Группа стратегического видения "Россия - Исламский мир"

Group of Strategic Vision "Russia - Islamic World"

Прощение лучше мести

Через века до наших дней дошли древние чеченские традиции, которые передают дух и характер народа. Один из обычаев — прощение кровника. Сам по себе данный обряд, по словам представителей духовенства – богоугодное дело. Однако он должен проводиться в соответствии с определенными правилами, преступать которые и сегодня, в 21 веке, категорически не дозволяется.

 
Близился рассвет. В ожидании утренней зари молодой человек по имени Магомед сидел на кровати, погрузившись в думы. Он всю ночь не спал, но и сейчас ему не до сна. Сегодня один из самых важных дней в его жизни.
Около месяца назад за рулем своего автомобиля он ехал домой. Ничто не предвещало беды. Однако при въезде в родное село у его машины отлетело переднее колесо, и, не справившись с управлением, Магомед сбил девушку, которая шла по обочине. Ее срочно доставили в районную больницу, однако травмы были слишком серьезны, и девушка скончалась, не приходя в сознание. Эта трагедия поделила жизнь молодого человека на «до» и «после».
Какое-то время Магомед скрывался от посторонних глаз, таковы правила. Родители сразу обратились к представителям духовенства за помощью, опасаясь мести родственников погибшей. Но они оказались понимающими и великодушными людьми и простили парня за непреднамеренное убийство. Ведь никакого злого умысла в его действиях не было и всему виной роковое стечение обстоятельств. Однако сегодня ему предстояло пройти традиционный обряд прощения. Люди должны знать, что между двумя семьями нет кровной мести.
Солнце уже согрело землю — день вступил в свои права. Во дворе начали собираться люди — родные, близкие, друзья молодого человека, а также его братья по тейпу. Скоро подойдут главные действующие лица в примирении двух семей.
Магомед все также смотрел в окно. Он тысячу раз перебирал в голове ту аварию, пытаясь найти ответы на бесчисленные вопросы: «А что, если.., может быть, этого и не случилось бы..?»
Тем временем в доме погибшей девушки тоже многолюдно. Родственникам было нелегко смириться с потерей близкого человека, но они достойно прошли это тяжелое испытание, понимая, что все от Всевышнего. Им бы хотелось, чтобы этот день скорее прошел, может тогда их боль немного утихнет.
После полуденной молитвы друзья помогают Магомеду облачиться в старый, поношенный брезентовый плащ с капюшоном. На его ногах кирзовые сапоги. Неопрятный, неухоженный, похожий на отшельника, он по-настоящему несчастен. Но в чеченских обычаях все имеет смысл. Всем своим видом он должен показать, что с того рокового случая его жизнь как будто остановилась. Все это время он скорбел, и белый свет ему не мил.
Когда двор уже переполняется людьми, Магомеда выводят, после чего кадий села дает знак и траурная процессия начинает свое движение в сторону дома, где живут родственники погибшей девушки. Виновник держится в середине. В прежние времена его, укутанного в саван, несли на носилках, либо вели с завязанными глазами. Иногда с двух сторон его поддерживали двое крепких мужчин, потому что все это время он почти не ел и был истощен. Сегодня немного по-другому.
Рядом идут его верные друзья, которые приняли трагедию как собственную и все это время поддерживали Магомеда. Впереди идущие громко поминают Всевышнего (зикр), остальные подхватывают. Голоса стихают по мере приближения процессии к месту главного действа. Входя во двор дома, старший, который идет во главе процессии, приветствует встречающих. После соблюдения всех этических норм он обращается к уполномоченному вести диалог от другой стороны, чаще всего это наиболее уважаемый представитель тейпа. Присутствующие внимательно слушают, не пропуская ни единого слова. Ссылаясь на аяты священного Корана и сунну в качестве аргументов, он просит простить виновного в смерти девушки.
На что второй, также опираясь на каноны ислама, произносит слова прощения ради Всевышнего. В знак этого он снимает капюшон с головы молодого человека. В прежние времена голову прощенного следовало побрить, либо срезать клок волос. Это означало, что мужчина отныне может ухаживать за своей внешностью. Традиция связана с тем, что виновный все это время не бреется и не стрижется. С этого момента все знают, что между семьями нет кровной мести. Магомед не может сдержать слез, и друзья уводят его. Участники встречи пожимают друг другу руки в соответствии с чеченским этикетом. Конфликт исчерпан. Но с этого дня виновный должен быть другом, помощником для семьи погибшего.
Кровная месть, равно как и прощение кровника, существует среди чеченцев с незапамятных времен. Интересный факт — если заглянуть в глубь веков, то чеченцы никогда не были идолопоклонниками, даже до принятия ислама. Вместе с тем, они ревностно хранили адаты, которые редко входили в противоречие с их религией. Древняя традиция прощения кровника свидетельствует об этом как нельзя красноречиво. Не секрет, что Коран и сунна не запрещают месть, но призывают к милосердию. Также поступали и чеченцы. По общему мнению представителей духовенства, а также ученых-историков, именно это и повлияло на то, что чеченцы приняли ислам не по принуждению, а добровольно.
Традиция, к которой мы с вами обратились, имеет свои правила, которых издревле неукоснительно придерживались все, и нарушать их считалось большим позором.
Например, виновный в смерти человека обязан был избегать людей. Члены его рода прекращали любую хозяйственную деятельность. В темное время суток в жилищах не зажигали свет, в печи не разводили огонь даже для приготовления пищи. Жизнь для них практически замирала. Этим они показывали, что произошедшее — трагедия не только для родственников погибшего, но и для них. Все это время домашними повседневными делами занимались соседи, которые помогали им преодолеть трудные времена. Они же приносили и еду.
Это продолжалось до тех пор, пока старейшины рода не договаривались с родственниками погибшего снять ответственность за произошедшее с представителей рода виновного. А его домочадцы и вовсе покидали село. Это был первый шаг на пути снятия кровной мести. Далее начинался долгий процесс переговоров. Большую роль в этом играли старейшины обеих сторон и посредники. Их уважали, к ним прислушивались. Иногда родственники погибшего отказывались прощать и приводили в исполнение кровную месть. Если это случалось в безлюдном месте, то следовало оповестить родственников убитого. Но и тут в обществе строго осуждалось коварство. В чеченской истории были примеры, когда месть совершалась и через сто лет. Однако чаще всего путем переговоров, которые иной раз длились годы, конфликт удавалось урегулировать.
Сегодня Чеченскую Республику можно с уверенностью назвать территорией свободной от кровной мести. В 2010 году по инициативе Рамзана Кадырова при Духовном управлении мусульман ЧР была создана специальная комиссия по урегулированию подобных случаев, куда вошли представители наиболее уважаемых старейшин. Ее возглавил сам Глава Чеченской Республики. За этот период удалось разрешить более 850 конфликтов на почве кровной мести.
Многие из них, по словам заместителя муфтия ЧР, члена комиссии Ансара Хитиева, длились десятки, а один даже 106 лет. Работа комиссии начинается с того, что в то время, как виновник понес или еще несет наказание по УК РФ, в ДУМ ЧР поступает заявление от его родственников с просьбой урегулировать конфликт. После этого отдел по кровной мести, во главе которого стоит Ансар Хитиев, уже начинает заниматься данным вопросом.
— Мы обращаемся к кадию района, имаму села, связываемся с виновным или его родственниками и узнаем подробности произошедшего. Также подключаем уважаемых людей, представителей тейпа, всех, кого можно задействовать. Имам села, в свою очередь, в назначенное время собирает родственников погибшего. Мы встречаемся с ними, рассказываем, что виновный глубоко сожалеет о содеянном, также объясняем, что ислам ценит великодушие, и именем Всевышнего просим прощения. Каждый раз испытываю стыд, как будто я сам совершил это убийство, — говорит представитель муфтията.
Членам комиссии приходится иметь дело с разными людьми. Кто более властен над своими эмоциями, тот понимает, что дальнейшая вражда ни к чему хорошему не приведет. Другие бывают озлоблены, и их можно понять. Конечно, не все конфликты разрешаются за один раз. Приходится встречаться и два, и три раза.
Разумеется, все происходит с ведома и по поручению муфтия ЧР Салах-хаджи Межиева, которому ежемесячно предоставляется отчет. Один раз в квартал комиссия отчитывается перед Главой ЧР Рамзаном Кадыровым.
— Иногда работа осложняется тем, что родственники погибшего или сам виновник находятся за пределами досягаемости, потому что в последние десятилетия очень многие чеченцы выехали, кто в другие регионы России, кто в Европу, и связаться с ними зачастую не представляется возможным, — рассказывает Ансар Хитиев.
Конечно, все это время, пока идет примирительный процесс, сам виновный, а также его родные и близкие должны вести себя подобающим образом, не кичиться, быть скромными и сдержанными, не говорить лишнего, что могло бы задеть родственников погибшего. Да и после примирения вести себя соответственно, соблюдать все этические нормы.
К сожалению, в последнее время участились случаи непреднамеренных убийств, большая часть которых связана с автомобильными авариями. Многие молодые люди слишком легкомысленно относятся к вождению транспортного средства. Иные и вовсе умудряются садиться за руль в нетрезвом состоянии, не задумываясь о том, какие печальные это может иметь последствия. Надо понимать, что дорога непредсказуема и может произойти все, что угодно. И, если случится авария, придется отвечать не только по всей строгости закона, но и по древним чеченским адатам. Поэтому соблюдение правил дорожного движения — это необходимость, которую никак нельзя игнорировать.
 
Шамхан Ледиев
корреспондент общественно-политической газеты "Вести республики" (Россия, г.Грозный, Чеченская Республика).
http://vesti95.ru/2016/11/прощение-лучше-мести/  
 

 

 

Вернуться к списку работ
Поделиться

Спецпроекты