В Москве убийство воспринимают как попытку разрушить отношения между Россией и Турцией.

«Сейчас мы должны мыслить здраво. Цель нападавших — поссорить нас с Турцией», — пишет верная Кремлю газета «Комсомольская правда».

В последние дни в Турции проходят крупные антироссийские демонстрации. Во вторник министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу отправится в Москву, чтобы обсудить со своими коллегами из России и Ирана сирийскую проблему.

Путин на экстренном заседании в Кремле

Сегодня вечером Путин собрал руководителей российских служб безопасности и министра иностранных дел Лаврова на экстренное заседание в Кремле.

«Мы найдем того, кто направлял руку убийцы», — заявил Путин.

Первая реакция указывает на то, что русские не хотят, чтобы убийство посла повредило переговорам с Турцией и Ираном по сирийской проблеме.

«Ответом на убийство должно стать усиление международной борьбы против терроризма», — сказал Путин.

Председатель Комитета по обороне и безопасности в Совете Федерации Франц Клинцевич заявил Интерфаксу, что убийство Карлова должно повлечь за собой дипломатические последствия.

«Турецкие службы безопасности не смогли принять необходимые меры, чтобы защитить посла России Андрея Карлова — он был застрелен на выставке в Анкаре», — заявил Клинцевич в беседе с Интерфаксом.

«Огромный просчет»

По данным Reuters, CNN Turk подтвердил в понедельник вечером, что Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин после покушения переговорили по телефону.

«Это огромный просчет сирийских служб безопасности. Нет никаких сомнений в том, что они, особенно после последних терактов в Турции и в свете сирийских событий, были обязаны позаботиться о безопасности такого высокопоставленного дипломатического гостя», — заявил Клинцевич телеканалу «Россия-24».

Мэр Анкары Мелих Гёкчек (Melih Gokcek) разделяет мнение тех, кто считает, что убийство посла Карлова носило символичный характер.

«Целью нападения было подорвать турецко-российские отношения».

«Ответственность — на Турции, вина — на США»

Многие российские СМИ представляют дело так, что убийца ранее был полицейским и использовал служебное оружие.

«Должно быть, турецкий президент плохо чистил свои ряды после путча», — заявил политолог Александр Брик в беседе с Газета.ru.

«Независимо от того, кто за этим стоял, мы должны спросить себя, как это могло произойти».

«Турция несла ответственность за обеспечение безопасности Карлова в соответствии с Венской конвенцией. Просто непостижимо, что такое могло произойти», — заявил Газете.ru Вениамин Попов. Ранее он был послом России в Саудовской Аравии и является директором Центра «За диалог» в одном из московских университетов (Вениамин Викторович Попов — директор Центра партнёрства цивилизаций Института международных исследований МГИМО, бывший посол в Йеменской Арабской Республике, Ливии, Тунисе — прим. ред.).

Попов напомнил высказывания Дональда Трампа, который ранее заявил, что США потратили несколько сотен миллиардов долларов на свержение «нежелательных режимов».

«Все это привело к хаосу», — отметил Попов.

По словам бывшего российского высокопоставленного дипломата, в последний раз российский дипломат столь высокого ранга был убит в 1923 году. Тогда высокопоставленный советский дипломат стал жертвой теракта в Италии.

«Эта трагедия произошла накануне переговоров между Россией, Турцией и Ираном».

Отношения — очень напряженные

«Не думаю, что Россия или Турция позволят тому, что произошло в Анкаре, совершенному, вероятнее всего, каким-то отщепенцем из полиции, разрушить отношения, улучшившиеся в последние полгода», — говорит доктор наук Эйнар Виген (Einar Wigen) из Института культурологии и восточных языков при Университете Осло.

Он описывает турецко-российские отношения как очень напряженные, особенно после того, как турки сбили российский боевой самолет осенью 2015 года. Но попытка переворота в Турции летом этого года стала ключом к улучшению взаимоотношений между двумя странами.

«Оба государства придерживаются совершенно разных мнений о том, что происходит в Сирии, но сейчас они меньше готовы вцепиться друг другу в глотку, чем раньше. И одновременно с этим они пытаются нормализовать отношения в торговле и в других областях», — говорит Виген.

Старший научный сотрудник Отдела России и Евразии Норвежского института внешней политики (NUPI) Якуб М.Годзимирский (Jakub M.Godzimirski) не думает, что российские власти позволят покушению повлиять ни на их сирийскую стратегию, ни на отношения с Турцией.

«Я воспринимаю происшедшее в Анкаре как трагическое событие, но я не думаю, что оно как-то серьезно скажется на отношениях. Я думаю, российские власти выразят свое недовольство и подвергнут турецкие власти критике за несоблюдение мер безопасности, но со временем это станут рассматривать как несчастный случай».

Они вновь находят общий язык

Годзимирский подчеркивает, что обе страны, несмотря на разногласия в сирийском вопросе, имеют много совпадающих целей в экономике и долгосрочной стратегии, по которым они сотрудничают. Турки и русские уже и раньше показывали, что они способны вновь находить общий язык, как это было после эпизода со сбитым в 2015 году боевым самолетом.

«Когда турки сбили самолет, проблема была гораздо серьезнее, но ее предпочли сгладить. Это говорит о том, что по обе стороны границы есть стремление сохранить своего рода сотрудничество».

Годзимирский не думает, что покушение окажет какое-то непосредственное влияния на стратегию двух стран в отношении Сирии. Он не думает, что русским захочется привлекать в собственной стране внимание к тому, что убийство посла за границей связано с их линией в Сирии.

«Я думаю, что Россия будет двигаться обычным курсом, назовет это терактом, который необходимо осудить, а потом приглушит все то, что связано с сирийским конфликтом».

Турция будет умасливать русских на переговорах

Виген тоже полагает, что турки постараются сделать все, чтобы покушение не возымело последствий для большой политики.

«Я думаю, что турецкие власти сделают все, что в их силах, чтобы разрядить ситуацию и попытаться сделать так, чтобы у русских не сложилось впечатления, что за всем этим стояли турецкие власти. Я думаю, русские это понимают», — говорит Виген.

Виген полагает, что на встрече с Турцией завтра Россия будет иметь дело с ослабленным партнером по переговорам.

«Турки наверняка будут более уступчивы на встрече по Алеппо, они очень постараются, чтобы убийство посла не стало помехой в отношениях с Россией. Они сделают все, от них зависящее, чтобы обозначить дистанцию между официальной Турцией и действиями этого человека».

Пер Андерс Юхансен (Per Anders Johansen)
Aftenposten, Норвегия