Это панно, по сути, такой обобщенный художественный образ всей композиции. Здесь и идея развития, перехода от одной геологической эпохи к другой, и смена фаун наземных позвоночных, наземной растительности и эволюция от простейших форм жизни до человека.

То есть если посмотреть, то это все начинается с этой вайи, разворачивающейся в лист папоротника, некоего яйца, выход позвоночных на сушу в различных направлениях, от рыбообразных предков до зверообразных рептилий. Большая часть объектов, которые здесь изображены, они представлены и в экспозициях музея. 

 
Центральное место в готовой композиции занимают динозавры травоядный Зауролоф (слева) и Тарбозавр (справа) – это главные экспонаты. К сожалению, роскошных Трицератопсов у нас нет. Художник не может быть жестко привязан только к тому, чем его ограничивает такая реальность.
 
У нас есть Протоцератопсы, которые там стоят. У нас есть Диплодок, который там показан, ну, а дальше уже идут, если вот это Палиозойские моря и Палиозойская суша, то это эпоха Мезозоя, эпоха Минозоя, выход на четвертичную фауну ледниковую, всем хорошо известную, с носорогом и пещерным медведем и человеком.
 
 
Изображения дополнены зеркальным полом и зеркальным потолком, которые создают эффект беспредельности пространства, беспредельности и в прошлом и беспредельности в будущем. Не случайно то, что сделано из отдельных зеркал набранных.
 
Ну, наверное, было бы лучше это набрать из зеркал, имеющих неправильную форму, что мы и сделаем в дальнейшем. Это для того, чтобы бы сохранить единство самой керамики, потому что это керамическое панно состоит из отдельных элементов. Это соответствует общему художественному замыслу.
 
Вообще, если говорить о едином художественном замысле, то этот музей – это уникальный случай, когда одновременно велось проектирование по трем направлениям: решалась задача архитектурная, научно-традиционная и задача декоративного оформления. В результате получилось такое триединство, которое мы видим сейчас. 
 
 
К сожалению, мы должны поговорить о том, что общая идеология и материально-техническая база, на которой создан музей – это 70-е годы. Вообще, решение Совмина о строительстве музея было принято в 65-ом году, строительство началось только в сентябре 72-го года. Была закончена коробка в конце 80-го года и тогда начались отделочные работы и работы по созданию самой экспозиции. Полностью это было завершено только через 7 лет, в 87-ом году, то есть строительство растянулось с 72 по 87-ой год. 15 лет. И, к сожалению, мы не используем ту базу, которая во многом была тогда заложена. 
 
В этом музее деление экспозиций соответствует основным эрам развития жизни на земле. Первый зал рассказывает, что вообще такое палеонтология, чем она занимается, каково ее практическое применение и немножко о создании этого музея.
 
Это так называемый эмона Трофимова по имени купца, которые его раскопал и вывез с Геданского полуострова. Это один из наиболее полных скелетов мамонта. Это самец, тут нет вообще никаких замен. Это полный скелет, он даже с остатками мягких тканей на лапах. Ну, мамонты для России это, конечно, не удивительная вещь. У нас два вида мамонтов: шерстистый мамонт и тагантериев мамонт – это тот, который предшествовал шерстистому мамонту, отличался более крупными размерами, большей массивностью скелета. Сейчас мы заказываем у одной якутской компании, делаем такого мамонта в наших мастерских. Это длительный процесс, он на полтора года растягивается, потому что сначала идет пропитка костей, потом реставрация или конструирование недостающих элементов. 
 
 
Это зал раннего палеозоя. Здесь представлены беспозвоночные животные. Общий принцип построения композиции такой: есть витрины фуленистические и есть витрины, которые посвящены отдельным группам. Этот зал посвящен всем беспозвоночным. Как ни странно в этом зале публика проводит довольно много времени.
 
 
Ну, по двум обстоятельствам: кто сюда пришел, у них еще есть силы и большинство из этих объектов, так или иначе, знакомы людям. Они знают, что такое морские звезды, что такое кальмары, что такое морские ежи, моллюски такие, моллюски сякие, а людям всегда интересно смотреть на то, что они знают и что имеет отношение к их жизненному опыту. Поэтому они с удовольствием смотрят и с удивлением узнают, что то, что им хорошо знакомо по поездкам в Египет на Красное море, это, оказывается, имеет возраст 540 миллионов лет или 400 миллионов лет. Поэтому это очень интересно. 
 
А вот это совершенно уникальная вещь. Дело в том, что в истории существует период, который получил название Кембрийского взрыва. Это примерно 530-540 миллионов лет назад, когда в массе везде появляются вдруг ископаемые организмы. Почему? Потому что это все организмы, которые имеют скелеты. Это различные группы моллюсков, это хелицеровые формы и т.д., а до этого была совершенно необычная фауна, так называемая венская или идеокарская. Это бесскелетные организмы, но которые достигали огромных размеров, некоторые были больше метра.
 
И при этом не очень понятно были ли они одноклеточными или многоклеточными или это какие-то странные формы. Они очень активно изучаются и у нас на летнем берегу Белого моря, в юго-восточной его части есть классические местонахождения венской фауны и здесь показаны те следы, которые они оставляли перемещаясь. По-видимому, перемещались и выедали тот бактериальный слой, который был на этом субстрате. И помимо этих следов тут есть сами отпечатки этих организмов. Возраст около 555 миллионов лет, то есть это до появления еще первых скелетных форм. 
 
 
Вот это зал позднего палеозоя. Это время, когда позвоночные выходят на сушу. Этот зал представляет интерес еще и потому, что тут представлено то, что было в палеонтологическом музее еще в те времена, когда он был в Санкт-Петербурге и Петрограде и то, что тут представлены главные российские достопримечательности палеонтологические, потому что Россия это не динозавровая страна.
 
У нас есть в Благовещенске местонахождение, где полные динозавры встречаются и активно разрабатываем в Кемеровской области в Шуглинском районе, но зато у нас замечательная фауна зверообразных рептилий, которые предшествовали миру динозавров. То есть это те животные, которые освоили сушу, но были гораздо менее подвижными, чем динозавры, мене активными и, в целом, менее разнообразными. Их динозавры сменили в триасовом периоде. Пермь и Триас у нас по зверообразным рептилиям представлены очень хорошо.
 
В 36 году начался переезд академии из Ленинграда в Москву, тогда институт назывался Палеозоологический институт. Раньше вот этот музей располагался на Большой Калужской 16, сейчас это Ленинский проспект 16. Сейчас там располагается Минералогический музей имени Ферсмана. Тогда делили пополам это помещение, та часть, которая была ближе к Калужской была за нашим музеем, а та часть, которая выходила в нескучный сад занимал музей Ферсмана. Там, в нескучном саду рядом с музеем просто закопали порядка 60 тонн конкреции. 
 
В принципе позиция такая, что можно в один зал зайти и из него до конца дня уже не выходить. Лучше прийти на следующий день и продолжить.         
Вот эта выставка, которую мы открывали сейчас с этим кемеровским пестокозавром или сибирским пестокозавром. Это самый крупный представитель этой группы и с самыми крупными рогами, шипами и выростами на скуловых дугах.
 
Частично это натура, частично это реставрация. Самая большая реконструкция это реконструкция черепа. Поскольку, его оригинальный череп он лежит там около хвоста и он очень сильно сдавлен. Понятно, что для монтированного экспоната он совершенно не пригоден.
 
От этого экземпляра, который хорошо сохранился был взят череп и его отсканировали, сделали 3D копию, потом его увеличили, потом скульптор с помощью гипса доводил это до мастер-модели, а с этой мастер-модели сделали резиновую форму и отлили для натурного экземпляра. Летом в кемеровском музее мы уже поставили такую копию, а это натуральный. Под это мы делали специальный свет. И вот так должно быть освещено везде. 
 
Это родственники всем хорошо известного тираннозавра, которого популяризировал Спилберг. С 93 года, когда вышел первый “Парк юрского периода”, конечно, начался такой ренессанс интереса к палеонтологии, который вот уже четверть века продолжается и пока никак на нет не сходит. На зимних каникулах тут будет просто не протолкнуться. 
 
 
 
В 85 году в Монголии приходилось участвовать в вывозе тарбозавров. Таз с позвоночником берется обычным монолитом, он получается такой трапециевидной формы, его вес где-то 700-800 тонн. Подрывается под склоном нора так, чтобы машина могла подъехать днищем, другой машиной тросом цепляется, подтаскивается по краю борта, дальше кладутся простые доски.
 
Монголия считается палеонтологической Меккой. Дело в том, что там не было морских бассейнов с середины мелового периода, т е последние 130 млн лет там морских бассейнов не было. Поэтому все те отложения- лагунные, речные, озерные, которые там образовались, они все находятся близко к поверхности. Плюс сильная эрозия почвы  из-за опустынивания ландшафтов. Из-за этой эрозии на поверхности отсутствие растительного покрова. Поэтому вы идете там по поверхности, и у вас под ногами там то, что отложилось 200 млн лет назад, в другом месте идете, там 45 млн лет назад. Первыми в Монголии работала экспедиция американского музея Естественной истории в 20е годы. Они работали во внутренней территории Монголии и, собственно, в Монголии. И там были получены замечательные результаты и по млекопитающим, и по динозаврам. 
 
Носороги очень разнообразная группа. Там три разных вида стоят, это из Казахстана. Сам рог носорога это волосы, это не кость, тем не менее, опору крепления он должен получить.
 
У той стенки представлено зверье из ледникового периода – зубры и туры, большерогий олень или как его еще называют, ирландский олень. Вообще млекопитающие по большей мере изучаются по зубам. Потому, что зубы сохраняются лучше всего. И эмаль прочная и долговечная. Она сохраняется гораздо лучше, чем костное вещество. Вся систематика млекопитающих она в значительной мере по зубам изучается. 
 
Сейчас очень интересные палеонтологические данные появились за последние десять лет, которые сошлись с данными по молекулярной биологии. То есть они сейчас дают датировку расхождения той ветви, которая привела к человекообразным обезьянам и человеку в пределах 6,5 -7 млн лет. Сегодня уже можно с уверенностью говорить, что прямохождение не связано с переходом к наземному образу жизни.