Леонид Рудольфович, многие говорят о проблеме неправильного использования норм шариата среди мусульманских общин. Часто мусульмане, не обладая достаточным количеством знаний, трактуют правила по-своему, что приводит к спорам. Считаете ли вы эффективными методы обучения основам исламских знаний в медресе? Достаточно ли этих знаний, чтобы жить по шариату?

 
-  Знаний этих, конечно, недостаточно. Тем более, что медресе - это уровень начального образования. Как любая система, образование постоянно нуждается в развитии. Не существует идеальной системы образования. Исламское образование за последние лет 6-8 активно эволюционирует в позитивном направлении. Конечно, проблемы остаются. Они связаны опять-таки с традициями. Исламское образование зачастую основывается на традициях, которые сложились достаточно давно. Был серьезный перерыв во времена Советского Союза, когда от исламской системы образования не осталось практически ничего. В России не было ни одного исламского ВУЗа. После распада СССР пришлось все создавать заново. Естественно, традиции существовали еще в имперские времена. Они хоть и могли чем-то помочь, но складывались в другой исторической ситуации. Поэтому, некоторые недостатки и слабости системы исламского образования сохраняются и по сей день.
 

     _____________________________________

Это, прежде всего, слабая ориентация образования на решение практических проблем. Преподаются традиционные дисциплины, что является основой, и это правильно. Но очень часто сохраняется акцент на традиционные вещи, которые не в полной мере отражают практические потребности, с которыми сталкиваются мусульмане. 

     _____________________________________

 

В имперские времена система исламского образования опиралась на два главных центра: в Казани и в Петербурге. Те публикации по исламу, которые издавались до ХХ века - учебная литература и научные исследования, - преследовали цели преподавания, но в то же время были ориентированы на практическое применение исламского права. Эта ориентация на практику была приметной чертой преподавания ислама, шариата и фикха в светских учебных заведениях в Российской Империи. Во времена СССР эти традиции были утеряны. Сейчас они восстанавливаются, но связь с практикой пока значительно слабее в сравнении с имперскими временами. Например, публикуется немало книг, посвященных фикху. Большинство из них касается выполнения мусульманином религиозных норм ислама: поста, молитвы и так далее. Из мирских вопросов, чаще всего, освещается только брак.
 

     _____________________________________

Эти пособия не в полной мере рассчитаны на применение в жизни, в условиях российских реалий, поскольку не учитывают требования семейного законодательства в России. Нет прямой связи тех знаний, которые человек получил, с тем, как он должен их применять, живя в нашей стране. 

     _____________________________________

 

К этому он оказывается плохо подготовленным. Н.Торнау написал книгу в конце позапрошлого века, посвященную семейному праву. В ней он очень подробно, в виде таблицы, описал соотношение семейного права в шариате с положениями российского законодательства. В современных условиях без усвоения данного аспекта невозможно научить человека жить, соблюдая все традиции. Нужно увязывать знания с реальными практическими проблемами, с которыми встречаются мусульмане. Фикх, который преподается сейчас, далек от применение в жизни исламских норм не только в России, но даже и в арабском мире. Я преподаю семейное исламское право студентам иначе. Я говорю им, что семейное исламское право - это та отрасль, которая действует практически полностью во всех исламских странах с отдельными исключениями. Давайте я буду вам давать не абстрактный фикх, а буду показывать то, как он отражается в современном законодательстве, чтобы показать различия или сходство между ними. Тем самым, мои студенты одновременно изучают и фикх, и современное семейное законодательство мусульманских стран, понимая, что такое современное исламское право. Аналогично я преподаю им и уголовное право и его современную практику в исламских странах в наши дни. Я вижу огромное преимущество в таком подходе.
 
Когда я был молодым, я написал одну докладную записку по поручению Академии наук. Нашему сектору необходимо было написать аналитический материал по одной из тем исламского права. Мой коллега подготовил такой материал. Я выступил его главным критиком, поскольку посчитал записку неквалифицированной работой. Тогда заведующий спросил у меня: что мы будем делать с этим заданием? Я ответил, что у меня есть радикальный вариант. Давайте я сам ее подготовлю. Я сделал эту записку. Ее передали в Академию наук, оттуда она отправилась в институт востоковедения. Меня пригласили на встречу в этот институт, где разговаривали со мной довольно надменно. Спрашивали меня, знаю ли я арабский, и так далее. Один из мэтров сказал: «А вот у нас в ауле вот так». Я ответил: «Как у вас в ауле я действительно не знаю, я там, правда, не был. Но я читаю книги, авторитетные источники по исламскому праву и знаю, как положено с точки зрения шариата».
 

     _____________________________________

Поэтому каждый раз, когда ссылаются на шариат и говорят, например, «вот в шариате у мужчин такие-то права, а у женщин такие-то», я всегда спрашиваю: «Когда и где? В каком это веке, в какой стране?». Ведь обсуждать шариат в общем, без конкретизации, невозможно. 

     _____________________________________

 

Каждый изучает его по-своему: татары с ханафитской точки зрения, дагестанцы - с шафиитской. Если молодой человек захочет вступить в брак с девушкой, которую он любит, но при этом не будет знать практического применения норм исламского брака в России, что ему делать? Он посмотрит: с одной стороны, арабская действительность, с другой – ханафитская догма, с третей-шафиитская. Что ему выбирать? Все потому, что ему никто в свое время не объяснил, как решать вопросы практического применения исламских знаний. Никогда нельзя применять шариат «вообще», нужно всегда применять его в реалиях сегодняшнего дня. Я всегда начинаю свои занятия со студентами с вводной лекции, в которой говорю, что связь прошлого с современностью постоянно должна быть. Поэтому, когда вы говорите о нормах шариата прошлых веков, вы всегда должны говорить о том, как это работает в наши дни. Только тогда вы поймете, что в шариате работает сейчас, а что нет. Сейчас есть программа, подписанная президентом, о повышении уровня исламских знаний в нашей стране. Я в ней активно участвую. Это касается и религиозных, и светских ВУЗов. В этой ситуации становится частой практика обмена знаниями между этими, казалось бы, разными учебными заведениями. Меня часто приглашают выступать в исламские учебные заведения. Этот процесс идет, хоть и остается ряд нерешенных проблем. Есть руководители некоторых исламских учреждений, которые считают, что ученикам достаточно дать обычный набор знаний, без ориентирования на современность и практическое применение, что этого будет достаточно. Однако современный мусульманин находится не только на территории мечети, он учится, работает. Есть целый комплекс проблем, которые он не сможет решить без практических знаний. Есть мусульмане, которые не отдают своих детей в школы, поскольку считают, что их детям нельзя учиться в смешанных классах, где есть и мальчики, и девочки. Они даже не знают, как современные нормы шариата уже давно регулируют эти вопросы с позиции шариата.
 
Какие форумы проводятся в нашей стране по вопросам исламского права? Хотелось бы спросить у Вас о подготовке специалистов по исламскому праву в России. Где они обучаются? Нужно ли будущим специалистам проходить практику за рубежом?
 
- У нас существуют две системы образования: религиозная и светская, где изучаются вопросы ислама. Обе эти системы самостоятельны. В каждой из них существуют свои традиции изучения ислама. Какие-то проблемы общие, но некоторые из них - специфические, особенные. Если мы возьмем систему религиозного исламского образования, то там традиционно изучается шариат, фикх. Там, строго говоря, исламское право не изучается. Это не религиозная дисциплина, поэтому учащиеся религиозных учебных заведений ее не изучают. Они усваивают религиозные дисциплины с теми пробелами, о которых я уже говорил. В светских вузах же исламское право практически не изучается. И этому есть несколько объективных причин.
 

     _____________________________________

Для того, чтобы преподавать исламское право на компетентном уровне, непременно должны взаимодействовать два фактора: юридическое право и арабский язык, так как основные проблемы шариата и фикха разрабатывались преимущественно на арабском языке. 

     _____________________________________

 

Я не хочу принижать роль персидского языка, иранских специалистов. Но они и сами понимают, что арабский язык незаменим. У нас ни в одном юридическом вузе арабский язык не преподается, за исключением МГИМО, на факультете международного права. Раньше там набиралась группа студентов, которые изучали арабский язык, но с каждым годом их становилось все меньше. Я давно эту ситуацию не отслеживал, но не удивлюсь, если сейчас уже нет ни одной такой группы. Это большая проблема. Получается, что необходимо либо юристов обучать арабскому языку и исламской культуре, либо преподавать исламоведам блок правовых дисциплин. Исламское право по-настоящему нужно изучать и преподавать на базе этих двух специальностей. Дипломную выпускную работу студент-юрист может написать и без знания арабского. И даже кандидатскую диссертацию защитить. Но если он имеет цель принести что-то в науку, то должен владеть арабским языком. Без этого глубоко изучать исламское право бесполезно и просто невозможно. В тоже время, изучать исламское право без юридического образования тоже невозможно. Мой хороший бывший магистр в этом году заканчивает аспирантуру. Парень очень хороший, способный. Прекрасно знает теорию права, голова у него замечательная. Он будет защищать кандидатскую диссертацию по исламскому праву. Но он не знает арабского языка. Поэтому я говорю ему: «У тебя огромный потенциал, у тебя светлая голова и прекрасные знания юриспруденции. Но если ты хочешь идти дальше по этому пути, ты должен осознавать, что кандидатская - это максимум, что ты сможешь сделать без языка».
 

     _____________________________________

Некоторые мои коллеги говорят, что читали книги Юсуфа Карадави на английском языке. Я говорю, что у него более двухсот работ на арабском языке и лишь малая часть переведена на английский. Почему же вы не читаете их на арабском? 

     _____________________________________

 

Если вы считаете, что мировоззрение этого ученого можно изучить по англоязычным источникам, это все равно, что изучать историю Франции только на русском языке. Можно много чего изучить, но вклада в науку никакого не будет. Можете ли вы представить себе хорошего медика без знания латыни? А можете себе представить хорошего оперного певца, который не знает итальянский язык? А хорошую балерину без знания французского? Это элемент профессионализма. Если вы хотите достигнуть профессиональных высот, чтобы с вами считались специалисты, знание языка необходимо.