). В знак уважения старому радикальному популисту свою первую крупную политическую работу, написанную и опубликованную в 1902 г., Ленин назвал “Что делать?”
Небывалый успех романа Чернышевского вызвал сильное раздражение у авторитетных прозаиков, в частности Тургенева, и заставил их подвергнуть произведение граду критических замечаний. Это повлекло за собой ответ со стороны радикалов — Добролюбова (которого студенты называли «наш Дидро») и Писарева. Тургенев был в ярости. Встретив Чернышевского на публичном мероприятии, он крикнул: “Вы простая змея, а Добролюбов — очковая”.
Что же за роман стал предметом стольких споров? За последние 50 лет я предпринял три попытки прочесть его от корки до корки, и все три не увенчались успехом. Это не классическая русская литература. Произведение было написано в нужное время и сыграло решающую роль в посттеррористической фазе русской интеллигенции. Оно несомненно весьма радикально, особенно в вопросах гендерного равенства и отношений между полами, а также относительно способов борьбы, выявления врагов и жизни по определенным правилам.
 
Владимир Набоков не выносил Чернышевского, но считал невозможным его игнорировать. В своем последнем русском романе “Дар” Набоков посвятил 50 страниц насмешкам над писателем и его окружением, но отметил при этом, что “совершенно определенно присутствует привкус классового высокомерия во взглядах современных писателей относительно плебея Чернышевского”. Он также цитировал Толстого и Тургенева, называвшим его “вонючим клопом” и издевавшимся над ним всеми возможными способами.
Их издевки были отчасти обусловлены завистью, поскольку объект их снобизма был весьма популярен среди молодежи, а отчасти, как в случае с Тургеневым, — глубокой и укоренившейся политической враждебностью к человеку, желавшему революции для того, чтобы уничтожить помещичьи земли и раздать их крестьянам.
Ленин сердился на молодых большевиков, посещавших его в изгнании в период между 1905 и 1917 гг., поскольку те над ним подтрунивали из-за книги Чернышевского, называя ее нечитабельной. Ленин парировал, говоря, что для полного понимания глубины произведения и видения автора им должно стукнуть как минимум 40 лет. Тогда они поймут, что философия Чернышевского основана на простых истинах: мы произошли от обезьян, а не от Адама и Евы; жизнь — это недолгий биологический процесс, что обуславливает необходимость счастья каждого отдельного человека. Невозможно достичь этого в мире, где господствуют алчность, ненависть, война, эгоизм и классовое неравенство. Так Ленин объяснял необходимость социальной революции. К тому времени, как молодым большевикам, восходившим вместе с Лениным на швейцарские горы, исполнилось 40, революция уже свершилась. Чернышевского стали читать в основном историки, изучавшие эволюцию ленинской мысли. Эрудированные прогрессивные деятели партии радостно переключились на Маяковского. Не на Ленина.
Классицизм, столь глубоко укоренившийся в Ленине, послужил оплотом, заслонившим его от новых захватывающих событий в области искусства и литературы, как предшествовавших революции, так и сопровождавших ее. Приспособиться к модернизму Ленину было трудно, будь то в России или любой другой стране. Работы, относившиеся к художественному авангарду — например, Маяковского и конструктивистов — пришлись ему не по вкусу.
Напрасно поэты и художники говорили ему, что тоже любили Пушкина и Лермонтова, но это не мешало им быть революционерами, бросившими вызов старым формам искусства и создававшими нечто совершенно новое, что больше соответствовало большевизму и эпохи революции. Он и носом не повел. Они могли писать и рисовать всё, что заблагорассудится, но почему он должен это оценивать? Многие соратники Ленина чуть больше симпатизировали новым движениям. Бухарин, Луначарский, Крупская, Коллонтай, а в какой-то мере и Троцкий, понимали, каким образом революционная искра смогла открыть новые перспективы. Без конфликтов, сомнений и противоречий не обошлось и среди представителей авангарда, а источником их поддержки в правительстве был Анатолий Луначарский, глава комиссариата просвещения, где работала жена Ленина Надежда Крупская. Во время гражданской войны к ожесточенным спорам привел дефицит бумаги и возникший в этой связи вопрос: публиковать пропагандистские листовки или новое стихотворение Маяковского? Ленин настаивал на первом варианте, а Луначарский говорил, что стихотворение Маяковского возымеет большую силу, и одержал победу в споре.
 
Кроме того, Ленин был настроен враждебно к любому понятию “пролетарской литературы и искусства”, утверждая, что пики буржуазной культуры (и ее более древних предшественников) невозможно преодолеть механическими и устаревшими формулами, продвигаемыми в стране со слишком низким общим уровнем культуры. В этой области нет места легким путям, что было убедительно доказано экспериментальным “социалистическим реализмом”, появившимся в последовавшие за смертью Ленина тяжелые годы. Любые виды творчества были заморожены. Переход от необходимости к свободе с преобладанием здравого смысла никогда не происходил ни в Советском Союзе, ни, раз уж на то пошло, где бы то ни было еще».
 
 
 
 
 
 
 
«Статус великой державы и стремление к международному господству давно уже являются центральным составляющими российской системы личной власти. Но добиваясь такого статуса, Россия сегодня не только создает галактику из государств-сателлитов, как это делал Советский Союз. 
Ресурсы у Кремля уменьшаются, и в этих условиях он всё чаще прибегает к запугиванию либеральных демократий, пытаясь принудить их к признанию российских великодержавных устремлений.
 
В то же время страна сталкивается со следующей дилеммой: как остаться мировой державой, не лишая при этом себя возможности использовать либеральную цивилизацию в собственных целях.
 
Россия издавна использует западный мир в своих целях. Две российские модернизации, сначала при Петре I, а затем при Сталине, проводились за счет западных технических и интеллектуальных знаний. “Америка во многом помогла нам”, — сказал в 1933 г. Сталин. Но после окончания холодной войны парадокс заключается в том, что либеральные демократии помогают не российским преобразованиям, а сохранению в этой стране чуждой западным ценностям системы.
Среди европейских стран, существенно помогающих России сохранить свою систему, особое место занимает Германия. Например, немецкие репарации после Второй мировой войны помогли восстановить советскую экономику. Позднее немецкая восточная политика и улучшение отношений между СССР и Западной Германией не только продлили жизнь недееспособному режиму, но и создали основу для посткоммунистического сотрудничества Москвы и Запада. Сегодня Германия остается ведущим покупателем российских энергоресурсов, помогая поддерживать ее государственные финансы.
Некоторые другие западные государства также помогают cохранени. российской системы. Британия — это точка доступа России к западному финансовому миру, а Франция по-прежнему активнее всех настаивает на более мягкой политике в отношении России.
По словам бывшего министра финансов Алексея Кудрина, российская технологическая отсталость является серьезной “угрозой суверенитету”. Действительно, она усиливает зависимость Москвы от либеральных демократий, подрывая в процессе не только ее великодержавные притязания, но и саму независимость.
Как ни парадоксально, но взаимодействие с Западом является гарантией выживания российской системы. В то же время, стремясь кооптировать некоторые элементы из западной системы, Россия ослабляет Запад изнутри.
 
Сегодня Кремль вынужден разрешать противоречия между сохранением статуса великой державы, с одной стороны, и использованием западных ресурсов — с другой. Этот конфликт в полной мере проявился в 2014 г., когда Россия аннексировала Крым в попытке отстоять свое право на “галактику сателлитов” и в надежде на то, что западные страны просто смирятся с ее действиями. Но реакция Запада стала для Москвы неожиданностью.
 
Сегодня перед Кремлем стоят две задачи: усилить антизападные настроения в российском обществе и в то же время, сохранить сотрудничество с Западом, убеждая либеральные демократии в выгодах сотрудничества с ним. Между тем, России придется изыскивать новые способы для сохранения небольших соседних стран в сфере своего влияния. Годовой бюджет России в 250 млрд долларов означает то, что она уже не в состоянии выплачивать субсидии Белоруссии в размере 10—15 млрд долларов.
 
Сотрудничество — это единственный способ решения данных проблем. Но, чтобы подтвердить свою победу, Россия нуждается в Западе. Однако ирония заключается в том, что напыщенный национализм трампизма (в его американской и европейской версии) может создать для России проблемы в том плане, что она лишится доступа к западным ресурсам.
 
Если Запад будет оказывать сопротивление российской политике, в рамках которой она одновременно и с Западом, и против него, Москва поднимет ставки. Конечно, такая агрессивность со стороны Кремля будет нацелена не на усиление конфронтации. Ее цель будет состоять в том, чтобы убедить Запад в необходимости сотрудничества на российских условиях и в том, что со сварливой ядерной державой лучше вести игру в притворялки. В конце концов, разве не этим занимается Запад на протяжении десятилетий?»
 
 
 
№ 6
Об отношениях России и Турции в историческом и геополитическом контекстах рассуждает Ален Родье, отставной офицер французской разведки, замдиректора Французского центра разведывательных исследований, эксперт по исламскому терроризму и организованной преступности, на страницах французского новостного интернет-сайта правого толка «Atlantico».
 
 
«Между лидерами России и Турции явно сохраняется недоверие, поскольку их долгосрочные цели сильно разнятся. Как бы то ни было, в настоящий момент они считают сотрудничество необходимым, в частности против американцев.
Хотя женщины в Турции получили право голоса в 1934 г. (в 1945 г. — во Франции), а Тансу Чиллер занимала пост премьера с 1993 по 1996 г., направление развития турецкой политики, в частности в плане отношений с Россией, остается “уделом мужчин”. В том числе связано это и с сильными личными качествами лидеров двух стран (Эрдоган находится у власти с 2003 г., а Путин — с 1999-го)».
«В историческом плане отношения России (где проживают в основном славяне) и Турции (тюркоязычные народы вплоть до Китая) всегда были неспокойными. Неоднократные столкновения проходили в евразийских степях и в черноморском бассейне. Взятие Константинополя османами в 1453 г. ознаменовало конец католической Византийской империи, и Россия забрала себе место центра восточной православной церкви. Сейчас Москва называет себя ее защитницей, что создает определенные сложности в отношениях с нынешней властью в Анкаре, которая запустила исламизацию общества и придерживается логики столкновения цивилизаций.
 
После русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Кючук-Кайнарджийский мирный договор позволил России получить выход в Средиземное море через Черное. Нужно было прорвать окружение: этот комплекс плотно закрепился в русской душе и существует до сих пор.
 
На протяжение XIX в. Россия неустанно помогала христианским и славянским меньшинствам в восстаниях против Османской империи. В Крымской войне 1853—1856 гг. Российская империя сошлась с коалицией Османской империи, Франции и Великобритании. Основные сражения развернулись в Крыму и, в частности, вокруг военно-морской базы в Севастополе. Завершился конфликт поражением России и подписанием Парижского мирного договора 1856 г. о демилитаризации Черного моря. Однако поражение Франции в войне 1870 г. привело к упразднению положений о демилитаризации, и Россия принялась за восстановление флота.
В последний раз обе империи открыто противостояли друг другу во время Первой мировой войны, после которой они обе исчезли. Об этой эпохе нельзя вспомнить без упоминания произошедшего примерно в то же время ужасного геноцида армян. Стоит отметить, что Россия подталкивала армянское население к восстанию против османских властей, чтобы способствовать их военному наступлению на запад.
 
В 1920-х годах большевики поддержали войну за независимость, и основатель современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк получил существенную финансовую и военную помощь от Ленина. Именно поэтому два его верных соратника (один из основателей Красной армии Михаил Фрунзе и его преемник маршал Климент Ворошилов) оказались на памятнике Республики на площади Таксим в Стамбуле. В этот период СССР отказался от территориальных притязаний на запад Армении и Босфор. 16 марта 1921 г. Советский Союз признал молодую Турецкую республику по подписанному в Москве соглашению. В октябре аналогичный договор подписали в Карсе Армения, Азербайджан и Грузия. В 1925 г. был заключен советско-турецкий пакт о ненападении. Кстати говоря, выдворенный из СССР Лев Троцкий с 1929 по 1933 г. жил на острове Бююкада в Мраморном море, откуда затем перебрался во Францию, Норвегию и Мексику, где был убит в 1940 г. сталинским агентом.
Напряженность вновь начала возрастать с подписанием Конвенции Монтре 1936 г., когда Турция добилась милитаризации Босфора. СССР вышел из пакта о ненападении и вновь выдвинул территориальные притязания на восток Турции. Во время Второй мировой Москве явно пришелся не по душе “нейтралитет” Турции (до 19 марта 1945 г.: этот эпизод сегодня, судя по всему, совершенно чужд президенту Эрдогану), которая пропускала нацистские суда через Босфор. По итогам состоявшейся в июле 1945 г. Потсдамской конференции Сталину было отказано в просьбе принять участие в обороне проливов. Турция решительно встала на сторону западного лагеря и участвовала в войне в Корее с 1950 по 1953 г. СССР же оказывал активную помощь северокорейцам (в первую очередь с авиацией), что по факту сделало его врагом Турции. В 1952 г. Анкара вступила в НАТО и обеспечивала безопасность южного фланга Европы в противостоянии с ОВД.
Далее история современной Турции была отмечена военными переворотами (1960 — 1971 — 1980 — 1997 — 2016) и прошедшим в июле — августе 1974 г. вторжением на Кипр, где была сформирована Турецкая Республика Северного Кипра.
Исламисты постепенно подбирались к власти, пока Партия справедливости и развития (имеет связи с “Братьями-мусульманами”) не встала во главе страны в 2002 г. (в 1996 г. победа уже доставалась происламской Партии благоденствия Неджметтина Эрбакана, однако военные сместили правительство в 1997 г.)».
«Самая главная проблема современной Турции — курдские сепаратисты РПК. Это марксистско-ленинистское движение было основано в 1978 г. (не без помощи Москвы, которая видела в этом способ дестабилизировать значимую страну НАТО), перешло к насильственным действиям в 1984 г. и с тех пор ведет партизанскую войну на юго-востоке. С распада ОВД в 1991 г. Россия, разумеется, больше не имеет к нему никакого отношения. Его тыловые базы находятся на севере Ирака? неподалеку от иранской границы, а в 1980—1990-х годах имелись также на территории Ливана и Сирии. Лидер движения Абдулла Оджалан даже пользовался “дипломатической” защитой в этой стране. Как следствие, отношения Анкары и Дамаска были хуже некуда, а советские покровители Сирии испытывали сильнейшее недоверие к Турции.
 
Распад СССР 21 декабря 1991 г. (он последовал за роспуском ОВД в июле) стал толчком к улучшению отношений Москвы и Анкары, что было закреплено 25 мая 1992 г. подписанием нового соглашения. Россия больше не предлагала сирийским союзникам надежной защиты. В результате Анкара оказала на Дамаск сильнейшее давление вплоть до угроз о военном вмешательстве для обеспечения “безопасности” на границе. В 1998 г. Дамаск принял решение о выдворении Оджалана. Достойная лучших шпионских романов погоня привела того в Грецию, Россию, Италию и, наконец, в Кению, где его задержали турецкие спецслужбы (вероятно, не без помощи ЦРУ и Моссада). Ему был вынесен смертный приговор, который затем заменили пожизненным заключением (он отбывает его на острове Имралы в Мраморном море)».
 
«Кончина Хафеза Асада 10 июня 2000 г. и приход к власти его сына Башара изменили расклад. С победой ПСР в 2002 г. и назначением Эрдогана премьером в 2003 г. Турция восстановила отношения с Сирией. У Эрдогана даже сложились достаточно теплые личные отношения с Асадом. В 2004 г. был подписан договор о свободной торговле и дружбе двух стран. В 2009 г. за ним последовало соглашение о “стратегическом партнерстве”.
Однако в 2011 г. Эрдоган подобно многим другим политическим лидерам со всего мира был убежден, что через несколько недель Башара Асада унесет волна “арабской весны”.
Тогда он решил сменить курс, бросить Асада и напрямую поддержать мятежников, не слишком заботясь об их подлинных мотивах.
Он посчитал, что его час пробил. Он уже видел себя президентом (и действительно стал им в 2014 г.) и надеялся превратить Турцию в президентских режим (причем на “турецкий”, то есть деспотический манер), что сейчас и происходит на наших глазах: референдум по этому вопросу состоится 16 апреля 2017 г. В 2011 г. он претендовал на роль лидера суннитского мира, чтобы получить возможность на-равных говорить с Ираном, давним соперником Турции. Стоит напомнить, что его доктрина весьма близка к стратегии “Братьев-мусульман”: взятие власти в результате просчитанной демократической игры. Поэтому он встал на защиту выгодного, по его мнению, палестинского дела, чтобы закрепиться в роли лидера, особенно после произошедшей в конце 2010 г. трагедии, когда пытавшийся прорвать израильскую блокаду Газы корабль был взят штурмом пограничниками (в результате погибли девять человек). Некогда прекрасные отношения Турции и Израиля (хотя стоит отметить, что с прихода к власти ПСР их интенсивность упала) с тех пор заметно ухудшились».
«Он на самом деле записал на свой счет ряд успехов.
 
Экономика Турции значительно выросла с того момента, как он встал у руля. Он смог перераспределить часть денежной манны на благо малоимущим из пригородов турецких мегаполисов и деревень. Именно эта народная среда дала ему избирателей, которые обеспечили ему победу на всех выборах, где он участвовал. Он направлял граждан на советский манер, только на смену политрукам пришли верные его делу имамы. В любом случае, результат налицо: он всегда добивался большинства голосов без необходимости залезать в урны.
 
С его первых шагов в политике в 1970-х годах он пользовался тайной поддержкой движения “Хизмет” Фетхуллаха Гюлена. Прикрываясь внешне современным обликом, эта религиозная организация проникла в турецкие государственные ведомства и, в частности, в полицию, суды и образование. Сильно его присутствие и в деловых кругах. Его единственным настоящим врагом были военные, которых ему удалось сломить с помощью процессов о заговоре, освободив тем самым руки Эрдогану.
Во время захвата Мосула боевиками “Исламского государства” сотрудники турецкого консульства с семьями (всего 48 человек) оказались в заложниках. Хотя джихадистское движение обычно расправляется с пленными, турецким спецслужбам удалось добиться их освобождения после продолжавшихся не одну неделю переговоров. Условия обмена неизвестны, однако он стал бесспорным успехом для Анкары.
Кроме того, Эрдогану удалось сделать небывалое для всех его предшественников: начать переговоры с РПК. Хотя Оджалан находится в тюрьме, у него осталось большое влияние на часть курдских сепаратистов. Поддерживающая курдскую борьбу Демократическая партия народов выступила в качестве политического посредника. Эрдоган смог добиться по большей части соблюдавшегося перемирия. Активисты РПК начали отступать в Иракский Курдистан.
Но в прекрасно отлаженный механизм залетели песчинки.
 
Прежде всего режиму Башара Асада хватило наглости продемонстрировать неожиданное сопротивление. А оппозиционные движения сместились в сторону все более радикального и трудно контролируемого ислама.
 
Движение Гюлена стояло за обвинениями в коррупции приближенных Эрдогана (в том числе одного из его сыновей), хотя он сам всегда отталкивался от образа собственной честности, который резко контрастировал с общей атмосферой в турецкой политике.
ДНП не стала трамплином, который позволил бы ему получить две трети голосов в парламенте, как на выборах 2015 г., хотя такое большинство необходимо для принятия новой конституции с выкроенным под него президентским режимом.
Сирийский Демократический союз (поддерживает тесные связи с РПК) смог добиться автономии в трех кантонах вдоль турецкой границы. Что еще хуже, он смог привлечь симпатию Запада борьбой с ИГ, в частности во время битвы за Кобане.
Наконец, часть военных попыталась провести государственный переворот 15 июля 2016 г. Хотя организаторов ждал бесславный провал, Эрдоган воспользовался им как предлогом, чтобы задавить сопротивление его абсолютной власти. Он отправил в тюрьму военных, полицейских, судей и интеллектуалов, назвав их путчистами и сторонниками Гюлена, хотя это движение не стояло за переворотом.
 
Война с РПК продолжается, а в отношениях с Москвой едва удалось избежать серьезного кризиса.
 
Летом 2015 г. президент Эрдоган, наконец, присоединился к коалиции против ИГ и дал разрешение ее авиации (прежде всего, американской) использовать базу Инджирлик. В ответ в Турции прогремел целый ряд терактов, ответственность за которые не была никем официально взята, однако приписывалась ИГ. Агрессивные акции были и на счету “Соколов свободы Курдистана” (связанная с РПК вооруженная группа). Удивительно, но Эрдоган начал тотальную войну с РПК, напрямую так и не взявшись за ИГ. Так, по данным ООН, с 2015 г. по конец 2016-го турецкие силы совершили “грубые нарушения” прав человека: депортации от 355 тысяч до 500 тысяч человек, массовые разрушения и убийства. Общие потери составили порядка 2 тысяч человек (из них 800 сотрудников сил безопасности). Более 30 городов на юго-востоке страны были частично разрушены.
 
К удивлению всего мира и особенно Анкары, в конце сентября 2015 г. Россия начала прямое вмешательство на сирийском фронте в поддержку своего союзника Башара Асада, который находился в критическом положении, несмотря на помощь Ирана и международных бригад из ливанской “Хезболлы”, а также иракских и афганских шиитов. Все они сделали своей приоритетной целью в той или иной степени поддерживаемые Турцией “умеренные” оппозиционные движения, что привело Эрдогана в ярость. И он решил ответить. 24 ноября 2015 г. два засевших в засаде у границы турецких F-16 сбили российский истребитель-бомбардировщик Су-24, который всего на несколько десятков секунд залетел в воздушное пространство Турции. Стоит отметить, что с начала российского вмешательства в Сирии самолеты ВКС РФ не раз пролетали у самой турецкой территории. Обоим пилотам удалось катапультироваться, однако один из них был убит туркменскими боевиками. Второго подобрал российско-иранский спецназ, однако в ходе операции погиб еще один российский военный. Весь мир затаил дыхание: как отреагирует на это русский медведь? Россия приняла жесткие экономические санкции, которые стали ощутимым ударом по туристическому сектору, и ограничила прием на работу турецких сотрудников, которых особенно много в строительной сфере. Кроме того, Турция практически полностью зависит от российского газа, однако здесь никаких ответных мер не было.
К тому же, в мае 2016 г. РПК сбила турецкий вертолет АН-1 Cobra в районе Чукурджы (юго-восток Турции) с помощью ПЗРК 9К38 “Игла”. Оба члена экипажа погибли. Что любопытно, до тех пор РПК не получала подобного оружия. Всё это наводит на мысль, что Россия любезно передала его РПК через сирийский ДС для удара по турецкой авиации… Своего рода “ответная любезность”.
 
Как бы то ни было, в июне 2016 г. президент Эрдоган официально принес извинения за гибель двух российских военных (но отказался выплачивать компенсации семьям). Некоторое время спустя в Турции как бы случайно был задержан туркмен, которого подозревали в убийстве российского летчика. Им был Альпарслан Челик из “Серых волков”, которые относятся к традиционным турецким ультраправым.
 
Эрдоган, начавший приучать всех к резким поворотам, пошел на возобновление диалога, причем не только с Россией, но и с Израилем: Биньямин Нетаньяху он принес извинения за жертвы во время штурма корабля, выплатил компенсации семьям и разрешил Турции участвовать в разнообразных гуманитарных проектах в секторе Газа.
Президент Путин в свою очередь одним из первых осудил попытку государственного переворота 25 июля 2016 г. Кстати говоря, сбивших Су-24 пилотов F-16 впоследствии обвинили в участии в путче!
Экономическое сотрудничество двух стран вновь пошло в гору, о чем в частности свидетельствуют проекты строительства АЭС и газопровода “Турецкий поток” (был утвержден президентом Путиным 7 февраля 2017 г.).
В то же время у них сохраняются разногласия по международным вопросам, в том числе ситуации на Кипре и в Нагорном Карабахе. Несмотря на расхождение интересов в Сирии, оба президента демонстрируют просто поразительный прагматизм. Они решили разделить поля боя. Россия получила карт-бланш в Алеппо, а поддержанная Турцией часть мятежников ушла из города, чтобы участвовать в операции “Щит Евфрата” на сирийско-турецкой границе между Джераблусом на востоке и Аазазом на западе».
«В ходе начатой 24 августа 2016 г. операции турками были взяты такие символические города как Дабик и Эль-Баб. Как бы то ни было, с начала года она начала увязать, и все лагеря стали допускать “ошибки” при ведении огня.
Американцы тоже играют активную роль в этой зоне. Они поддерживают “Сирийские демократические силы”, главной составляющей которых являются курды. Летом 2016 г. это движение захватило город Манбидж в 48 км на северо-запад от Эль-Баба, а Эрдоган заявил о намерении взять его под контроль. СДС предложили сирийской армии расположиться между Эль-Бабом и Манбиджем, чтобы разделить стороны. Другими словами, ситуация взрывоопасная, и любой инцидент может повлечь серьезные последствия».
 
«Непростое положение Турции недавно было подчеркнуто еще одним трагическим событием. 19 декабря 2016 г. российский посол Андрей Карлов был убит турецким полицейским. Этот человек (в то время он не был при исполнении) сделал следующее заявление на ломаном арабском: “Мы — те, кто присягнули Магомету для джихада до нашего последнего часа”. “Не забывайте про Алеппо, не забывайте про Сирию! (…) Аллах велик!” — добавил он по-турецки. Это убийство (ни одна организация не взяла на себя ответственность за него) явно стало делом рук одиночки, который был недоволен российским вмешательством в Сирии и политикой президента Эрдогана. Все это подчеркивает почти не упоминающийся в СМИ факт: многие турки (даже курдского происхождения) поддерживают джихадистские повстанческие движения. Проведенный в январе 2016 г. опрос показал, что только 10% турок считают ИГ террористическим движением! Кроме того, тысячи турок сражаются в рядах ИГ и так или иначе связанных с “Аль-Каидой” движений.
 
После того как Эрдоган назвал ИГ врагом, многие восприимчивые к тезисам движения турки стали “потерянными активистами”, которые способны на всё. К тому же в стране происходит всё больше терактов, ответственность за которые официально берет на себя ИГ (это не говоря уже об акциях РПК). Как бы то ни было, цели у них разные: сепаратистское курдское движение нацелено на представителей властей (хоть и не считается с сопутствующими жертвами террора), тогда как ИГ бьет по всем без разбора. Для него все, что не подчиняется “халифу” аль-Багдади, — потенциальная цель. Задача героев ИГ — убить максимум себе подобных.
Разумеется, между российским и турецким руководством сохраняется недоверие, поскольку их долгосрочные задачи разнятся. Но в настоящий момент сотрудничество считается необходимым, в частности для противостояния американцам. После избрания Дональда Трампа президент Путин удвоил дипломатические усилия: мирные переговоры с участием всех сторон сирийского конфликта, встречи с израильским премьером и президентом Турции (он, вероятно, считает, что те “разочарованы” Вашингтоном) и т.д.
 
Что касается Эрдогана, у него есть три главных врага, которых он ставит на один уровень и называет “террористами”: РПК, ИГ и движение Гюлена, лидер которого всё еще скрывается в США. Его мечта о лидерстве в мусульманском мире пока что была задвинута в сторону, но он всё еще намеревается играть ключевую роль на Ближнем Востоке. Внутри страны он опирается на ПСР, а также неофашистское и антикурдское движение “Серых волков”.
 
Москва прочно закрепляется в Сирии и, вероятно, выступит с новыми инициативами в Египте, Ливии, Марокко или где-то еще. Границы ставит лишь финансовая слабость России, у которой вряд ли найдутся средства для осуществления всех ее планов.
Есть у президентов и другой общий момент: они опираются на спецслужбы, которые считают важнейшим инструментом внешней политики.
 
 
№ 7
Квентин Соммервиль, ближневосточный корреспондент ВВС, поделился с читателями британского журнала о политике и культуре «New Statesman» впечатлениями о пребывании в Мосуле во время его освобождения.
 
 
«Для меня битва за освобождение западной части Мосула началась с тряской поездки в бронированном “Хаммере” вместе с двумя Абаасами. “Я — Абаас номер один. Он — Абаас номер два”, — сказал по-английски улыбающийся водитель Абаас Альмсебави, показывая пальцем на стоящего стрелка.
“Я убил двоих даишей, — сказал Абаас номер два, имея в виду боевиков так называемого "Исламского государства". — Ну, одного точно. Второй уполз, но у него сильно текла кровь. Мне потом сказали, что он умер”.
Первый Абаас завидует второму. Он получил две пули от боевиков ИГИЛ в городе Рамади в центральном Ираке. Одна до сих пор сидит у него в спине. “Врач сказал, что это мне подарок от ДАИШ”, — сообщил мне Абаас I и засмеялся.
Перекрикивая артиллерийский и минометный огонь, Абаасы общались друг с другом, указывая направление, засекая цели. В воздухе постоянно раздавались крики: “Абаааас!” Один из них был из Вавилона, второй из Багдада. Во время перерывов между боями они расстилали одеяло внутри бронемашины, укладывались и быстро засыпали, не замечая острых углов и минометного огня снаружи.
Абаасы участвовали в боях в восточной части города, на освобождение которой ушло 100 дней. Освобождали ее в ходе тяжелых уличных боев, дом за домом, улицу за улицей, несмотря на автомобили и грузовики со взрывчаткой, которые направляли на них боевики ИГИЛ. Но освобождение западной части Мосула, начавшееся 19 февраля с наступления иракской дивизии чрезвычайного реагирования (ДЧР) во взаимодействии с контртеррористическим силами, идет иначе — и намного быстрее.
Водитель Абаас бурно радовался. В небе летели иракские военные вертолеты, авиация на бреющем полете поливала пулеметным и ракетным огнем деревни, а он ехал вперед вместе с наступавшими на широком фронте войсками. Его “Хаммер” был хорошо приспособлен к передвижению по такой местности, и на высокой скорости перемещался по пустыне в направлении пригородов Мосула, местного аэропорта, а затем и самого города.
В этом наступлении были и другие особенности. Формально наступающие не были военнослужащими; они были полицейскими. Абаас номер один воевал в толстовке с капюшоном и кожаной куртке. Пулеметчик Абаас II был похож на партизана из прошлого века в своей шинели, круглых очках и вязаной шапочке. Первый — худой и широкоплечий, второй — плотный и круглолицый. Они были полной противоположностью друг другу, но в то же время, составляли единое целое.
Абаасы воевали в составе дивизии чрезвычайного реагирования, которая возглавила наступление на западе Мосула. С востока наступало прославленное соединение по борьбе с терроризмом под названием “Золотая дивизия”. ДЧР, подчиняющаяся Министерству внутренних дел, это менее опытное соединение, младший брат “Золотой дивизии”, но ее бойцы уверены, что западный Мосул станет их трофеем. Дивизия быстро продвигалась вперед, отвоевывая у ИГИЛ одну деревню за другой, а солдаты делали селфи возле лежавших по обочинам дорог трупов противника.
Чем ближе был Мосул, тем больше было обгоревших трупов. Вот двое в канаве, погибли от мины. Еще двое на дороге. Мотоцикл, на котором они ехали, разорвало надвое в ходе авиаудара.
 
1-й бригадой командовал полковник Фалах аль-Вабдан. В 2015 г. Фалаха вместе с его частью отрезали и окружили боевики ИГИЛ, и спастись они смогли лишь тогда, когда им на выручку пришло подкрепление.
 
Стоя среди развалин дворца, который принадлежал одному из братьев Саддама Хусейна, полковник наблюдал за Мосулом, который был как на ладони. “Я буду очень рад, когда мои войска двинутся вперед, — сказал он. — А еще я буду рад, если увижу, что мои солдаты в целости и сохранности. Но я будут счастлив, когда мы уничтожим ИГИЛ. Эти люди — они как зараза в нашем организме, которую мы сегодня ликвидируем день за днем”.
Оттуда иракские войска пошли в наступление и взяли Абу-Сейф, после чего в результате шестичасового боя освободили то, что осталось от мосульского аэропорта. Его взлетно-посадочные полосы были разрушены, а здания превратились в руины. Но это был последний участок открытой местности перед городом. К концу недели войска полковника Фалаха прорвали оборону ИГИЛ. Теперь они входили на тесные и узкие улицы старого города. Между тем, элитная “Золотая дивизия” оказалась на второстепенном направлении, поскольку в ходе тяжелых боев ее наступление захлебнулось.
Соперничество двух дивизий помогло ускорить наступление. Однако у ДЧР имелось секретное оружие. “Нам надо попросить ваших людей прекратить огонь, сэр. У нас вертолеты в воздухе”, — сказал иракскому подполковнику офицер американского спецназа, стоя на крыше дома и наблюдая за наступлением на Абу-Сейф.
Иракские минометчики, установившие свои орудия внизу во фруктовом саду и оливковой роще, прекратили стрелять. После этого авиация коалиции начала наносить авиаудары, и всего в трех-четырех километрах от нас в воздух поднялось огромное серое облако».
«Воюют и погибают в сражениях с ИГИЛ в основном иракцы, но поскольку Пентагон в прошлом году внес изменения в правила ведения боевых действий, сегодня на линии фронта и вблизи нее можно увидеть все больше американцев. Они вызывают авиацию для нанесения авиаударов и ведут огонь из своих бронемашин с усиленной противоминной защитой. Эти люди не носят военную форму, но все равно весьма заметны, а на касках у них звездно-полосатый флаг. Когда к ним подходят журналисты и особенно кинооператоры, эти люди поворачиваются к ним спиной.
Внутри Мосула и вокруг него сегодня можно довольно часто попасть в пробку из американских машин. Это либо артиллерийские установки, либо группы разминирования путей движения. Скоро Пентагон даст ответ на призыв президента Дональда Трампа составить новый план по активизации американских действий против ИГИЛ, но в окрестностях этого города и внутри него американцы уже намного чаще вступают в перестрелки с боевиками.
В этом районе также находится британский спецназ, но в небольших количествах. В отличие от американских коллег, британцев не видно.
Кроме того, в самом начале наступления здесь также не было видно гражданского населения. Прошло три дня, прежде чем я встретил первого мирного жителя. Им оказался пастух Али Султан Али, который рассказал мне, что остался только из-за того, что не сумел перегнать стадо в безопасное место, так как близлежащий мост был разрушен.
 
Наблюдая за пасущимися овцами, Али объяснял: “Они продолжали атаковать этот район, и мы уже три дня сидим по домам, потому что из-за атак и минометов не можем выйти на улицу. Все люди, они ушли отсюда один за другим. Они пошли в восточную часть Мосула, и теперь снимают там жилье, потому что здесь слишком сильно воюют”.
 
Из западной части Мосула бежало почти 60 тыс. человек. В этом районе с его населением в три четверти миллиона боевые действия могут привести к гуманитарной катастрофе. В лагерях для беженцев пока есть свободные места, но они быстро заполняются.
У ИГИЛ в Мосуле от 500 до нескольких тысяч боевиков, которые снова используют местное население в качестве живого щита. Из-за ударов коалиционной авиации тяжелые потери несет и гражданское население. По официальным заявлениям коалиционной группировки во главе с США, с ноября в результате бомбовых ударов погиб 21 мирный житель. Но независимая мониторинговая группа Airwars полагает, что с начала марта западная авиация уничтожила 370 человек из числа гражданского населения.
После освобождения аэропорта колонны бредущих на юг отчаявшихся людей стали уменьшаться. Идущие вместе со взрослыми дети обычно несут белые флаги. Это умная уловка напуганных родителей, которые таким способом отвлекают внимание детей во время долгого перехода в безопасное место. Возле аэропорта я встретил мужчину, который был убит горем и не стал называть свое имя. Он рассказал мне, что семья его брата — шесть человек — погибла в результате авиаудара. Накинув на плечи одеяло, он стоял с покрасневшими от слез глазами на обочине дороги и умолял проезжавших о помощи. “Ради Бога, — сказал мне этот мужчина. — Вы должны помочь нам. Нам нужна лопата, чтобы откопать трупы в доме. Там под развалинами еще остались два тела”. Но вокруг снова начался бой, и он ушел в лагерь искать брата. Это единственный оставшийся в живых родственник, сказал он мне.
Когда дивизия чрезвычайного реагирования вошла, наконец, в город, первое, что я заметил, это чистое белье, которое висело во дворе одного дома. Затем я услышал громкий взрыв. Это начиненный взрывчаткой грузовик ИГИЛ врезался в иракский танк “Абрамс”. Но танк упорно шел вперед, и к ночи ДЧР захватила в городе крошечный плацдарм, которым стал квартал Аль-Джосак».
«“Исламское государство” медленно, но верно теряет Мосул и Ирак. Конец так называемого халифата уже близок. В Абу-Сейфе правительственные войска обнаружили трупы иностранных боевиков, а также прятавшегося джихадиста из ИГИЛ.
“Это русский”, — сказал мне один офицер. Но, скорее всего, боевик был из какой-нибудь среднеазиатской республики. На поле боя были также мертвые сирийцы, мужчины из Дейр-эз-Зора. Для десятков тысяч вступивших в ИГИЛ иностранных боевиков Сирия может стать последним убежищем.
Есть еще одна причина, по которой наступление на западе Мосула ускорилось. Иракские войска, победив ИГИЛ в Рамади, Фаллудже и в восточной части Мосула, научились воевать с боевиками, познакомившись с их тактикой.
В восточной части Мосула они понесли большие потери от грузовиков со взрывчаткой. Трудно описать ту мощь, с которой взрываются эти машины. В самом начале наступления на Мосул ИГИЛ направил на наступающих четыре начиненных взрывчаткой грузовика, и один из них взорвался в нескольких сотнях метрах от меня. Ударная волна сотрясла здание, а над нашими головами полетели обломки двигателя. Мне в рот набилась земля. Казалось, что осколки разлетелись на несколько километров. Но никто не погиб.
Возможно, водителя-смертника расстрелял из РПГ иракский солдат. Теперь во время наступления впереди всегда идут люди с РПГ наизготовку, чтобы уничтожать начиненные взрывчаткой машины. А еще солдаты научились быстро оборудовать позиции при переходе к обороне. Впереди всегда идет бронированный бульдозер. Когда бойцы начинают продвигаться по очередной улице, бульдозер сразу делает из строительного мусора и камня защитные валы, мешающие проезду смертников на заминированных машинах.
Боевики ИГИЛ народ изобретательный. Иракские военные показали мне один дом на освобожденной улице. Там был крытый двор, но передний забор и стену дома снесли. В гостиной стояла машина, похожая на карету скорой помощи, но это был начиненный взрывчаткой автомобиль, который боевики спрятали от самолетов-разведчиков.
“Детонатор пока не сняли. Я бы не стал приближаться”, — предупредил сопровождавший меня майор. Даже саперы сказали, что прикасаться к машине слишком опасно. Позже ее уничтожили с безопасного расстояния.
 
Хотя ИГИЛ яростно борется со всем современным, его боевики настоящие новаторы. У них нет ВВС, но есть беспилотники, которые имеются в свободной продаже, и боевики превратили их в оружие. Если на востоке Мосула они использовали начиненные взрывчаткой автомашины, то на западе военные действия начались как война дронов.
 
Беспилотники ИГИЛ доставляют большие неприятности пехоте. Во время перестрелки на западе Мосула я остановился поговорить с военнослужащими, укрывшимися за забором. Когда я задал последний вопрос, беседовавший со мной капитан прислушался и наклонился вперед из-за внезапно возобновившейся перестрелки. И вдруг справа я почувствовал толчок ударной волны от взрыва, которая, как мне показалось, пришла из ниоткуда.
Тогда легкое ранение получил журналист ВВС, которому повредило руку. Когда мы забрались в “Хаммер”, водитель объяснил, что над нами летал беспилотник. А огонь вели иракские войска, пытавшиеся сбить его. И взрыв этот пришел не из ниоткуда; боеприпас взорвался прямо у нас над головами. Я заметил, что пулеметчик закрыл люк. Мы внутри машины были в безопасности, а он, высунувшись наружу, следил, не появятся ли новые дроны.
“Они сбрасывают с беспилотников 40-миллиметровые гранаты от МК19, чтобы остановить наступление. Все время они используют от четырех до пяти беспилотников, которые атакуют одно и то же место, — объяснил капитан федеральной полиции Али Разак Нама. — Как вы знаете, мы не всегда наблюдаем эти дроны визуально, но увидев, мы начинаем вести по ним стрельбу из автоматов. А когда начинается бой, мы не смотрим в небо. Мы смотрим вперед, чтобы вовремя заметить начиненные взрывчаткой машины, смертников, самодельные взрывные устройства и снайперов”.
Одно подразделение из состава «Золотой дивизии» за день 70 раз подверглось ударам беспилотников, которые налетали рой за роем. Оператору одного дрона удалось попасть гранатой внутрь “Хаммера”. Все четыре находившихся внутри сапера погибли. В тот день десятки людей получили ранения.
Звука летящего беспилотника, даже своего, достаточно для того, чтобы иракские военные бросились врассыпную или начали прятаться под машинами. Сбить беспилотник непросто. Я один раз видел, как снайперы и пулеметчики открыли огонь по стае дронов. Они попали в один беспилотник, но он всё равно продолжал лететь.
Боевики ИГИЛ управляют дронами с мотоциклов, чтобы их не выследили и не убили. Они меняют частоты в надежде на то, что противник не сможет поставить помехи. Но один командир из состава коалиционных войск сказал мне: “Противник не сможет одержать победу, сбрасывая с неба гранаты. Безусловно, решающий перелом дроны не обеспечат”. Иракские и коалиционные войска сегодня добиваются определенных успехов в борьбе с беспилотниками. Они не признаются, как им это удалось, но в последние дни дроны стали летать намного реже.
Мосул стал самым крупным полем битвы для иракских войск, воюющих против “Исламского государства”, но многие командиры говорят, что другие сражения были намного сложнее. В Рамади и в Фаллудже ИГИЛ держался более стойко, и позиции у него были прочнее. А в Мосуле местное население быстрее отвернулось от боевиков.
В восточной части города снова открылись базары, а дети пошли в школу. Впервые за три года с момента захвата Мосула игиловцами там начали учиться девочки. Так называемый халифат был провозглашен 29 июня 2014 г., а спустя четыре дня новоявленный “халиф” и руководитель ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади первый и единственный раз появился перед камерами, прочитав проповедь в городской мечети ан-Нури. Иракские войска сегодня находятся на расстоянии прямой видимости от нее, и им хорошо виден ее покосившийся минарет, построенный еще при османах.
Мосул — это второй по величине город Ирака, имеющий богатое и космополитичное наследие. Но исламисты пользовались там существенным влиянием еще задолго до появления ИГИЛ. Как сказал мне один житель Мосула, иракская столица не заботилась о городе, а поэтому “люди недовольны Багдадом, но не поддерживают ИГИЛ”.
Говорят, что аль-Багдади уже покинул город. По словам иракских и американских командиров, он скрывается в пустыне. Шиитские ополченцы и иракские военные пытаются перерезать пути отступления на запад в Сирию. Однако военное командование понимает, что Мосул очень большой город, а поэтому перекрыть все дороги и тропы невозможно. Пленение аль-Багдади это не главная задача, говорят командиры.
Все понимают, что ни его смерть, ни освобождение Мосула не положат конец “Исламскому государству”. Но в Ираке это приведет к уничтожению халифата».
 
 
№ 8
Фредерик Хоф, директор Центра Рафика Харири по Ближнему Востоку при Атлантическом совете, поделился с читателями новостного еженедельника «Newsweek», cвоим видением нынешнего расклада сил в регионе, проблемного будущего, уготованного Сирии.
 
 
«Шесть лет назад президент Сирии Башар аль-Асад предал свою страну, позволив обрушить смертельный огонь на мирных демонстрантов.
В то время как в Сирии идет седьмой по счету военный год, цена за политическое выживание одного человека, одной семьи и одного круга приближенных оказалась огромной — как в самой стране, так и далеко за ее пределами.
Наблюдателей, уже “закостеневших” от масштабов гуманитарной катастрофы, периодически потрясают новые события — например, череда устроенных режимом бомбардировок, которые лишили пять с половиной миллионов жителей Дамаска доступа к системе водоснабжения: скорее всего, комиссия по расследованию ООН расценит это как военное преступление.
Так какое значение эта кровожадная шайка может иметь для будущего Сирии?
С нашей точки зрения, у Сирии нет будущего, если команда Ассада останется у власти и продолжит свои старания всем во вред. Мы не хотим сказать, что режиму, толкающему Сирию к окончательному государственному распаду, не хватает сообщников. ИГИЛ — это гнусность, с которой уже давно пора покончить. «Джабхат Фатех аль-Шам» — бывший «Фронт ан-Нусра», отделение «Аль-Каиды», борется с Асадом, хотя в то же время стремится избавиться от националистических альтернатив главному разрушителю Сирии.
Смертники в Дамаске настолько же презренны, насколько трусливы. Однако режим, который выпустил из тюрем отчаянных исламистских экстремистов, чтобы навредить оппозиции, и одновременно с этим проводит стратегию политического выживания путем массовых убийств, всех превзошел в своем “искусстве”.
Некоторые сирийцы, выступающие против Асада, уже не ждут и не требуют его немедленного отъезда из Сирии. Они прекрасно осознают, что Россия и Иран по не зависимым друг от друга и непохожим причинам обеспечивают Асаду военную и дипломатическую защиту.
Наблюдая бесчинства, которые творит режим, готовый на всё ради собственного выживания, они задумываются не столько о незаконном статусе президента, сколько о спасении самой Сирии. Некоторые из них приходят к выводу о необходимости найти способы разделить трапезу с главным разрушителем Сирии, не позволив ему при этом съесть всё подчистую и убить своих сотрапезников.
Представители этого лагеря оппозиции беседуют с Россией. Пока что они не имеют ни малейшего понятия о том, какую позицию в отношении Сирии займет администрация Трампа. Они с изумлением наблюдали за политикой самоубийственной дипломатии Барака Обамы, которая в результате лишила сирийских граждан защиты, придала негодяям уверенности в себе, а сами Соединенные Штаты отодвинула на задний план.
Они, как и Турция, сделали для себя два вывода: Россия в Сирии — потенциально излечимая болезнь, Иран в Сирии — верная смерть. И те, и другие решили работать с Россией, чтобы посмотреть, есть ли у пациента надежда на спасение.
Москве Башар аль-Асад был необходим для достижения важной политической цели внутри страны. Он был лицом “государства”, которое России удалось “спасти” от кампании по смене режима, которую якобы готовил Барак Обама. В эпоху “фальшивых новостей” обвинение Обамы в попытке насильственно свергнуть Асада отличается особой изобретательностью. Несомненно, как раз уверенность Москвы в океанической пропасти между риторикой и реальными действиями администрации позволила ей вмешаться в конфликт с применением военной силы без оглядки на возможные негативные последствия.
Для Тегерана Асад — нечто большее, чем простой символ сохранения государства. Он — единственное средство спасения того, что исламской республике действительно важно: “Хезболлы” в Ливане. Как и Россия, Иран не питает иллюзий относительно команды Асада: ее коррупция, некомпетентность и жестокость хорошо известны. Но Тегеран знает еще кое-что: помимо Асада в Сирии нет другого лидера, желающего подчинения страны верховному лидеру Ирана и генеральному секретарю “Хезболлы”.
России очень хочется видеть Асада в роли лидера, сплачивающего страну и исцеляющего ее раны, способного возглавить процесс возвращения к мирной жизни и восстановления Сирии. Но и она прекрасно знает своего клиента. Она понимает: чтобы Сирия могла выжить как централизованное государство, выбраться из страшной разрухи и стать полезной региональной платформой для проекции российского влияния, другие — включая многих, кто выступал против режима — должны присоединиться и внести свою лепту.
Москва понимает, что это невозможно, пока команда Ассада беспрепятственно убивает, пытает, морит людей голодом и держит их в страхе.
Между тем Иран отнюдь не заинтересован в том, чтобы оспаривать методы Асада. Если во главе “полезной Сирии” — той части страны, где расположены крупные города, выходящие к Средиземному морю и граничащие с Ливаном — стоит свой человек, она может оставаться жаровней, таково мнение Тегерана.
Зная, что его клиент не будет жить вечно, Иран готовит отряды ополчения, подобные “Хезболле”, чтобы взять под контроль то, что останется от Сирии, как это уже происходит в Ливане. Действительно, возглавляемые Ираном иностранные боевики аж из самого Афганистана открыто противостоят каким бы то ни было попыткам полного прекращения огня.
Шесть лет назад Башар аль-Асад привел в движение процесс, всецело подорвавший его способность управлять Сирией. А ведь он и его отец держали страну под контролем в течение всех предыдущих 40 лет. Тем не менее он, его семья и окружение продолжают играть значимую роль. Будучи клиентом Ирана, Асад является главным препятствием для восстановления Сирии. Москва это понимает. Станет ли она действовать? Способна ли она действовать?
Так звучат вопросы, ответы на которые отчаянно ищут патриотически и националистически настроенные сирийцы. А тот факт, что им приходится это делать, является неизбежным результатом добровольного самоотстранения Америки».
 
 
 
№ 9
Информационно-аналитический и мониторинговый портал Общественного объединения «За права человека» (Азербайджан) «Haqqin.az» опубликовал статью Омара Бессама о ситуации в Сирии под углом «курдского вопроса».
 
«ДАМАСК. — 20 марта в занятый курдами район Африн провинции Алеппо, находящийся на северо-западе Сирии, вошли российские войска. Reuters в интервью с высокопоставленным представителем Отрядов народной самообороны (YPG, курдские незаконные вооруженные формирования) Редуром Хелилем выяснило, что Россия собирается построить военную базу в деревне Кафр Джина и начать тренировать курдские войска.
Это заявление вызвало беспокойство в Турции, которая считает YPG террористической организацией. Министерство обороны в Москве поспешило опровергнуть заявления Редура Хелиля, однако что же делают российские военные в Африне и какие цели преследует Россия в своем сотрудничестве с сирийскими курдами?
Курдский кантон Африн представляет собой северо-западную часть провинции Алеппо. С запада и севера он граничит с Турцией, с востока — с территорией, попавшей под контроль турецких войск и отрядов Свободной сирийской армии в результате проведения операции “Щит Евфрата”, с юга — с войсками Сирийской арабской армии, а с юго-запада — с боевиками из движения “Хаят Тахрир аш-Шам”, находящимися в провинции Идлиб. С расположенной восточнее основной территорией Северо-сирийской федерации прямого соприкосновения у кантона нет. Население составляет в настоящее время свыше 300 тысяч человек, преимущественно курды, а также арабские беженцы из других районов страны.
В ходе сирийской гражданской войны в 2012 г. курды захватили все государственные учреждения в Африне, а в январе 2014 г. провозгласили автономию. Сформированные из местного населения Отряды народной самообороны воевали с сирийской оппозицией и ИГИЛ на востоке в районе города Азаз. Территория кантона неоднократно подвергалась обстрелам со стороны Турции, а операция «Щит Евфрата» проводилась главным образом для того, чтобы не допустить воссоединения подконтрольных курдам регионов на севере Сирии. Дело в том, что в Анкаре Отряды народной самообороны считают террористической организацией, близкой к партии ПКК.
Это утверждение не так уж голословно. Курдское население в Сирии составляют главным образом беженцы из Турции, которые скрывались в горах на границе от репрессий со стороны турецких властей. Первая волна направилась в Сирию после разгрома восстания шейха Саида в 1925 г. Затем, в 1938 г., туда переселились курдские племена, поддержавшие восстание в Дерсиме. Однако самая большая волна переселений происходит в конце ХХ в. в результате войны между боевиками Рабочей партии Курдистана (ПКК) и турецким правительством. Сирия покровительствовала турецким курдам, надеясь на развал Турции и возвращение присоединенной в 1938 г. провинции Хатай. Даже лидер ПКК Абдулла Оджалан долгое время проживал в Сирии, а в Ливане находились тренировочные лагеря боевиков.
Однако и с сирийским правительством у курдов складывались непростые отношения. Официальный Дамаск резонно отказывал переселенцам в выдаче паспортов, курды были лишены возможности получать образование на родном языке и иметь собственные СМИ. Всё изменилось с началом гражданской войны. Курды выгнали сирийских чиновников и образовали собственные органы власти, которые стали претворять в жизнь анархо-коммунистические идеи Абдуллы Оджалана.
В Африне дальше других продвинулись в экономических реформах. Экономика региона чрезвычайно слаба, кроме выращивания олив там ничего нет. Начитавшиеся Маркса, Мао и Оджалана местные власти решили отменить частную собственность. Все продукты распределяются централизованно, с жителей собирается налог на поддержку отрядов самообороны.
С руководством Северо-сирийской федерации в Камышлы у кантона Африн отношения складываются непростые. Меджлис демократической Сирии, во главе которого стоят полевые командиры РКК из гор Кандиль, не желают делиться доходами от продажи нефти и пшеницы со своими братьями с запада. Не достается им и серьезной помощи от американцев — все военные базы США расположены на востоке, поскольку именно там продвигается наступление против ИГИЛ на Ракку и Дейр аз-Зор.
Вместе с тем в ходе операции по окружению и последующей зачистке Алеппо у курдов сложились хорошие отношения с российским командованием. Снабжение Африна сейчас ведется через территорию, контролируемую сирийской армией, а район города Алеппо Шейх Максуд и вовсе находится в полном окружении сирийских войск. Таким образом, афринские курды зависят от сирийского правительства значительно больше, чем от руководства Северо-сирийской федерации в Камышлы.
В настоящее время Дамаск при помощи своих российских союзников начал операцию по возвращению района Африн под власть сирийского правительства. Российские войска прибыли туда главным образом с той же целью, с которой они находятся восточнее в районе Манбиджа — не допустить столкновений между курдскими Отрядами народной самообороны и турецко-арабскими войсками, занятыми в операции “Щит Евфрата”.
Говоря о “российской военной базе” спикер YPG Редур Хелиль сильно преувеличил. Российские военные действительно будут находиться в Африне и, возможно, тренировать ополчение. Однако это делается не для поддержки курдского самоопределения, а для скорейшего возвращения территории района под власть официального Дамаска.
В этом коренное отличие присутствия российских войск в районе от американских. C приходом к власти президента Трампа США окончательно отказались от идеи мирного урегулирования сирийского кризиса через примирение враждующих сторон и остановились на реализации “плана Б”, суть которого сводится к разделу страны на сферы влияния по образцу Ирака. Присутствие американских войск на севере Сирии поддерживает сепаратистские настроения среди курдов. Российские же войска как союзники Дамаска, напротив, дают курдам возможность возвратиться в Сирию, сохранив культурную автономию. Сейчас эти два проекта будущего для курдов вступят в конкуренцию, и победит тот, кто сможет создать для населения более приемлемые условия существования.
Для Турции наименее угрожающим является именно российский проект. Если Африн удастся вернуть под власть сирийского правительства, то за действия Отрядов народной самообороны ответственность уже будет нести официальный Дамаск. Скорее всего, боевики будут переведены в разряд той или иной добровольческой структуры, например, сирийских Сил национальной самообороны, получать содержание от сирийского правительства и контролироваться из центра и из Москвы.
В таком случае ничто не помешает Турции открыть границу и наладить столь необходимую для района торговлю, что поддержит местное население и сделает его положение лучшим, чем у их соплеменников с востока, которым кроме далеких американцев никто не помогает».
 
 
 
№ 10
Алексей Хлебников предложил вниманию читателей сайта «Carnegie Moscow Center» свой взгляд на перспективы и проблемы сирийских переговоров в Астане.
 
 
 
«В середине марта прошел очередной раунд сирийских переговоров в Астане. Многие воспринимают этот формат как попытку Москвы перетянуть одеяло на себя и создать альтернативу проходящим под эгидой ООН переговорам в Женеве. Однако Астана не собирается отменять Женеву; основная задача встреч в Астане — создать дополнительную платформу для сторон — участников конфликта в Сирии, чтобы те имели возможность обсуждать острые вопросы и мелкие детали и выходить на женевские встречи уже готовыми к дальнейшей дискуссии и компромиссам.
В Астане представители вооруженной сирийской оппозиции и правительства впервые за много лет сидели вместе в одном помещении и слушали вступительные речи друг друга. Впервые за время войны группы вооруженной оппозиции, которые имеют реальное влияние на «поле боя» и в силах соблюдать перемирие, были представлены в Астане. Помимо этого, региональные игроки — Турция и Иран, — чьи силы действуют в Сирии и имеют влияние на ход войны, впервые стали участниками и соавторами нового соглашения о перемирии, достигнутого 29 декабря 2016 г., одновременно став его гарантами. Поэтому переговоры в Астане уже поспособствовали созданию более благоприятной атмосферы для проведения переговоров в Женеве».
«Хотя в этот раз сирийская вооруженная оппозиция отказалась участвовать в переговорах, все остальные участники были представлены. Помимо трех стран — спонсоров переговоров, представители сирийского правительства, ООН, Иордании и США также приняли участие во встрече. Многие, и не без основания, отмечают, что без участия оппозиции эти встречи не имеют смысла. Это тоже не совсем так.
Даже без участия оппозиции в повестке дня огромное количество проблем, требующих обсуждения между остальными участниками. Среди них — разработка и запуск механизмов мониторинга и системы наказаний за нарушения перемирия, нанесение на карту координат террористических групп и отделение их от оппозиции, которая присоединяется к режиму прекращения огня, проблема курдов, координация совместных действий в борьбе против террористов и т. д.
Более того, присоединение к переговорному процессу Иордании демонстрирует, что двери открыты для всех, кто хочет внести свой вклад в урегулирование ситуации в Сирии. Тот факт, что представители США также участвуют в переговорах, свидетельствует о том, что Вашингтон видит во встречах в Астане способ поддержать канал связи, чтобы оставаться в курсе происходящих изменений и инициатив по Сирии, пока команда Государственного департамента еще не до конца сформирована, а администрация Трампа занята внутренними проблемами.
Турция, будучи одним из гарантов действующего в Сирии перемирия, также является основным спонсором вооруженных групп оппозиции. Поэтому Анкара оказывается в весьма удобном положении. Она может использовать свое влияние на оппозицию в дискуссиях с Москвой по курдской проблеме. В данном контексте отсутствие делегации вооруженной оппозиции в Астане может говорить о том, что в ходе недавней встречи в Москве Путин и Эрдоган не смогли договориться по сирийским курдам. И сейчас Турция использует свое влияние на сирийскую оппозицию, чтобы оказать давление на Москву. В итоге Анкара действует, по сути, в двойном амплуа — представляет саму себя и опосредованно сирийскую вооруженную оппозицию. Поэтому отсутствие последней на переговорах в Астане должно восприниматься не как полный отказ от этого формата, а лишь как тактический шаг, временная мера».
«Все предыдущие попытки России и США заключить соглашения по Сирии или ввести режим перемирия проваливались. Самая важная причина заключается в том, что ни США, ни Россия (в меньшей степени) не имели достаточного влияния на ситуацию непосредственно на земле, а региональные игроки, имеющие это влияние (Турция и Иран), не были частью процесса.
Помимо Военно-космических сил России, военных инструкторов в сирийской армии и ограниченного количества спецназа, который в основном обеспечивает безопасность военной базы Хмеймим, гуманитарных операций и Центров по примирению враждующих сторон, Москва не располагает достаточным количеством собственных наземных сил в Сирии. Более того, это не в интересах России по нескольким причинам. Во-первых, это экономически рискованно, так как увеличивает нагрузку на российский бюджет. Во-вторых, это риск быть втянутым в длительный конфликт со всеми вытекающими последствиями, что может вернуть в памяти россиян неудачный советский опыт в Афганистане: увеличение военного контингента в Сирии и затягивание его присутствия может привести к росту недовольства среди жителей России.
В марте 2018 г. в России пройдут президентские выборы. Маловероятно, что сегодняшнее руководство будет рисковать своим рейтингом и политическим будущим, разворачивая рискованную наземную операцию в Сирии. Наоборот, в интересах Москвы как можно быстрее добиться стабилизации ситуации или хотя бы продемонстрировать избирателям положительные результаты и успех военной кампании до конца 2017 г. Исходя из этого, можно предположить, что Москва будет действовать довольно гибко.
Что касается США, Вашингтон мучается с Сирией с самого начала конфликта в 2011 г.. Финансовая поддержка умеренной оппозиции, которая в итоге оказалась радикальной, печально известная программа train-and-equip (тренируй и снаряжай) стоимостью полмиллиарда долларов, которая провалилась, постепенное снижение вовлеченности США на Ближнем Востоке, необычный итог президентской кампании, расколовший политический мир США — ничто из этого не способствовало разрешению конфликта в Сирии и не позволило Вашингтону выработать устойчивую стратегию для этой страны. В результате США в Сирии — в отличие от Ирака — имеют очень небольшое влияние на земле. Единственная группа, на которую сейчас опирается Вашингтон, — это отряды сирийских курдов. Они являются одной из немногих сил в Сирии, эффективно борющихся с ИГИЛ и “Джебхат ан-Нусрой” (сейчас “Джебхат Фатх аш-Шам”). США обеспечивают их всем необходимым, поставляя оружие, деньги, военных советников и т.д.
В целом, помимо сирийских курдов, лишь региональные игроки, имеющие достаточное количество войск в Сирии, способны влиять на ситуацию. Среди них Иран и шиитские военные формирования, которые он поддерживает, включая “Хезболлу”, турецкая армия и суннитские оппозиционные отряды, которым она оказывает помощь на севере Сирии, и официальная сирийская армия, поддерживаемая Ираном и Россией.
Именно поэтому весьма логично, что, решив объединиться, Россия, Турция и Иран могут добиться качественных изменений. Ведь все они имеют достаточно влияния на все стороны, сражающиеся в Сирии, и могут заставить их соблюдать достигнутые договоренности. Все это создает более благоприятные условия для режима перемирия и возобновления политического диалога».
«Несмотря на свои плюсы, формат переговоров в Астане имеет свои недостатки. Хотя он и имеет большой потенциал, ему не хватает легитимности в глазах арабской улицы. Все три страны, запустившие этот формат, являются неарабскими. По данным опросов общественного мнения, проведенных исследовательской компанией “Zogby” в 2016 г., рейтинги позитивного восприятия Турции и Ирана в арабском мире падают. Более того, значительное большинство в арабском мире считает роль России в регионе (в том числе ее роль в Сирии) негативной, хотя справедливости ради нужно отметить, что в Саудовской Аравии и Египте рейтинги России стали немного улучшаться в последние годы.
В связи с этим формат и инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, нуждаются в поддержке арабских стран, в особенности их ядра, которое сейчас представляют страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. Вполне логично, что, если кто-то пытается добиться разрешения конфликта в арабской стране, в который втянуты другие арабские страны, иметь именно их поддержку крайне желательно. В случае такой поддержки имидж и легитимность стран, продвигающих свой подход, могут укрепиться. Присоединение Эр-Рияда к астанинскому формату могло бы его сбалансировать и повысить легитимность. Однако такой сценарий маловероятен, хотя полностью исключать его не стоит.
Поэтому так важно присоединение Иордании к переговорам в Астане. С 6 февраля представители Аммана участвуют во всех встречах в столице Казахстана в качестве наблюдателя, что, однако, не делает их участие менее конструктивным. Иордания стала первой арабской страной, примкнувшей к переговорам в Астане и выразившей поддержку новому формату. Учитывая особые отношения Иордании с Саудовской Аравией и в целом ее связи с Советом содружества арабских государств Персидского залива, Амман вполне может играть роль негласного представителя стран Залива в астанинском процессе. Вдобавок Иордания стала посредником между отрядами вооруженной оппозиции на юге Сирии и участниками переговоров, что потенциально расширило действие перемирия. Также, учитывая общую границу с Сирией, Иордания может способствовать снижению напряженности на юге Сирии, если повысит контроль за своей границей.
Так или иначе, инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, способствовали созданию новой, дополнительной платформы для дискуссий, запуску политического процесса и возобновлению переговоров в Женеве. Есть большой шанс, что другие арабские страны могут присоединиться к астанинскому процессу, если он докажет свою эффективность. А пока многое зависит от усилий Москвы, Анкары и Тегерана, их желания влиять на своих «подопечных» и их способности к компромиссам. Очередной этап переговоров в Женеве как раз будет хорошим тестом для этого».
 
 
№ 11
Игнасио Альварес-Оссорио размышляет на страницах испанской ежедневной общественно-политическая газеты «El Pais», о перспективах урегулирования конфликта в Сирии.
 
 
«После шести лет кровопролитных боев, опустошивших значительную часть территории страны и внесших раскол в ее общество, позиции Башара Асада в сирийском конфликте серьезно укрепились благодаря российскому военному вмешательству и решительной поддержке Ирана. Взятие Алеппо обозначило переломный момент в войне и вынудило боевиков отойти к Идлибу на севере и Даръа на юге, где они сейчас ожидают завершающего наступления правительственных войск и их союзников.
Пока на земле сохраняется хрупкое прекращение огня, четвертый раунд переговоров в Женеве закончился сближением позиций официальных властей и разнородной оппозиции по вопросу плана действий на переходный период, при помощи которого должен быть положен конец войне.
Предложение основывается на так называемых “четырех корзинах” спецпредставителя Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры: формирование коалиционного правительства, выработка новой Конституции, проведение парламентских и президентских выборов и координация борьбы с радикальным исламом. Можно было бы предположить, что ничто не ново под луною. Ведь в ходе первого раунда Женевских переговоров, состоявшегося пять лет тому назад, была предложена такая же дорожная карта, основанная на формировании в течение шести месяцев коалиционного правительства, наделенного всей полнотой власти, а также проведение в течение восемнадцати месяцев свободных выборов под наблюдением представителей ООН.
Главное отличие заключается в том, что Россия и США готовы согласовывать свои действия по Сирии. После прихода Дональда Трампа в Белый дом возник новый климат взаимопонимания, благодаря которому осуществляется координация дальнейших шагов на земле. В то время как Россия получила зеленый свет на проведение переговоров в столице Казахстана Астане, где она представила проект новой Конституции Сирии, США как будто бы склоняются к российскому плану урегулирования, при условии, что он остановит войну, принесет в регион определенную стабильность и покончит с кошмаров ИГИЛ. Только в таком свете можно расценивать недавнюю встречу начальников Генштабов России, США и Турции по вопросу отправки нового американского контингента, который займется подготовкой наступления на Ракку.
Главную выгоду от этого зарождающегося взаимодействия получит Башар Асад. Вероятность того, что он удержится у власти, растет с каждым днем, поскольку Трамп и Путин в качестве первоочередной задачи обозначили борьбу с исламскими радикалами. Это фактически означает согласие с утверждениями сирийского режима о том, не было никакого народного восстания с требованиями гражданских и политических свобод, а вооруженный мятеж в главе с исламистскими группировками. В ходе недавнего интервью “Google News” Асад даже оправдал президентский указ Трампа о запрете въезда сирийцев на территорию США в связи с наличием террористов в среде беженцев. В интервью Асад также указал, что Сирия будет приветствовать отправку в эту страну американских войск для борьбы с терроризмом, что можно рассматривать не только как шаг навстречу новому хозяину Белого дома, но и как показатель того, как далеко готов пойти сирийский правитель, чтобы сохранить свою власть.
В таких обстоятельствах Россия и Иран ни за что не согласятся пожертвовать головой Асада, что бы им ни предлагали взамен, особенно, если учесть, что обе страны считают войну уже выигранной и думают о том, как бы поделить трофеи. Не является секретом то, что Москва и Тегеран намерены разделить территорию Сирии на зоны влияния для долгосрочного обеспечения своих интересов. Таким образом, они получат заслуженное вознаграждение за свои титанические усилия за спасение режима Асада.
В январе нынешнего года Россия подписала договоренность с сирийским правительством о том, что российский ВМФ будет использовать военно-морскую базу Тартус в течение ближайших 49 лет. Это единственная база российского флота в Средиземном море. Москва также воспользовалась ситуацией, чтобы оборудовать военно-воздушную базу Хмеймим в Латакии. Кроме того, российские военнослужащие, дислоцированные в Сирии, будут пользоваться льготами, похожими на те, которые имели американцы в Ираке. Они будут обладать полным иммунитетом по отношению к действующему гражданскому законодательству. Напомним, что в декабре 2013 г. российская компания “Союзнефтегаз” подписала выгодный 25-летний контракт на разработку нефтегазовых запасов, обнаруженных на сирийском побережье. По различным оценкам, речь может идти об одном из крупнейших газовых месторождений в мире.
Иран, со своей стороны, также рассчитывает получить свой кусок пирога за предоставленную помощь. Речь идет об отправке 65 тысяч бойцов из числа иранских, ливанских, иракских, пакистанских и афганских шиитов, которые по численности превосходят боевиков ИГИЛ, а также о кредитах на сумму 6,6 млрд долларов, половина из которых предназначена для оплаты закупок нефти. Среди подписанных на настоящий момент соглашений следует упомянуть нового оператора сотовой связи, которая часть полученной прибыли будет перечислять в фонд помощи родственникам тысяч шиитских бойцов, погибших на войне. Иран намерен разрабатывать в течение 99 лет богатые фосфатные рудники, расположенные вблизи Пальмиры, а также оборудовать порт на Средиземном море, возможно, в Баниясе. Из него он намерен экспортировать иранскую нефть по трубопроводу длиной 1,5 тыс. км, который пройдет по территории Ирака и Сирии. Власти обеих стран находятся под опекой Ирана. Предполагаемое строительство нефтепровода нанесет жесточайший удар по Саудовской Аравии — главному противнику Ирана в регионе — поскольку укрепит шиитскую дугу, идущую от Тегерана до Бейрута, и позволит Ирану экспортировать свою нефть в Евросоюз на крайне выгодных условиях. Ведутся переговоры о подписании крупных соглашений о восстановлении страны, на которые претендуют ведущие иранские компании по строительству инфраструктурных объектов.
Создание зон влияния и последующий дележ сирийских трофеев между Россией и Ираном напрямую связаны с сохранением власти Башара Асада. Именно поэтому переговоры в Астане скорее направлены на интегрирование оппозиции в эту новую схему, чем на создание условий для возможных политических изменений, которые могут поставить под угрозу интересы России и Ирана».
 
№ 12
Сами Хашам попытался спрогнозировать, какая судьба уготована Ливии. Его точка зрения была предложена аудитории египетского новостного интернет-ресурса «Rassd».
«После свержения режима Каддафи в ходе революции в феврале 2011 г., которому предшествовало несколько месяцев экономического процветания и социальной стабильности, государство вступило в союз с контрреволюционными силами, чтобы противостоять зарождающейся оппозиции. Страна раскололась географически: в то время как западная часть считается оплотом исламизма, восток страны был захвачен генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром.
Ливийцы заплатили кровью в борьбе за судьбу Каддафи, но радость по случаю победы над режимом тирании была недолгой: революция завершилась, а противостоявшие ей силы остались.
На протяжении десятилетий ливийское государство являлось своего рода воплощением личности Каддафи, что препятствовало появлению настоящих государственных институтов. Как следствие, вместе с гибелью Каддафи на месте прежних институтов образовался вакуум, чему также способствовала политика региональных и международных игроков, как кажется, нацеленная на создание условий для вмешательства во внутренние дела Ливии и навязывания ей определенной повестки дня».
«Ливийский писатель и журналист Асенусcи Басикри считает, что то, что мы наблюдаем в Ливии сегодня, неразрывно связано с тем, что происходило в течение 40 лет правления Муаммара Каддафи. В частности, люди, особенно те, кто сегодня принимает решения, были в значительной степени подвержены влиянию негативных явлений предыдущей эпохи, таких как упадок культуры и образования, радикальные принципы государственного управления, коренные изменения в жизни общества и дискриминация оппонентов.
Он добавил, что региональные и международные игроки не имели бы возможностей для вмешательства в дела Ливии, если бы тому не способствовала ситуация в стране, а именно многочисленные региональные и племенные конфликты, конфликты между исламистами и либералами внутри революционного лагеря, а также борьба между силами революции и контрреволюции.
Басикри отметил, что, несмотря на то, что Хафтар боролся с контрреволюционными силами, он сумел объединить сторонников прежнего режима, представителей племен, бывших собственников, иностранных боевиков и небольшое число военных в рамках так называемой “Национальной армии”, противостоящей вооруженным группировкам и террористам».
«Как заявил член Высшего государственного совета Низар Каван, то, что произошло в Ливии, не ново. На протяжении истории каждая революция сопровождалась контрреволюцией. Он отметил, что когда зарождается революция, она имеет четкую цель — свергнуть режим тирании, однако после достижения этой цели становится очевидно, что продуманного политического проекта нет.
Кроме того, вмешательство региональных игроков, политические и племенные расколы, распространение оружия способствовали продолжению вооруженной борьбы между силами революции и контрреволюции, а также появлению “Исламского государства”, которое смогло извлечь выгоду из образовавшегося вакуума в сфере безопасности.
В то же время Каван подчеркнул, что, несмотря на все вызовы и трудности, ливийский народ по-прежнему поддерживает революцию и решение проблемы заключается в том, чтобы достичь согласия всех сторон ливийского конфликта ради построения современного развитого государства».
«С того момента как Россия объявила о своих намерениях в отношении событий “арабской весны”, между ней и Западом началась борьба, изобилующая как ожидаемыми, так и вполне неожиданными поворотами, и кажется, что Ливия стала одной из арен этой борьбы.
В Ливии эта борьба достигла нового уровня. Особенно после появления российских кораблей в ливийских территориальных водах и на фоне намерений Москвы создать в этом государстве военную базу, не говоря уже о размещении Италией своих воинских частей в Триполи якобы с целью защиты итальянского посольства, а также об американском, британском и французском присутствии в Ливии, согласно некоторым источникам.
Рим не скрывал своего недовольства в связи с сообщениями ливийских СМИ о подписании генерал-майором в отставке Халифой Хафтаром соглашения с Москвой о реализации договора о поставках оружия. Этот договор был заключен режимом Муаммара Каддафи и Россией в 2008 г. в обмен на разрешение российским кораблям ВМФ использовать порт в Бенгази (в тысяче километров к востоку от Триполи).
Комментируя российские шаги на данном направлении, министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано заявил, что “потенциальные соглашения между Хафтаром и Россией, а также российские успехи в Ливии после Сирии, вынуждают нас прилагать еще большие усилия, чтобы играть ведущую роль на ливийской сцене, даже путем диалога с Хафтаром”.
В связи с появлением российского авианосца в восточных территориальных водах Ливии временное правительство в городе Эль-Бейда (на востоке), поддерживающее Хафтара, подвергло критике присутствие итальянских военных кораблей у западного побережья Ливии. Временное правительство также сообщило о размещении итальянских воинских частей в Триполи и о том, что более тысячи американских солдат тайно перешли ливийскую границу и базируются в одном из пригородов столицы.
Также согласно ливийским СМИ в провинции Эль-Джуфра (центр) располагаются итальянские воинские части, которые появились там после того, как самолет Хафтара обстрелял авиабазу, подконтрольную “Бригадам Мисураты”».
«Со ссылкой на ливийский военный источник и сообщения СМИ сообщается, что Великобритания несмотря на запрет ООН на экспорт оружия в Ливию, в долгосрочной перспективе поддерживает создание системы противовоздушной обороны в Мисураты для защиты “Бригад Мисураты”, а также подготовку пилотов и техников, поставку боевых самолетов, системы противоракетной обороны и радаров.
Что касается Соединенных Штатов Америки, то их военно-воздушные силы принимают непосредственное участие в процессе освобождения Сирта от “Исламского государства”. Вдобавок к этому американские и британские спецподразделения присутствуют на территории между Мисуратой и Сиртом, что стало очевидным во время столкновений с ячейками “Исламского государства” в мае 2016 г., а именно в ходе операции под названием “Аль-Буньян Аль-Марсус”, проведенной под контролем Правительства национального единства.
Если Вашингтон, Лондон и Рим в значительной степени координировали свои операции с Правительством национального единства и “Бригадами Мисураты” на земле, то французские спецподразделения участвовали в военных операциях Хафтара в Бенгази. Это обстоятельство подтвердилось падением французского вертолета к западу от Триполи в ходе столкновений с бригадами, защищающими Бенгази. Также часто сообщается о присутствии французских подразделений на юго-западе Ливии.
На борту российского авианосца “Адмирал Кузнецов” в порту Тобрук, Хафтар встретился с начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерием Герасимовым, а также провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу посредством видеосвязи — все это после призывов к Москве снабдить его оружием».
«По мнению директора Центра по изучению Ближнего Востока в Иордании Джавада Аль-Хамда, “Россия не будет соблюдать международное эмбарго на поставки оружия сторонам конфликта в Ливии”. В интервью агентству “Анатолия” он заявил, что не исключает, что Москва выполнит условия соглашения, подписанного с режимом Каддафи в 2008 г., которое должно было вступить в силу в 2010 г.
Среди его пунктов можно выделить разрешение на создание российской военно-морской базы в Бенгази (южное Средиземноморье) подобно российской базе в сирийском Тартусе (восточное Средиземноморье). Согласно арабским дипломатическим источникам, соглашение о поставках оружия, к реализации которого стремится Хафтар, заключено на сумму 1,8 млрд долларов. Эти деньги пойдут на покупку около 20 боевых самолетов, систем противовоздушной обороны C-300 и танков Т-90, а также модернизацию 140 танков Т-72.
Наличие российских военно-морских или военно-воздушных баз на востоке Ливии, как неоднократно заявляется, означает, что Европа находится под угрозой. По мнению иорданского эксперта, Европа обеспокоена любым продвижением России на востоке Ливии. Учитывая ее экономические и торговые отношения с ливийской стороной, этот вопрос является для Европы ключевым.
В нефтегазовом секторе Ливии, большую часть инвестиций контролирует итальянская компания “Эни”. Также она владеет рядом нефтяных и газовых месторождений, в том числе “Абу Тыфль” (50% — “Эни”), “Аль-Бури” (50%), “Аль-Филь” (33,3%), “Аль-Вафа” (50%).
Италия опасается, что присутствие России в Ливии отразится на ее экономическом влиянии в бывшей колонии, особенно, если учитывать, что Россия потеряла инвестиции на сумму в 10 млрд долларов до свержения Каддафи в 2011 г.
Иорданский эксперт считает, что создание российской военно-морской базы в Ливии позволяет России расширить военное присутствие близко к Европе и американским базам на итальянском острове Сицилия, что стратегически является неприемлемым для Вашингтона.
Аль-Хамд отмечает, что нынешнее молчание США перед российской экспансией в Ливии может быть нацелено на то, чтобы вовлечь «русского медведя» все глубже в “болото” международных конфликтов на Ближнем Востоке, но возможно и то, что оно выражает замешательство Запада в связи с усилением влияния России в борьбе с терроризмом».
 
 
№ 13
Кристофер Чиввис, заместитель директора Центра политики международной безопасности и обороны корпорации RAND, и Аманда Кадлек, политический аналитик той же корпорации, предлагают в статье для американского делового журнала «Fortune» свой вариант позиции администрации США в случае, если Россия решит всерьез ввязаться во внутриливийский конфликт.
 
 
 
 
«Признаков того, что Россия может пойти на военное вмешательство в ливийскую гражданскую войну, становится все больше. Если она это сделает, Белый дом Трампа столкнется с необходимостью принимать целый ряд неприятных решений, которые будут иметь далеко идущие последствия. Согласится ли новая администрация со взглядами российского лидера на будущее этого региона? Или же она выступит против растущего влияния России?
В течение нескольких месяцев Кремль пытался привлечь правителя восточной части Ливии, генерала Халифу Хафтара на свою орбиту. Сейчас Хафтар является фактическим лидером блока сил восточной части Ливии, выступающего против признанного международным сообществом правительства в Триполи — так называемого правительства национального согласия. Переговоры между этими двумя сторонами ни к чему не приводят, и вот уже несколько месяцев по стране ходят слухи о готовящемся наступлении Хафтара на Триполи.
Хафтар ездил в Москву и поднимался на борт российского авианосца “Адмирал Кузнецов”, находившегося в Средиземном море, где он посредством видеосвязи провел переговоры с министром обороны России Сергеем Шойгу. На днях, по некоторым сообщениям, Москва перебросила своих военных на базу, расположенную на северном побережье Египта — всего в 100 км от ливийской границы.
Этот шаг можно интерпретировать несколькими способами. Он может представлять собой элемент демонстрации намерений, то есть часть гибридной военной стратегии России, призванной оказать влияние на ход переговоров по вопросу о будущем Ливии. Однако существует множество причин полагать, что на самом деле это может оказаться первой фазой российской интервенции.
Президент России Владимир Путин решительно делает акцент на том, что американские продемократические интервенции на Ближнем Востоке являются противоположностью российской стратегии, которая опирается на авторитарных лидеров, очень похожих на самого Путина. Вмешательство НАТО в ливийский конфликт в 2011 г. уже долгое время является поводом для критики Кремля в адрес США, а возможность представить Россию в качестве спасительницы Ливии — то же самое Россия попыталась сделать в Сирии — должно быть, кажется российскому президенту весьма привлекательной.
Более тесные связи с Ливией дадут России возможность расширить зону своего влияния еще дальше вдоль южного побережья Средиземного моря, то есть вдоль южных границ НАТО. К примеру, Россия может попытаться развернуть современные системы ограничения доступа и блокирования зоны вдоль ливийского побережья, что позволит ей в значительной мере расширить зону ограничения доступа, которую она создала на востоке Средиземноморья, развернув подобные системы в Сирии. Эта зона вызывает серьезную тревогу у представителей высшего командования НАТО начиная с прошлого года.
Влияние над Ливией даст России возможность оказывать влияние и на Европу, когда речь будет заходить о той серьезной угрозе, которую представляет собой Центральный средиземноморский миграционный путь, берущий свое начало в Ливии.
Качественная ливийская нефть — это еще одна причина, по которой Москва хочет поддержать Хафтара. Кремль сосредоточился на подготовке к предстоящей глобальной борьбе за природные ресурсы, и российская нефтегазовая компания “Роснефть” в феврале подписала новое соглашение с ливийской Национальной нефтяной корпорацией. Несмотря на несколько неудач, случившихся за последнее время, Хафтар контролирует значительную часть ливийской нефтяной инфраструктуры на востоке страны и имеет некоторое влияние добычу нефти на западе Ливии.
Если Россия решит вмешаться в ливийский конфликт, это поставит команду Трампа в очень сложное положение. США потратили много денег и времени на поддержку правительства в Триполи. Более того, США и специальные войска союзных сил тесно сотрудничали с ливийскими группировками, поддерживающими правительство в Триполи, в рамках успешной контртеррористической операции, позволившей вытеснить боевиков “Исламского государства” из Сирта в прошлом году. Господство России в Ливии может заставить Италию свести на нет санкционный режим, введенный США и Евросоюзом в ответ на аннексию Крыма Россией и ее вторжение на восток Украины в 2014 г. А укрепление и расширение российской системы ограничения доступа может обернуться новыми рисками для военных операций США в этом регионе.
Если Москва поддержит наступление Хафтара на Триполи, отступят ли США? Позволят ли США силе, пользующейся поддержкой России, сокрушить их ливийских партнеров? Попытаются ли США предпринять меры — возможно, даже военного характера — чтобы замедлить наступление Хафтара и предоставить этим союзникам шанс избежать катастрофы?»
«Поддержка правительства в Триполи потребует от США перебросить некоторое количество своих военных в Ливию. Достаточно многочисленный американский военный контингент в Ливии, возможно, предотвратит российскую интервенцию, однако такое решение вызовет мощный протест внутри США. Интервенция малого масштаба является более правдоподобным вариантом, однако, даже если американские советники и военные будут вести работу на большом расстоянии от линий фронта, они все равно будут подвергаться риску в том случае, если российские самолеты будут обеспечивать поддержку наступления Хафтара — как они делали в случае с правительственными войсками Башара аль-Асада в Сирии.
Более того, открытые действия против союзника России положат конец попыткам начать перезагрузку российско-американских отношений, на которую Белый дом, видимо, все еще надеется. Стоит признать, что администрация Трампа отправляет довольно противоречивые сигналы касательно ее позиции по отношению к России: некоторые ее представители говорят о Путине почти с симпатией, тогда как другие открыто озвучивают свои подозрения. Тем не менее, столкновение России и США в Ливии окончательно положит конец попыткам Трампа и Путина помириться.
Основной риск заключается в том, что США и их союзники могут в конечном счете оказаться не у дел, пока Россия будет укреплять позиции очередного диктатора в регионе и расширять зону своего влияния вдоль южных границ НАТО. Это станет трагическим финалом истории, которая начиналась с таких больших и светлых надежд в 2011 г., и поможет еще больше укрепить авторитет Путина на международной арене».
 
 
№ 14
Паоло Мастролилли предлагает вниманию читателей ежедневной итальянской газеты «La Stampa» позицию Генри Киссинджера по вопросу о перспективах отношений и готовящихся переговорах с русскими и их лидером.
 
«“Путин — не Гитлер. Вести с ним переговоры на конкретных условиях будет выгодно всем”. Этот совет Генри Киссинджер дал, выступая на ежегодной встрече Трехсторонней комиссии, проходившей в эти выходные (25—26 марта) в Вашингтоне. Бывший госсекретарь добавил, что он против одностороннего вмешательства в Северной Корее, где конфликт можно разрешить, заключив с Китаем договор по поддержанию безопасности во всем регионе. Европейцам он предложил следующий вариант поддержания отношений с Трампом: “Не придавайте слишком много значения необдуманным заявлениям, сосредоточьтесь на сути дела, потому что полный крах американского президента даже вам не пойдет на пользу”.
Киссинджер давно поддерживает с Дональдом Трампом дружеские отношения, и в течение нескольких прошлых недель работал над тем, чтобы упростить диалог между Вашингтоном и Москвой, куда через несколько дней приедет с визитом госсекретарь Рекс Тиллерсон, чтобы оценить возможности ведения переговоров и, предположительно, прозондировать почву на предмет встречи глав Белого дома и Кремля. Именно отсюда начинает свои размышления стратег открытия отношений с Китаем во время работы Никсоновской администрации: “На мой взгляд, существует глубокое недопонимание России. Путин не является двойником Гитлера, он не намерен вести политику завоеваний. Его цель состоит в том, чтобы восстановить достоинство своей страны, от Санкт-Петербурга до Владивостока, в том виде, в каком она была всегда. Это вписывается в концепцию старого национализма и произрастает из истории, которая отличается от нашей. Считать Москву потенциальным членом НАТО неверно”. Следовательно, “изображать Путина глобальным суперзлодеем — это ошибка как в перспективе, так и по существу”.
Бывший госсекретарь считает, что угроза со стороны Кремля несколько преувеличена: «С военной точки зрения Россия неспособна одержать над нами победу. Ее экономика — меньше экономики каждой из европейских стран-членов большой “семерки”, ее вес несопоставим с весом нашего стратегического соперника Китая». В то же время, даже если бы Запад смог спровоцировать распад России, “это не может быть нашей целью”, потому что подобный сценарий породил бы никому не выгодную нестабильность.
Всё это подталкивает Киссинджера к идее о предпочтительности диалога, ведь “альтернативой было бы возникновение вредоносного для всех сторон противостояния, даже если Москва и неспособна победить нас на военном уровне”. Восстановление дипломатического посредничества, однако, должно держаться на некоторых четко определенных условиях: “Украина должна сохранить свою независимость, но не вступать в НАТО”, в то время как судьба Крыма может стать предметом обсуждения. Что касается Сирии (где Путин скорее был занят оказанием помощи Асаду, чем борьбой с ИГИЛ) и всего ближневосточного региона, то нужно предельно четко дать понять, что “Россия не имеет права оставаться на Ближнем Востоке”.
Отталкиваясь от этих пунктов, будет возможно приступить к диалогу, целью которого будет нейтрализация угрозы со стороны Москвы в обмен на ее достойную реинтеграцию в международное сообщество.
Киссинджер подсказывает столь же реалистичный подход к проблеме Северной Кореи и Китая: “Я выступаю против одностороннего военного вмешательства против обладающего ядерным потенциалом Пхеньяна”, — говорит он. Решение конфликта состоит, как он считает, «в прямых переговорах между Вашингтоном и Пекином для достижения общего соглашения по безопасности во всем регионе. Иными словами, мы не может обсуждать атомный потенциал Северной Кореи, не упоминая возможностей Южной Кореи и американского военного присутствия». Подразумевается, что США могут отказаться от некоторых позиций на Дальнем Востоке, если КНР займется не только нейтрализацией ядерной программы Пхеньяна, но и даст гарантии безопасности союзникам, таким как Токио и Сеул, и другим странам, вовлеченным в спор, предметом которого являются острова в Южно-Китайском море.
Что касается Европы, то Киссинджер призывает ее к терпению: “Полный крах американского президента даже вам не пойдет на пользу. Поэтому не надо заострять внимание на необдуманных заявлениях, сосредоточьтесь на сути трансатлантических взаимоотношений”. Некоторые заявления Трампа коснулись как раз исторических столпов этих взаимоотношений, то есть НАТО и ЕС, но, по мнению его советника, даже это можно превратить в отправную точку для улучшения отношений: “Я выступал против Брексита, но теперь, когда он уже случился, думаю, он может стать поводом для нового разговора о будущем ЕС, не ограничивающегося бюрократическим измерением”. Будущее НАТО также “продолжает играть существенную роль, но с течением времени правильно было бы пересмотреть его инструменты и цели”, отмечает он».
 
 
№ 15
Георг Масколо посвятил свою статью в крупнейшей ежедневной газете Германии «Süddeutsche Zeitung» теме турецкого шпионажа за сторонниками Гюлена, обосновавшимися в Германии.
 
 
«Турецкая разведка MİT, по всей видимости, массово шпионит в Германии за лицами, симпатизирующими так называемому движению Гюлена. По информации немецких радиостанций NDR и WDR, во время Конференции по безопасности в Мюнхене глава MİT передал список с именами нескольких сотен проживающих в ФРГ сторонников Гюлена президенту Федеральной разведывательный службы Германии (BND).
Перечень содержит адреса, номера мобильных и стационарных телефонов, а во многих случаях даже фотографии возможных сторонников Гюлена, которого в Турции подозревают в организации неудавшегося путча. Всех его последователей там классифицируют в качестве террористов. Анализ информации, проведенный немецкой стороной, показал, что ряд фотографий из списка был сделан скрытно, в том числе при помощи камер наблюдения. В общей сложности в списке, как говорится далее, содержится более 500 позиций: около 300 имен и примерно 200 различных организаций, среди прочего союзов и школ, которые могут иметь отношение к Гюлену. Президент BND Бруно Каль уже проинформировал о наличии досье федеральное правительство, немецкую контрразведку, Генпрокуратуру и Ведомство по уголовным делам.
В итоге из-за опасений за безопасность лиц, включенных в список, ряд немецких федеральных земель уже проинформировал их о направленной против них деятельности MİT. Глава МВД федеральной земли Нижняя Саксония Борис Писториус уже назвал факт “слежки за людьми в Германии неприемлемым”.
Как заявил представитель Земельного управления полиции федеральной земли Нижняя Саксония, власти информируют людей, за которыми ведется слежка, “с той целью, чтобы они знали, что они могут столкнуться с репрессиями в случае поездки в Турцию”. Полиция федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия предостерегает людей от “посещения турецких дипломатических учреждений в Германии”.
Между тем в немецких силовых ведомствах началась дискуссия относительно последствий шпионажа со стороны Турции. Эксперты Ведомства по охране конституции Германии уже начали выяснять, каким образом MİT получила информацию. В то же время, согласно расследованию немецкой Генпрокуратуры, в шпионаже на территории Германии подозревают Турецко-исламский союз религиозных учреждений в Германии (DITIB). Имамы из этой организации якобы и передавали в Анкару данные о сторонниках Гюлена».
 
 
№ 16
Гил Ярон решил приоткрыть завесу над переменами в жизни Ливана, которые, на его взгляд, свидетельствуют о начале в этой стране сексуальной революции. Статья увидела свет в немецкой общенациональной ежедневной газете «Die Welt».
 
«Для арабского мира приговор, который вынес судья Раби Маалуф, стал тем не менее юридическим и общественным рубежом. Он отверг применение статьи 534 ливанского уголовного законодательства, которая должна защищать общественную мораль, карая “половые акты, противоречащие природе”, а именно — гомосексуализм.
Но Маалуф решил, что гарантированная в 183 статье личная свобода важнее, и оправдал шесть транссексуалов, которые сидели под арестом из-за своей сексуальной ориентации. Январский приговор судьи в пользу геев был не единственным в Ливане, но первым, который дает их правам стабильное юридическое основание в регионе, где в некоторых местах гомосексуализм все еще карается смертью.
Ливанское шоу знакомств “Na’ashat” (ливанское сленговое слово, означающее “очки”) телеканала LCBI разрушает в то же время другие социальные нормы: мужчины здесь борются за расположение 30 уверенных в себе дам, которые свободно могут выбрать, с кем они пойдут на свидание. Здесь непринужденно подшучивают о сексуальных предпочтениях и внебрачном сексе. Станет ли Бейрут, издавна известный своими бурными вечеринками, теперь острием копья арабской сексуальной революции?»
 
«Им нужно всё больше критиков. Многочисленные доклады организации Объединенных Наций уже несколько лет назад объявили недостаточную эмансипацию одной из основных причин отсталости арабских стран. По словам египетской феминистки Моны Эльтахави отсутствие прав у женщин ведет свое происхождение из “ядовитой смеси культуры и религии”. Живущая в Германии турецко-мусульманская писательница Сейран Атес говорит о “фатальных” последствиях сексуального притеснения женщин “для всей культуры”. Свободное общество нуждается в “свободном образе жизни”.
 
Свобода, которой постоянно препятствует религиозный истеблишмент. Радикальные проповедники, которые превратились в известных телевизионных звезд в регионе, постоянно издают новые фетвы (религиозные заключения), чтобы сохранить свой гетеросексуальный мир, в котором доминируют мужчины. Некоторые кажутся просто гротескными фигурами. Так, один проповедник запретил женщинам прикасаться к бананам, а имамы обсуждали, что женщины, возможно, все-таки не предметы, а млекопитающие с личными правами.
 
 
Общественный климат является строго пуританским. Всё, что касается женщин или сексуальности — под запретом. В Алжире распиливают парковые скамейки, чтобы мужчины и женщины не могли сидеть вместе, даже супружеским парам полиция запрещает идти рука об руку. Еще жестче это бьет по гомосексуалистам. По данным исследования научно-исследовательского института Pew 80% людей в Ливане негативно относятся к геям, в Египте — 95%. В Саудовской Аравии или в Объединенных Арабских Эмиратах за однополые сексуальные отношения предусмотрена смертная казнь».
«“Арабская весна” предвещала перемены в этих вопросах. Сегодня в Египте 15% депутатов — женщины. Так много, как никогда. Похожая ситуация в Тунисе, где женщины к тому же составляют одну треть судей и инженеров, а также 40% адвокатов. Во время революций в Египте, Ливии и Йемене женщины с самого начала играли важную роль. Они хотели с их помощью освободиться не только от политического притеснения, но и от мужского шовинизма.
Но консервативный лагерь не хочет этого терпеть. Он пытается остановить или отбросить назад эмансипацию. “Переменам в арабском мире противостоят два крупных препятствия: деспотизм и кровожадный радикальный ислам”, — говорит марокканец Рашид Ботайеб, автор книги о сексуальном дискурсе в исламе “Оргазм и насилие”.
Это относится, собственно говоря, даже к либеральному Ливану. Фривольное телевизионное шоу “Na’ashat” вызвало там протест. После особенно откровенного эпизода, в котором адвокат разделся до трусов, чтобы впечатлить дам, ведущему, Фуаду Ямину, в конце января был предъявлен иск из-за “оскорбления общественной морали”. Ему грозит штраф и, возможно, запрет передачи».
«Министр информации Ливана Мельхем Риахи обдумывает с тех пор публикацию новых директив против “аморальных” телепередач. “Мы хотим не подавлять СМИ, а сохранить их этику”, — уверил он. Новые резкие директивы могли быть реакцией на давление со стороны шиитской “Хезболлы”, религиозной партии, которая обладает сильнейшей властью в Ливане благодаря своему одноименному народному ополчению. Телепрограммы как “Na’ashat” “разрушают следующее поколение”, — бушевал Хассан Фадлаллах, один из ее депутатов.
Вообще возникает впечатление, что в последние месяцы “Хезболла” стремится все жестче продвигать свое консервативное мировоззрение, прежде всего, на юге страны, где ее влияние почти безгранично. Так, в июле 2016 г., муниципалитет южноливанского Джибжита хотел запретить женщинам доступ к интернет-кафе и закрыть все увеселительные заведения на время молитвы.
Недалеко оттуда, в Аль-Кияме, мэр, член “Хезболлы”, в том же месяце запретил женщинам участвовать в местном марафоне. 13 дам все-таки побежали в знак протеста. В декабре прошлого года в университете Бейрута почти сорвалось памятное мероприятие, посвященное студентам, которые погибли во время несчастного случая: сторонники “Хезболлы” запретили воспроизведение записи всемирно известной ливанской певицы Файруз. В январе этого года шиитские муниципалитеты пытались закрыть все винные магазины в округе Набатия. После массовых протестов они были вынуждены все же отказаться от своих планов».
«Итак, даже в Ливане по-прежнему остается неясным, что будет определять общественную жизнь в будущем: новая вседозволенность или старая скромность. С одной стороны, общество мусульманских ученых в Ливане называет исторический приговор судьи Маалуфа “шоком для нашего общества”, в результате даже там геи все еще подвергаются дискриминации, арестам, пыткам.
Но в то же время в Бейруте спектакль “Kafas” затрагивает на сцене тему лесбийских оргазмов. Ассоциация психиатров Ливана уже в 2013 г. объявила, что гомосексуальность не является болезнью. На протяжении двух лет она требует аннулировать, наконец, статью 534 против “противоестественного секса”, которая изначально была введена во времена, когда Ливан был французской подмандатной территорией.
Организация Helem посмела даже открыть в столице Ливана центр для гомосексуалистов. “Наконец появилось свободное пространство для обсуждения сексуальных прав”, — говорит директор центра Генва Самхат. Живущая в Германии турчанка Атес смотрит на это с осторожным оптимизмом: “Сексуальная революция в арабских странах началась давно. Но пока она разворачивается, прежде всего, в частной жизни”».
 
 
№ 17
Скажется ли борьба друг с другом ведущих мировых валют на положении дел в арабском мире? На эту тему — статья Хазима Айяда в иорданском еженедельнике «As Sabeel».
 
 
 
«Хотя Египет получил от Международного валютного фонда более десяти миллиардов долларов, страна по-прежнему страдает от серьезного экономического кризиса. Повышение налогов и укрепление валюты не помогли устранить большой дисбаланс в бюджете. Страна становится все более хрупкой и уязвимой к политическим и экономическим колебаниям, происходящим в Европе, Америке и Ближневосточном регионе.
В Тунисе также, несмотря на получение кредита от МВФ, обещаний крупных европейских инвестиций и пакета помощи, экономический кризис постоянно усугубляется. Это подтолкнуло Тунис подписать соглашения, позволяющие прямой торговый обмен с Китаем посредством китайской валюты — юаня. Египет прибегнул к сделкам с Россией, Турцией, Ираном и Саудовской Аравией, которая, в свою очередь, заключила контракты и соглашения с Китаем по инвестициям на общую сумму около 65 миллиардов долларов. Подписание проходило при личном участии короля Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда и президента Китая.
Торговые соглашения Эр-Рияда с Пекином совпали с визитом второго кронпринца Мухаммеда ибн Салмана в Вашингтон, что послужило поводом для появления мыслей о существовании реальных сделок. Однако за этим визитом последовало объявление об иске, который более 120 граждан США подали в суд с требованием в соответствии с законом JASTA компенсации в размере шести миллиардов долларов для жертв событий 11 сентября. Эта тяжба еще более усложнила и без того непростые отношения между Эр-Риядом и Вашингтоном.
 
Дипломатический мир полон улыбок и рукопожатий, но он также полон жестоких сделок, подчас увеличивающих пропасть между странами. И здесь уже нет места любезностям. Рукопожатии и улыбки, транслируемые новостными агентствами, необязательно отражают реалии на местах. На самом деле все более готовы к очередному этапу противостояния, нежели к пониманию.
 
Китай занимается торговой войной, и его валюта в настоящее время находится в авангарде наступления. Это позволяет ему обеспечить безопасное убежище для стран, обеспокоенных нестабильностью экономической политики и политики безопасности США. Поводами для беспокойства этих государств также могут быть возможные внутренние конфликты или ситуации крайней поляризации между центрами силы.
Китай выдвигает себя в качестве помощника, который поможет справиться с политической и экономической нестабильностью в Европе и США. Экономические показатели США и Европы не обнадеживают, несмотря на большие цифры, которые циркулируют вокруг некоего экономического роста. На самом деле экономический кризис спрятан внутри политического.
Иногда кризис выражается в требованиях США от союзных и дружественных стран оплаты политических и военных счетов в виде инвестиций или финансовых вливаний. Япония была первой, предоставив 450 млрд долларов в качестве инвестиций в инфраструктуру США, в то время как Германии был выставлен счет на более чем 350 млрд долларов.
Берлин не отреагировал на требования президента Трампа с тем же вниманием и серьезностью, с какими отреагировал Токио. И это несмотря на увеличение количества проблем, с которыми сталкивается европейский континент, и угроз, исходящих со стороны России, Средиземноморья или Китая, которые конкурируют в торговле и политике. Всё усугубляется внутренним кризисом, заключающимся в разгорающихся независимо друг от друга конфликтах в странах Союза. Особенно отчетливо это видно на примере выхода Великобритании из ЕС, возрастающем влиянии крайне правых, культурным и демографическим кризисом, который еще более усугубится в ближайшие годы. Берлин всё еще пытается играть главную роль на европейском континенте и даже там, что находится за пределами его потенциала в качестве лидера так называемого свободного мира.
Европа, несмотря на ее огромные ресурсы, не может играть роль глобального лидера в свете происходящего внутреннего разделения и своего тяжелого исторического наследия. Несмотря на предоставление миллиардов долларов южным странам, таким как Тунис, Марокко, Египет и Иордания, Европа всё же не является главным или единственным действующим лицом в условиях глобального кризиса. И это вопрос, ведущий любого простого наблюдателя или эксперта к проблеме поиска приемлемых механизмов для решения нового международного уравнения. Проблемы появляются на международном и региональном уровнях, где экономика играет важную роль в формировании первоначальных ориентиров.
Иордания, например, по словам посла Европейского Союза в Аммане, с 2007 г. получила два миллиарда долларов помощи в виде различных грантов, и после прошлогодней Лондонской конференции является кандидатом на получение еще более полутора миллиардов долларов. Но этот факт не остановил кризис в результате общего спада в регионе в сфере безопасности, политики и экономики. Программа МВФ не сможет остановить усиление дефицита, предотвратить социальные кризисы или умерить аппетиты к кредитам. Это побудило руководителя одного из денежных фондов сказать, что экономическая реформа не сможет прекратить процесс введения налогов, поскольку она нуждается в инвестициях. Рекомендации МВФ в Египте, к примеру, не ограничиваются налогами, но, как хорошо известно, распространяются и на египетский фунт.
Экономические предписания, политические и военные варианты разрешения конфликтов, предлагаемые Западом, больше не являются реальным решением глобальных или региональных кризисов. Теперь они представляют собой отражение кризиса западных стран, кризиса международной системы, региональных подсистем, и арабского мира в частности.
Арабский мир наиболее пострадал от этих радикальных изменений в международной системе. Появляются вопросы о дальнейших действиях, которые помогли бы противостоять этим радикальным изменениям, особенно в свете арабского саммита (имеется ввиду саммит Лиги арабских государств, который начался 29 марта. — Примеч. ред.). Ряд арабских стран уже присоединился к сделкам, в которых юань выступает в качестве валюты обмена. Это попытка сбалансировать реальность в связи с неуверенностью относительно политической и экономической ситуации в Соединенных Штатах. Юань стал убежищем для тех, кто хочет подготовиться к той стадии, когда опасность станет еще более серьезной, и государству придется поднимать налоги или брать новый пакет кредитов. Однако эта политика все еще остается скромной и единичной, а ее важность как предохранительного средства пока не так очевидна.
Мышление за пределами бюджета стало горькой реальностью в арабском мире. США далеки от политического баланса во многих вопросах, связанных с регионом, а вера в их способность следовать определенной и последовательной политике просто нелепа. Связывать себя с ними обязательствами в свете внутренней поляризации и скрытого экономического кризиса представляется довольно сомнительной идеей, от которой многие эксперты советуют воздержаться. Сейчас арабский мир нуждается в плане экстренной помощи и профилактических действиях, которые помогут избежать возникновения нового витка хаоса и беспорядков, которые ни евро, ни доллар не смогут разрешить. И это то, что еще не обсуждалось в кулуарах арабской политики и коридорах Лиги арабских государств».
 
 
№ 18
Джон Макмертри, научный сотрудник Королевского общества Канады, автор книги «Онкология капитализма. От кризиса к выздоровлению», дал американскому журналу «CounterPunch», специализирующемуся на «разоблачительной журналистике с радикальных позиций», интервью, в котором квалифицировал фейковые новости как предвестник неминуемого развала американской империи.
 
«Правящая американская идеология и вашингтонская власть как с цепи сорвались. Изо дня в день давно уже господствующие в стране корпоративные американские СМИ и Белый дом ведут между собой войну, обмениваясь залпами разоблачений и осуждений. Стороны громко и регулярно обвиняют друг друга в распространении “фейковых новостей”. На протяжении нескольких месяцев они представляют друг друга в образе озлобленных лжецов.
Американская высокая трибуна сегодня вышла за рамки показных разногласий и успешных журналистских расследований прежних времен. Если раньше инициаторы злобных обвинений ограничивались оговорами назначенного Врага, то сегодня обвинения звучат в адрес самого президента. Предостерегающий клич “Русские идут!” вновь стал главным инструментом в кампании очернительства, направленной на то, чтобы пресечь любые отклонения от чрезвычайно прибыльной генеральной линии на формирование ненависти к врагу и от нескончаемой подготовки к зарубежным войнам.
 
Большая ложь американской партии денег и корпоративной глобализации разделила Америку на противоборствующие лагеря. Пресса и президент бесконечно обвиняют друг друга с высоких трибун, а тайные агенты американского государства действуют за кулисами в интересах той или иной стороны.
Оружием в этой битве стали фейковые новости».
 
«В этой гражданской войне официальных версий открывается виртуальное пространство для правды, которую давно уже душит “вашингтонский консенсус”. Даже Большая двадцатка во главе с США недавно договорилась не осуждать автоматически протекционизм как экономическое зло. Боевой клич транснациональной корпоративной власти тихо убрали с мировой арены.
Неужели большая ложь о “свободной торговле” наконец разоблачена? Она давно уже опустошает жизнь и системы жизнеобеспечения по всему миру, продвигая фальшивый лозунг “Свобода и процветание для всех”. На самом деле, под прикрытием толстой корки дезинформации командная система транснациональных корпораций тайно загоняет предприятия по всему миру в множащий углеродные выбросы торговый режим. Этот режим имеет тысячи правил для защиты корпоративного интернационала, который грабит и губит национальные экономики и окружающую среду.
Чтобы скрыть действительность, повсюду звучат пропагандистские лозунги и провозглашаются липовые свободы. Режим корпораций и инвесторов лишил защиты рабочих, окружающую среду и социальную инфраструктуру. Постоянный процесс ликвидации и роботизации рабочих мест и предприятий представляют в ложном свете, говоря о “новых вакансиях” и “повышении жизненного уровня”, хотя это противоречит фактам. Дестабилизация и авиаудары добивают богатые ресурсами, но беззащитные общества, которые еще не порабощены условиями договоров.
Фальшивые новости сопровождают каждый шаг. Даже самодовольный режим Трюдо был застигнут врасплох сейсмическим сдвигом в национальных приоритетах. Его министры в панике ринулись в США в поисках оснований для восстановления этого никому не подотчетного режима. Самой главной фейковой новостью стал “экономический рост”, и ради этого игнорируется все остальное: увеличение углеродных выбросов, безработица и экологические бедствия.
На самом деле, реального экономического роста нет, а количество отходов не уменьшается. Рост отмечается только в объеме транснациональных денег и в темпах их накопления, а также в покупках иностранных товаров и в сколачивании состояний на самом верху.
Если расшифровать фразу «больше процветания для стран и всего мира», то получится, что транснациональные корпорации и государства заключают все новые соглашения о лишении народов их законного права на организацию и обеспечение реальных потребностей граждан, а также на органично регулируемую защиту окружающей среды и экосистем.
 
Фальшивые новости повсеместно скрывают опасные последствия этого процесса, к которым относится губительная для окружающей среды добыча полезных ископаемых, постоянная безработица в результате потери рабочих мест, а также отходы, которые все больше отравляют океаны, атмосферу и среду обитания человека. Принятые корпорациями и государствами решения по рынкам углеродных выбросов и по правам на загрязнение ни в коей мере не помогли устранить эти серьезнейшие проблемы, а лишь еще больше обогатили отдельные транснациональные корпорации.
Что касается решения Обамы по принципу “сделаем как в Канаде”, то и здесь липовые новости скрывают реальность. За громкой шумихой, скрывающей пустые и невыполненные обещания, канадский режим Трюдо изменил свою риторику, уступив диктату транснациональных корпораций, и заговорил о “свободной торговле”, чтобы обеспечить строительство нефтепроводов из активно загрязняющего окружающую среду нефтяного бассейна в Альберте. Эти трубопроводы пройдут через водоемы и земли коренного населения по территории Канады и США. Нельзя не заметить, что у Трампа такие же планы, и что они отменяют обещания Трюдо защитить коренное население Канады.
 
Недавно я направил письмо своему депутату в парламенте, попросив его представить доказательства того, что обещания премьер-министра Трюдо о “развитии свободной торговли” означают “улучшение жизни для среднего класса и для тех, кто хочет войти в средний класс”. Как обычно, никаких доказательств в поддержку нескончаемых ложных новостей, идущих из канцелярии премьер-министра, не нашлось. Весьма показательно другое. Оказалось, что “средний класс” это те люди, которые зарабатывают 180 тысяч в год, и именно их ожидают существенные налоговые сокращения.
Лихая кавалерийская атака Трампа на вашингтонскую ложь, на американские войны и на действия, ведущие к обнищанию рабочего класса, это не решение проблемы равнодушной к жизни людей корпоративной глобализации. Трамп на посту президента это американский олигарх-националист, который со своей повелительной политикой еще более равнодушно разграбляет природу и передает общественное достояние богачам.
Коллективный жизненный капитал, являющийся общей основой нашей жизни, не существует ни для государств «свободного мира», ни для политики глобализации. Та ложь, которую необходимо распространять для отстаивания интересов частных корпораций, с самого начала встроена в их транснациональную командную систему».
«Если соединить все точки, становится ясно, что каждый шаг американской партии денег в процессе глобализации обеспечивается ложными новостями.
Последнюю четверть века корпоративные СМИ совершенно нетерпимо относятся к любому, кто требует подотчетности перед гражданским обществом. Вместо нее они ведут новую игру в цифры. Бесконечно идут дебаты о “климатических изменениях”, но при этом замалчивается суммарная дестабилизация человеческого и планетарного жизненных циклов, и общество на нее никак коллективно не реагирует. Мы слышим только о панацее повышения рыночной прибыли, которая никак не уменьшает загрязнения, но отвлекает наше внимание от самых пагубных тенденций, уничтожающих жизнь на планете.
С другой стороны, Трамп во время президентской гонки впервые усомнился в большой лжи о “свободной торговле” и “гуманитарных войнах”, и был избран вопреки официальной линии. Но противоборствующие лагеря до сих пор воюют, вцепившись друг другу в глотки. Падший истэблишмент, идя проторенной тропой, продолжает обвинять давно уже назначенного зарубежного Врага. В поток липовых новостей о российской агрессии теперь включили сговор администрации Трампа с кремлевскими руководителями с целью достижения победы на выборах. Этот уход от действительности очень сильно напоминает давнюю охоту на ведьм. Как и тогда, факты сегодня не имеют значения, важны только обвинения. Официальная линия СМИ вполне предсказуема: это Россия обеспечила Трампу победу на выборах. Как и всегда, в ходе операции массового психоза включается обратная проекция. Во всем винят официального Врага, чтобы отвлечь внимание от важнейших фактов, являющихся вопросом жизни и смерти. Врага снова обвиняют в том, чем Соединенные Штаты занимались всегда и намного активнее. Это выставляется в качестве основания для нападок на него. В этой операции по возложению вины Россия занимает свое обычное место. А избрание Трампа в 2016 г. стало просто очередной вариацией на эту тему.
 
Между тем, на всем протяжении избирательной кампании и после выборов новая транснациональная общественная среда, которой стал интернет, включая “WikiLeaks”, постоянно изобличала величайшую пропагандистскую машину в истории, которая сегодня переживает многоуровневый кризис. Давно уже превращенная в норму полуправда, однобокое освещение фактов и бесконечные ложные умозаключения сегодня выходят на поверхность как никогда прежде. Оправдания и ложь на службе у американских имперских замыслов и войн разоблачаются сегодня повсеместно, и никакими шлюзами корпоративных СМИ этот поток не удержать.
На сей раз Россию обвиняют во “вмешательстве и атаках на американские президентские выборы”, не предъявляя при этом никаких доказательств преступных деяний и подтасовок голосов. Как и в далеком прошлом, основная тактика это бездоказательный оговор. СМИ многократно повторяют одну и ту же мысль и выступают с грязными инсинуациями. В итоге они добиваются своего. Такой метод всегда приносил результат в прошлом. Так почему бы не попробовать еще раз, поскольку отказали все прочие кнопки, нажатые средствами массовой информации для уничтожения мирных инициатив Трампа в отношении России и отмены его предложения о возвращении в Америку отнятых глобализацией рабочих мест?
 
Поскольку Трамп во время предвыборной кампании задавал вопросы о том, “нельзя ли подружиться с Россией”, и выступал за развитие с ней дипломатических отношений после формирования новой администрации, его вполне можно назвать скрытым врагом, которого необходимо искоренить. Но настоящая проблема состоит в том, что в ложных новостях нет ни слова о том, что он создает угрозу состоянию войны, в котором Америка находится последние 70 лет.
Поэтому, когда Трамп победил, не отрекшись от своей ереси, в ход пошли заранее подготовленные обвинения в связях со злобной Россией, хотя эта страна сегодня является полной противоположностью коммунистическому режиму и олицетворением капиталистических богатств и связей. Здесь мы наблюдаем исступленное стремление возложить вину на вражескую Россию и опорочить любого, кто не согласен с этой официальной линией, пусть даже это агрессивный капиталистический президент США. Ставки очень высоки, и игра должна продолжаться.
Но ни в одном бескорыстном и бесплатном анализе, публикуемом в интернете, нет скрытых мотивов, как нет и заинтересованности в ложных обвинениях. А поскольку такие аналитики обладают более объективной информацией, чем коммерческая пресса, и поскольку публикуемые “WikiLeaks” факты доходят до десятков миллионов читателей по всему миру, джинн вырвался из бутылки. Грандиозная официальная линия повествования и ставшая нормой большая ложь трещат по швам.
Поэтому как обычно, вина возлагается на назначенного Врага, который сегодня с молчаливого согласия Трампа нападает на американские президентские выборы. Но уже невозможно скрыть спрятанные под потоком фейковых новостей факты, которые заключаются в следующем: позитивные дипломатические отношения с Россией могут остановить начатую против нее прибыльную войну, а также лишить США всех предлогов и оснований для сохранения своего военного превосходства и продолжения самой длинной войны, фронт которой сегодня проходит через Украину.
Свободному интернету не сунешь в рот кляп за то, что он говорит правду. Свободу слова в США нельзя открыто остановить, ибо в этом случае власть утратит всю свою легитимность и будет обречена.
А остальное вполне понятно. Все те некорпоративные и некоммерческие новости с ведущих вебсайтов в интернете, которые обличают американское состояние войны, сегодня всячески порочат и поливают грязью, называя “фейком”. В битву вступила третья, неофициальная сторона, которой не нужны ни прибыли, ни карьера, которая не служит боссу из корпорации, но обладает глубокими профессиональными знаниями и талантами. Ее необходимо всячески осуждать, чтобы защитить большую ложь в этой игре войны и денег, которая углубляет кризисы и конфликты, доводя Америку до беспрецедентной гражданской войны между прессой и президентом».
«Потаенным источником американской идеологии и войны является Гарвардский университет, который тоже ввязался в драку. Он официально критикует и осуждает важнейшие американские вебсайты за распространение “фейковых новостей”.
Даже церковь в эпоху Средневековья не заходила так далеко со своим списком запрещенных книг. По крайней мере, она не претендовала на научные методы и открыто провозглашала свои догмы. В Гарварде всё иначе.
ПРИМЕЧАНИЕ. Все сайты, на которые нападает Гарвард, являются общим достоянием, и ни один из них не финансируется частными корпорациями и порабощенными ими институтами, в отличие от Гарварда и корпоративных СМИ. Это вполне реальная битва, война за приватизацию новостей с целью извлечения из них коммерческой прибыли. То есть, это именно то, против чего направлена критика борющегося против истэблишмента интернета.
Находясь в тени, Гарвардский университет уже давно пропагандирует непроверенный научный метод. Обычно он предусматривает изоляцию профессорско-преподавательского состава и научных работников от оппозиции и их привязку к частной корпоративной власти Америки и к агрессивным войнам, чтобы они навязывали свое одобренное свыше мнение всему миру. Соответственно, никто не подвергает сомнению великую основополагающую концепцию о том, что Соединенные Штаты есть Добро, а назначенный Враг есть Зло. Изначально предполагается, что у назначенного Врага только злонамеренные мотивы. Именно на этой основе Гарвард строит свои геостратегические модели экономики и войны. Поэтому, когда многочисленные свободные интернет-сайты оспаривают великую основополагающую концепцию, Гарвард и его сателлиты осуждают их, дабы люди не читали эти материалы. Эти осуждения звучат без каких-либо критериев, доказательств и подтверждений, и все сайты Гарвард огульно заносит в категорию распространителей “фейковых новостей”.
Здесь полностью отсутствует понимание того, что только в общедоступном интернете процесс изложения правды свободен от руководящего давления, которое направлено на то, чтобы угодить внешним спонсорам и передать нужный им сигнал.
Общедоступный интернет никто не ограничивает условиями коммерческой выгоды, никто не диктует ему, что говорить и что писать. Здесь материальное благополучие авторов никак не зависит от соображений прибыли. У них нет побудительных причин избегать жизненно важных вопросов, запутывать все заумными научными формулировками и писать в стиле рекламы. Пишущие в интернете и не получающие денег за свою работу авторы никак не зависят от важнейшей закулисной игры: дальнейшего обогащения богатых путем отказа от критериев правды.
Если научные круги и корпоративная пресса признают эти основополагающие условия бесплатного интернета, они серьезно ослабят свои позиции как единственного законного источника правды. Свободный интернет это новый мир состязательных возможностей, позволяющий исследовать, понимать и распространять информацию без ограничений со стороны частных спонсоров (на чьи деньги Гарвард живет на протяжении веков).
Когда Гарварду и официальной прессе бросают такой вызов, они встают на дыбы. Они не в состоянии обдумывать факты, потому что у них есть давно уже узаконенные и устоявшиеся посылки и аксиомы, которые они не должны подвергать сомнению и оспаривать, если хотят иметь научный авторитет и получать деньги за свои публичные выступления. Они обязаны критиковать все то, что не соответствует данным посылкам и аксиомам, даже если это правда. Дело в том, что такая правда демонстрирует лживость интерпретаций правящей системы и лишает ее легитимности. Таким образом, Гарвард и американская пресса следуют господствующему методу обратной проекции. Они обвиняют настоящую оппозицию в распространении “фейковых новостей”.
Здесь наиболее показательно то, что руководство Гарварда, как и любая другая вузовская администрация, занимается очернительством и навешиванием ярлыков без каких-либо веских аргументов и наглядных демонстраций, что является основой разумных выводов. Но это очень давняя традиция презумпции виновности, которая действует в отношении любого, кого назвали Врагом, и любого, кто разоблачает лживость заявлений о нравственном превосходстве США над всеми остальными и о полученном Америкой божьем благословении вести за собой мир силой или посредством денег.
Поэтому в распространении дезинформации обвиняют только те сайты, которые не согласны с официальной сюжетной линией об американской свободе и правоте во всем. Обвинения в адрес оппозиции настолько въелись в промытые мозги, что бесконечное повторение одного и того же закрепляется в сознании, становясь самоочевидным фактом. Вот почему Гарвард или “New York Times” автоматически приписывают грязные помыслы любому иностранному лидеру, который выступает против американского вмешательства в дела его страны, в том числе, в выборы. Американское двуличие поражает, но о нем не говорят и не пишут. На самом деле, отвернувшаяся от реальной жизни гарвардская элита в составе геостратегов (они же военные преступники), составителей экономических моделей и так далее, всячески подлизывается к элите корпоративной, которой она верно служит.
 
Никому не дозволено приводить важные факты и идеи, оспаривающие гипотезу о нравственном превосходстве США, потому что рассматривать и анализировать их нет никакой необходимости. Поэтому гарвардская элита осуждает их, как когда-то церковь осуждала вероотступничество. В итоге американская система поклоняется религии непрекращающейся войны. Она уничтожает всех врагов, посягающих на ее право властвовать. Ее глобализующая совокупность идей устанавливает закон Божий на базе рыночных принципов. А военные преступления превращаются в благословенную справедливость».
«Общедоступный интернет во главе с ведущими учеными, журналистами и техническими специалистами впервые предоставляет беспристрастные показания и свободу слова, которые общественность может открыто использовать и изучать, невзирая на границы. Этот интернет не зависит от корпоративного диктата и от частного контроля за авторскими правами.
 
Как следствие, общедоступный интернет получил свободу, поскольку прибыль частных корпораций не является для него определяющей целью. Тот, кто знает, о чем говорит, может сказать правду догматикам и власти, не ублажая при этом редакторов, советы директоров и стремящихся к прибыли финансовых руководителей. Правда сама по себе не имеет определения, но она вполне принципиальна, если учесть, что выводы в ней соответствуют реальной жизни.
Хотя Google прячет в черных дырах радикальные правовые факты, ЦРУ проникает в Википедию и так далее, свобода слова в общедоступном интернете выходит за рамки всего того, что гарантирует американская конституция. На самом деле, “священная конституция США”, на которой приносят присягу все президенты, обещая “сохранять, защищать и отстаивать”, в итоге гарантирует только свободу публичного слова в соответствии с требованиями частных денег.
Еще задолго до 2010 года, когда Верховный суд принял решение по делу “Объединенные граждане против Федеральной избирательной комиссии”, американская конституция была составлена так, чтобы обеспечить выполнение одной главной задачи — устранить все прежние ограничения на права владельцев личных средств. Среди прочего, британское право распространялось на коренные народы к западу от Аппалачей и на их земли.
Вот почему с самого начала в американской конституции не учитывались интересы простых людей. Универсальные человеческие потребности в воде, пище, защите и пригодной для жизни окружающей среде были исключены априори. Поэтому гражданские права были впервые узаконены на федеральном уровне в “пункте о регулировании торговли”, который гарантировал пассажирам коммерческих автобусов, в том числе, чернокожим, право беспрепятственно пересекать границы.
По этой же причине 14-я поправка о защите равных прав освобожденных рабов в итоге стала юридическим основанием для покупки конституционных прав живых людей частными корпорациями и богатыми фондами (например, крупные корпорации обрели право покупать выборы и лишать государство доступа к своей финансовой отчетности).
Даже ставшие иконой права на «жизнь, свободу и счастье» оказались на деле правами частного рынка, которые позволяют “фиктивным лицам” из корпораций получать неограниченный доступ к деньгам, дают защиту от общественного перераспределения богатства, а частным богатеям предоставляют возможность говорить с Америкой, покупая рекламу и предвыборные объявления с нападками на соперников.
Подтасовка американской конституции произошла в 1787 г. Как объясняет в своей личной переписке профессор конституционного права Мэтью Стэнтон, работающий в Чикаго в легендарном Кентском колледже права:
“Подтасовка была осуществлена в результате сговора в 1787 году, когда 39 подписавших конституцию людей уединились в молитвенном доме в Филадельфии, закрыв двери и окна, якобы для того, чтобы внести поправки в Статьи Конфедерации, а на самом деле составили новый документ, позволивший создать федеральную систему с централизованным управлением экономикой, которое осуществляли богатые собственники”».
«Возможно, вы помните, что именно корпоративная пресса и обогатившаяся на Уолл-стрит кандидат в президенты Хиллари Клинтон начали выступать с обвинениями в распространении фейковых новостей, чтобы оправдать поражение кандидата от демократов. Надев маску политкорректности, Хиллари Клинтон, получавшая деньги от богатой партии войны, объяснила свое поражение на выборах в 2016 г. происками нового врага, который выступил против официальной линии и против нее самой. Когда эта «зеркальная» история не прижилась, она объединила усилия с корпоративными СМИ на другом направлении. «Фейковые новости» ввели американцев в заблуждение. “New York Times”, “Washington Post”, телевизионные каналы и прочие сказочники из истэблишмента увидели золотую жилу далеко за рамками провальной попытки Клинтон стать президентом.
На самом деле, корпоративные средства массовой информации утрачивали свою конкурентоспособность из-за растущей привлекательности бесплатных социальных сетей. Некогда всемогущая пропагандистская система прессы приходила в упадок и запустение. Рассказ о фейковых новостях дал СМИ возможность осудить новости и комментарии в бесплатном интернете как аморальные. Выборы 2016 г. стали тем рычагом, при помощи которого пресса вернула себе значительную долю рынка.
Очень скоро увеличивать количество подписчиков и расширять рамки информационных программ стали не только фейковые новости. Война как мир и корпоративная глобализация как свобода нашли, наконец, новую мишень и врага в лице России, которую можно было обвинить во всем. Теперь можно было запускать новости о том, как Россия проводила хакерские атаки и вмешивалась в проигранные Клинтон выборы. Наверное, Россия действительно превратилась в пустышку, поскольку ее ограбили глобальные корпорации и олигархи. Но ее все равно можно и дальше использовать в качестве предлога для новых военных преступлений и агрессий США и НАТО, а потом взваливать на ее всю вину. Украина это очень важный трофей как хлебная корзина Европы и страна с только что открытыми и весьма богатыми месторождениями углеводородов. Теперь, когда на Украине под руководством США совершен переворот и началась этническая гражданская война, злобную Россию снова можно сделать козырной картой и обвинить в атаках на американские выборы.
А поскольку Россия под руководством Путина четко провела предупредительные линии в Крыму и поддержала русскоязычный регион, восставший против военных преступлений США (по нормам международного права), все прекрасно сходится. Это же “бесконтрольная российская агрессия”, которую можно использовать в обратной проекции против самой жертвы, причем с благородным налетом высокой нравственности. Можно обвинить ее во вмешательстве в американские выборы и в избрании Трампа, и в то же время уничтожить российско-американские мирные инициативы. Факты для подтверждения обвинений не требуются. Также не нужно нарушать закон, чтобы обвинить в измене любого, кто хоть как-то поддерживает контакты с российскими официальными лицами в рамках мирных инициатив. Все это можно обернуть даже против избранного американского президента.
В то же время, такими действиями можно будет стереть из памяти факты американского вмешательства в выборы за рубежом и во внутренние дела других стран. Можно заставить забыть про массовые убийства и диктатуры с целью срыва избирательных процессов в самых разных странах, начиная с Вьетнама и Чили, и кончая Украиной в 2010 г. А еще можно устроить диверсии против социал-демократий Латинской Америки.
Даже если бы это была затея массового убийцы и психопата в обратной проекции, то в нее было бы трудно поверить. Но эту историю сегодня прокручивают в американских новостях, называя важным событием, в котором нет ни малейшего следа американских беззаконий, силового давления и нарушений норм международного права. Эти обвинения звучат сами по себе в американских СМИ и во всей империи. Наступила весна 2017 г., и нескончаемые инсинуации о предательстве подобно паводковым водам наполняют сознание людей, появляясь на сайтах корпоративных СМИ. А конгресс в это время готовится к очередной инквизиции президента.
 
Интересно наблюдать за двумя прецедентами. Две предыдущие инквизиции развернули свою работу вскоре после того, как Билл Клинтон заявил в Индии, что «пришло время развивать, а не сворачивать глобальную торговлю», а Ричард Никсон создал Агентство охраны окружающей среды, запретил корпорациям выводить американские рабочие места за рубеж и помирился с Китаем. Заметим, что Трамп хотел сделать то же самое с Россией.
 
Нелепое лицемерие, фактологический вакуум и громкие звуки барабанов войны, которыми сопровождаются обвинения, снова проявили себя во всей красе. Атаку на избранного президента в качестве бойцовой собаки возглавили СМИ. И все из-за того, что Трамп поддерживал деловые отношения с Россией. Мало кто замечает, какие огромные ставки в этом процессе сделали американские СМИ и военный истэблишмент. Cui bono? Кому это выгодно? Этот вопрос никто не задает.
Что в этом нового? Если непрестанно размахивать жупелом «российской агрессии», это отвлечет внимание всех от действительно важных вещей, среди которых продолжающиеся массовые убийства при помощи американских беспилотников и экологические войны, присутствующие в повестке Трампа. Нефтяные и горнодобывающие корпорации Канады вместе с крупными банками прячутся за повсеместными фейковыми новостями, а улыбающегося Трюдо выставляют вперед в качестве ширмы. НАТО, стоя за Трампом, требует больше денег, а сам он громко хвалит то, что ранее называл “устаревшим”. То же самое и с ЦРУ, которое Трамп раньше осуждал. Те, кто надеется, что при Трампе Америка откажется от превратившейся в норму большой лжи и военных преступлений, ждут предстоящих событий со смесью страха и радостного предвкушения.
Кто свяжет всё воедино и составит полную картину происходящего? Несмотря на громкие официальные заявления, правящие круги американской империи не осознают, какими могут быть последствия для человечества и для всей нашей планеты. Они вынуждены скрываться за ложными новостями, чтобы действовать дальше. По этой причине новостной фейк это отнюдь не временное явление, присущее эпохе Трампа. Это необходимая иллюзия для системы, совершающей экологический геноцид. Симптомы и тенденции видны повсюду. Но американская призма искажений реальности регулирует сознание, ощущения и реакции, не позволяя США сойти с курса.
Это можно сказать об обеих сторонах трамповского разлома, а также о корпоративных кругах Канады, которая является для США крупнейшим торговым партнером, заводом-филиалом и ресурсным рогом изобилия. Что здесь нового? А то, что иллюзии правящей верхушки разделились на самой вершине американской политической и идеологической системы. Феномен Трампа является отражением этого раскола. Американская империя оказалась в глубоком кризисе из-за разрушения систем жизнеобеспечения общества и природы. Канцерогенный рост спроса на частные деньги, никак не связанные с производством жизненно важных вещей, это та действительность, которая скрывается за всеми информационными фальшивками.
Жизнь ничего нам не гарантирует. “Глобальная система безопасности” защищает только денежные ценности и оборот, которые время от времени меняют хозяев. Люди повсюду ведут борьбу за выживание. Господствующая концепция “экономики” зеркально отображает систематическое истощение ресурсов, а также деградацию и расхищение жизненного капитала в органической, общественной и экологической жизни. Универсальные предметы первой необходимости для человеческой и иной жизни исчезают, портятся и разбазариваются под лозунгом “эффективности”.
Президент Трамп поднялся на политический ринг, чтобы драться с истэблишментом в весовой категории капиталиста-националиста. В ближайшей перспективе он будет терять деньги. Его президентская программа слепа к потребностям экологии, и его примеру следуют воюющие с ним средства массовой информации. Всё, что они могут делать, это демонизировать нормальные отношения с Россией, которая официально названа Врагом. Между тем, Трамп практически распустил Агентство охраны окружающей среды и прекратил выделение федеральных средств на восстановление Великих озер, которые являются самым важным источником пресной воды на планете.
 
Эти серьезнейшие по нормам международного права преступления никто не признает. В Канаде нацистского отпрыска и сторонницу насильственного переворота и гражданской войны на Украине ставят на должность министра иностранных дел, и эта дама с неонацистскими наклонностями развивает кипучую деятельность в США, чтобы антироссийский джаггернаут как и прежде шел на всех парах, подпитываясь этническими предрассудками и фейковыми новостями.
 
Закономерности вполне понятны, но о них никто не говорит. Враг Россия автоматически становится темой информационных вбросов, отвлекая внимание от провалов и неудач руководства США и стран-сателлитов, которые видны почти на всех уровнях. Уважительные отношения с российским послом стали “сговором” и табу».
«Каким образом Россия оказалась виноватой в раскрытии информации о том, что аппарат Хиллари Клинтон украл у Берни Сандерса шанс стать кандидатом в президенты от Демократической партии? Этот вопрос не задают. Вашингтонские СМИ и видимая часть конгресса вместо этого кричат о “сговоре с Россией”, сделав большие ставки в новом шоу инквизиции. Беспочвенные подозрения льются в средствах массовой информации бурным потоком, потому что назначенного Врагом надо всячески порочить, даже если он избранный президент.
Кто знает о том, что Соединенные Штаты совместно с вооруженными силами Британии, колониальной Канады и Японии в 1917 г. пытались удушить русскую революцию, действуя в интересах царского самодержавия и западного капитализма? И более глубокий вопрос: кто назовет определяющую цель, уже более ста лет стоящую за всеми демонстрациями силы и обвинениями? Чтобы успешно управлять американской империей, надо отвлекать внимание людей от таких фактов, как военные преступления США и грабеж общественного достояния, провозглашая при этом Америку “мировым светочем свободы”.
Новый президент и его госсекретарь из “Exxon Mobil” хотят наладить деловые отношения с Россией. Внутри американской империи сталкиваются очень мощные силы, конфликтующие из-за бизнеса и войны. Крупные нефтяные компании в обеих державах борются с американским истэблишментом, зациклившимся на врагах США и на действиях по их очернительству. А раньше они вместе вели это шоу, причем вели его очень долго. Сейчас транснациональные нефтяные корпорации в США и России выходят из тупика, в котором они воевали друг с другом, поняв, что такая война не принесет выгод ни одной из сторон, но вполне может развернуть цивилизацию вспять.
 
Опять же полной картины как не было, так и нет. Абсолютно контрпродуктивную войну против России ради сохранения американского денежно-военного государства разжигает Уолл-стрит. Она тайно способствует снижению нефтяных цен ближними фьючерсами, чтобы укрепить свою финансовую мощь посредством долгов, и в то же время, отвлекает внимание людей от величайшей аферы в истории, которая все еще продолжается. Заметьте, что Уолл-стрит никто не тронул, даже несмотря на то, что она с 2007 г. украла у государства и из пенсионных фондов триллионы долларов.
 
Обвинять Россию это нормально, потому что Уолл-стрит выигрывает от этого, будучи верховным руководителем губительной и контрпродуктивной системы денег и войны. От этого выигрывает партия денег, получающая все больше государственных средств благодаря своему контролю над долгом и его накоплением. От этого выигрывает военно-промышленный комплекс, который невозможно остановить даже в мирное время после того, как он в соответствии с планом разрушил “империю зла”. От этого выигрывают корпоративные средства массовой информации, которые раскрутили маховик дезинформации, рекламируя, идеализируя и отвлекая внимание от войн глобальной империи и ее оккупационной власти. Военные стратеги из лагерей неоконов и неолибералов действуют в этом сумеречном государстве в качестве управленцев, полностью завися от образа России как Врага.
Поэтому они очень сильно заинтересованы в том, чтобы непрестанно обвинять Врага в неких злобных замыслах, создавая мощное прикрытие для американской империи и унаследованной ею военно-криминальной системы. Взаимодействуя с деспотичными местными олигархиями, эта ось все сильнее разрушает общества в интересах корпоративных, банковских и военных мародеров, получая от них денежные подачки (это относится и к научным кругам). Для налаженной системы агрессии не существует ни барьеров, ни границ, и все ее действия оплачиваются из государственной казны и из всевозможных систем жизнеобеспечения.
Президент Трамп не разрушает этот роковой замкнутый круг. Он требует, чтобы вассальные государства платили США за военную защиту. Это новая глобальная система вымогательства, поддерживающая натовские олигархии в их противодействии переменам. В то же время Трамп уничтожает систему защиты окружающей среды, чтобы были деньги на увеличение военной мощи. Трамп со своим популистским бахвальством этой типичный пример американской капиталистической алчности и агрессивности. Но то обстоятельство, что его тоже обливают грязью, так как он отказывается ненавидеть Россию, изобличает главную отговорку военной машины “США — НАТО”. За нескончаемым наращиванием вооружений под руководством США, за угрозами и бомбардировками главным образом ни в чем не повинных людей по всему миру, и за обвинениями террористов в тех ужасах, которые прочно встроены в глобальную систему “роста”, стоят фейковые новости, действующие в качестве прикрытия. Преступные массовые убийства при помощи военных беспилотников по-прежнему остаются незамеченными. Банки продолжают грабить народное богатство, и это превращается в узаконенную систему. Университеты, система здравоохранения и объекты государственной инфраструктуры приватизируются ради прибыли, и при этом никто не применяет жизненно важные критерии и не думает о последствиях.
Трамп лишает американское общество богатства в интересах американских денежных мешков точно так же, как это делала до него рейгановская машина по разграблению государственных и общественных средств. Она сливала государственные доходы в черную дыру американского долга, обвиняла деревья в кислотных дождях, а массовых убийц социалистов в Афганистане и Никарагуа называла борцами за свободу. Что изменилось с тех пор в фейковых новостях корпоративных СМИ?
Трамп на посту президента стал прямой противоположностью Трампу-кандидату, обещавшему бороться с истэблишментом. Он воюет с американским Агентством охраны окружающей среды (это единственная организация по защите коллективной жизни). Он дробит налоги на корпорации в угоду богатым, превысив рейгановские налоговые сокращения, составившие 500 млрд долларов. Он приватизирует ветшающую государственную инфраструктуру, чтобы спекулянты и застройщики могли взимать плату за проезд, получать прибыль и наживаться в ущерб налогоплательщикам.
Кто в корпоративных СМИ или в конгрессе задает вопросы по этому поводу?
Канадский режим Трюдо копирует новую масштабную схему приватизации государственной инфраструктуры. Но он скрывает это, называя ее государственными инвестициями в общественное благо. Крупные банки и спекулянты по обе стороны границы оказываются в выигрыше независимо от того, какую легенду им придумывают корпоративные СМИ и государство. Общие блага распродаются под прикрытием фейковых новостей, которые вещают о подотчетности и о пользе для общества. Но то, как механизмы уничтожения всего живого на Земле и перераспределения общественных благ обогащают богачей, находится за гранью понимания, хотя и остается незамеченным.
 
Пользуясь усиливающейся поддержкой заинтересованных лиц, Трамп на посту президента не скрывает процесс коммерческой приватизации государственной инфраструктуры США и политику разрушения государственного здравоохранения и защиты окружающей среды. Либеральная партия Трюдо, надевшая маскарадный костюм социал-демократов и ради победы на выборах пообещавшая резко повысить расходы на социальные нужды, сегодня попустительствует дорогой и бессмысленной приватизации в гигантских масштабах, упорно не желая видеть неоспоримые факты.
 
Колоссальные схемы разграбления общественного богатства на всех уровнях сопровождаются избирательным и тенденциозным освещением в СМИ, и это делается на каждом шагу и во всех областях. А оправданием этих действий по всей американской империи является неизменный боевой клич о том, что Россия это Враг. В условиях углубляющегося кризиса правящей оси прогнозируемые “атаки” России остаются главной темой шоу».
«В американской идеологии нет общей платформы, кроме веры в божье напутствие править миром и в величайшую в истории машину убийства, обеспечивающую это правление. Поэтому данная идеология может показаться доводами психопата в расширенной версии.
Но сказка об американских нравственных принципах настолько овладела сознанием людей, что явное равнодушие США к жизни не признают даже философы. Америка продолжает действовать дома и за рубежом без фундамента жизненных ценностей и без морального компаса. А поскольку спрос ведомого США глобального рыночного механизма на органические, социальные и экологические системы жизнеобеспечения все время увеличивается, этот механизм неумолимо движется в сторону кучки мультимиллиардеров, у которых больше богатств, чем у 99% населения. При этом хищническое уничтожение планеты преподносится как свобода и развитие.
Как еще может себя вести глобальная канцерогенная система? Но почти никто не признает, что эта система попирает жизненные потребности на всех уровнях. Реформатор Трамп решил дать еще больше власти и богатств американским богачам. Он выступает с нападками на экологические исследования и нормы, не имея более привлекательной альтернативы. Он стремится отменить реформу здравоохранения Обамы, не учитывая общественное мнение. Его националистическая программа сокращения расходов по сути дела слепа к жизненным потребностям.
Этот кризис проникает в нравственную ДНК данного американского проекта и в экономическую, политическую и идеологическую систему. Основополагающий фактор ценностей уже давно считают не требующей доказательств аксиомой даже высоконравственные американские философы и социологи, кладя его в основу своих моделей. А максимальная прибыль частного капитала стала безграничной мета-программой.
Вследствие этого возглавляемый и навязываемый США «глобальный свободный рынок» не имеет контура обратной связи и неспособен защитить человеческую и планетарную жизнь от опустошения, погони за частной прибылью и расточительства на всех уровнях. Правящая система организована таким образом, чтобы увеличивать потребность в деньгах и товарах у тех, кому есть чем платить. Учет универсальных жизненных потребностей априори исключен из американской конституции, из господствующей рыночной доктрины и из общепринятых теорий.
До избрания Трампа президентом я писал о том, что он является олицетворением самой Америки. Но главная функция американской легенды прикрытия, которой является узаконивание и идеализация, еще не расшифрована. Система экологического геноцида становится приемлемой для человеческого сознания по причине сюжетных линий и высоконравственного изложения, которые превращают ее в героическую свободу, индивидуализм и моральное превосходство.
Такое высоконравственное изложение было встроено в американскую империю со времен ее революции против Британии. Сделано это было для того, чтобы осуществить вторжение на американский Запад вплоть до Тихого океана, и чтобы под лозунгами “свободы”, “развития” и “самообороны” разрушить жизнь и системы жизнеобеспечения развитых коренных народов. Чтобы обеспечить успех величественной повествовательной линии, надо скрывать правду о непрекращающемся экологическом геноциде за лживой риторикой о добродетели и истине, которая непонятна остальным.
Этот первый принцип (миф о высокой нравственности) влечет за собой второй, состоящий в том, что чужеземного Врага надо постоянно обвинять в деструктивных атаках на барьеры и в сопротивлении им, хотя на самом деле этим занимается система. А поставив все системы жизни и жизнеобеспечения в подчинение механизмам извлечения максимальной прибыли и самым богатым гражданам, можно идти дальше. Под прикрытием фейковых новостей захватнические и грабительские войны можно представить как отважную и выгодную всем борьбу.
Работающие ради прибыли частные корпорации это мощный механизм правового обеспечения данной транснациональной системы, которая нацелена на обогащение богатых всеми рыночными, государственными и военными средствами, которые только можно создать в ее интересах, начиная с американской конституции (о чем я говорил выше). Этот механизм является неотъемлемой частью законодательной, судебной и исполнительной власти. Поэтому в сегодняшней системе конституционно оформленная партия денег контролирует все три ветви власти, а также систему финансирования общественных наук и философии.
Фейковые новости в самом широком смысле являются постоянным прикрытием, маскирующим и оправдывающим основополагающую программу, в которой алчная партия денег и войны полностью зависит от назначенного Врага, так как он дает вечное оправдание для грабежа американского и мирового общественного благосостояния, а также для противодействия оппозиции и переменам».
 
 
 
№ 19
Амир Басири раскрывает на страницах влиятельного американского делового журнала «Forbes» финансовую подноготную правящего в Иране режима.
 
 
 
«За чуть более чем десять лет администрация верховного лидера Ирана Али Хаменеи тихо, но уверенно полностью взяла под контроль большую часть иранской экономики под фиктивным предлогом приватизации.
Мотивы, по которым прикладывались эти немалые усилия, становятся понятными, если принять во внимание, что Хаменеи и Корпус стражей исламской революции (КСИР) стремятся всё больше контролировать огромные природные ресурсы Ирана, в которых они очень нуждаются.
Эта приватизационная кампания, названная в честь своих организаторов, была запущена в связи со знаменательным повтором событий 2005 г. Со вступлением вспыльчивого Махмуда Ахмадинежада на пост президента страны Хаменеи и КСИР сделали всё возможное, чтобы нафаршировать всю исполнительную власть множеством сторонников режима, которые, по крайней мере в начале кампании, действовали в соответствии со стратегическими планами Хаменеи на будущее.
В то время как доходы от нефти стремительно росли, Хаменеи искал подходящую возможность провести глубокую реструктуризацию экономики Ирана, которую считал необходимой. Это подразумевало перевод группы разнообразных предприятий и организаций в его непосредственное владение.
В мае 2005 г., вскоре после того, как Ахмадинежад вступил в должность, Иран увидел первый официальный указ, написанный с этой целью. Исполнительная власть режима получила задание начать переводить 80% всех экономически значимых предприятий страны под контроль “неправительственных, частных и кооперативных секторов” с конкретным графиком завершения процесса к 2009 г.
Среди этих предприятий были авиалинии, банки, компании из сферы внешней торговли, страховые компании, крупные шахты, энергетические предприятия, дороги, судоходные компании. Важнее всего были предприятия первичного сектора экономики, такие как нефтяные и газовые предприятия. По некоторым оценкам, с 2005 по 2008 г. было передано акций на колоссальную сумму 12 млрд долларов.
Большая часть переданного поступила в распоряжение администрации Хаменеи и сети подконтрольных ей организаций. В их число входила всемогущая “Setad Ejraiye Farmane Hazrate Emam” (“Штаб-квартира для исполнения распоряжений имама”), чье название отсылает к основателю режима Рухолле Хомейни. Вооруженные силы Ирана и пресловутые фонды также получили свою долю.
 
Последствия этого становится легче осознать, если принять во внимание тот факт, что эти организации полностью контролируют все процессы принятия решений, механизмы сбора информации, законодательные методы и имеют беспрецедентный доступ к использованию значительных бюджетных обязательств. Получившиеся финансовые мини-империи превратились в главных игроков рынка, способных, если хотите, буквально “вышибать” западные компании, стремящиеся прорваться в экономику Ирана.
 
Недавно расположенное в США отделение Национального совета сопротивления Ирана (НССИ) опубликовало новую статью под названием “Расцвет финансовой империи Стражей революции: Как верховный лидер Ирана и КСИР заставляют людей финансировать международный терроризм”, описывающую, какой прямой и косвенный контроль Хаменеи и КСИР получили над 14 различными экономическими суперхабами. Setad приобрела вклады на сумму, оценивающуюся сейчас в 95 млрд долларов, согласно упомянутому ниже расследованию Reuters. Всем этим организациям не нужно платить налоги, а еще ирония заключается в том, что некоторые из них даже получают годовой бюджет из Тегерана.
 
В результате этого администрация Хаменеи и КСИР контролируют как минимум 50% ВВП Ирана. И куда же направляются все эти огромные доходы?
(1) текущий конфликт в Сирии; (2) терроризм, развитие экстремизма и фундаментализм в Ираке; (3) поддержка хуситов и дальнейшее разжигание войны в Йемене; (4) сотни миллиардов вкладываются в весьма спорную ядерную программу Ирана; (5) широкий спектр ядерных ракет, угрожающих всему региону и интересам Запада; (6) большой аппарат безопасности, которому было поручено жестокое преследование всех ненадежных общественных элементов внутри страны; (7) распространение умонастроений исламского фундаментализма, поддерживаемого режимом, по всему земному шару.
Обширное расследование показывает, что Тегеран выделяет шокирующую сумму в 15—20 млрд долларов на финансирование резни в Сирии, причем миллиард долларов идет только на зарплаты суррогатных ополченцев. Начальник спецподразделения КСИР “Кодс” Касем Сулеймани также отправляет миллиарды в Ирак, обеспечивая шиитских ополченцев, занятых разжиганием ненависти и насилием. Еще один миллиард отправляется ливанской “Хезболле” и 1,3 млрд — движению “Хамас”.
 
Западные компании понимают, что в их интересах — начать сделки напрямую с иранским частным сектором. Необходимо осознать, что за официальными банками и фирмами на самом деле скрывается подконтрольная КСИР сеть организаций.
 
К сожалению, экономика Ирана на сегодняшний день управляется теми же людьми, что подвергают иранский народ репрессиям, способствуют росту экстремизма и терроризма в мире, а также поддерживают фундаментализм, стремящийся посеять хаос на Западе.
 
Вести бизнес с Ираном сейчас — значит, непременно иметь дело с жестоким диктатором, Хаменеи и его КСИР.
 
У администрации Трампа есть уникальная возможность лишить КСИР ее ресурсов, ограничить их прибыль и финансирование терроризма, занеся их в черный список как иностранную террористическую организацию. Такая важная стратегическая инициатива выгодна также и в связи с тем, что ее поддержат обе партии Конгресса, что случается нечасто».