Александр Анатольевич, здравствуйте! Какова роль России в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии и какие положительные тенденции Вы могли бы привести в качестве примера сближения нашей страны с Юго-Восточной Азией.

 
— Отношения России с АСЕАН были оформлены в 1996 году, когда Россия стала полноценным партнёром Ассоциации по диалогу. С этого момента наши связи стали интенсивно развиваться по многим направлениям. Прежде всего, это сфера политики и безопасности, ну и конечно же экономика, энергетика и другие. В прошлом году мы отметили двадцатилетие нашего диалогового партнёрства. В мае 2016 г. в Сочи состоялся юбилейный саммит Россия-АСЕАН. В ходе встречи наши лидеры договорились о выводе отношений на уровень стратегического партнёрства. Думаю, это ключевой положительный момент в наших отношениях.
 
 
Среди других позитивных тенденций хотел бы отметить динамичное наполнение наших связей с АСЕАН новыми направлениями сотрудничества. Это касается активизации нашей работы в рамках, на мой взгляд, ведущего асеаноцентричного формата взаимодействия – Восточноазиатского саммита (в нем, помимо стран АСЕАН, принимают участие восемь диалоговых партнеров «десятки», включая Россию). На этой важной площадке лидеры наших стран обсуждают такие злободневные темы, как противодействие распространению терроризма и его идеологии, борьба с радикальными идеями в интернете, прежде всего в социальных сетях, и многие другие. Кстати, интерес к сотрудничеству с Россией в этих областях со стороны стран АСЕАН неуклонно возрастает.
             _________________

Помимо этого, в последнее время мы начали взаимодействовать в таких сферах, как борьба с незаконным оборотом наркотиков, транспорт, сельское хозяйство.

             _________________
Конечно же, весьма показательным положительным моментом в наших отношениях я бы назвал решение об учреждении в Джакарте Постоянного представительства России при Ассоциации. Уверен, что работа новой российской дипмиссии позволит значительно активизировать связи с «десяткой» по многим направлениям.
 
 
Планируется ли в будущем продолжение саммитов формата «Россия-АСЕАН»?
 
— Разумеется. Первый саммит Россия–АСЕАН состоялся в 2005 г. в Куала-Лумпуре. Вторая встреча лидеров прошла 30 октября 2010 г. в Ханое. Третий раз главы государств встретились, как я уже упоминал, в 2016 г. в Сочи. В настоящий момент у нас пока нет традиции проведения регулярных, раз в год или два года, встреч лидеров, как это делает ряд других стран-диалоговых партнёров Ассоциации. Однако можно прогнозировать, что по мере продвижения к цели стратегического партнерства целесообразность продолжения встреч наших лидеров появится.
 
Есть ли у АСЕАН ориентир на другие международные союзы или у Ассоциации свой, особенный путь?
 
— Спасибо за столь интересный вопрос. В этом как раз и заключается особенность АСЕАН. «Десятка» в своем развитии не оглядывается на какие-либо интеграционные объединения, как например, Еврооюз, а предпочитает следовать собственному курсу.
             _________________

За 50 лет своего существования (кстати, этот юбилей отмечается в этом году) асеановская группировка выработала уникальный способ функционирования и развития, известный как «ASEAN Way» или «путь АСЕАН».

             _________________
 
Он заключается в том, что решения внутри Ассоциации вырабатываются исключительно путем диалога с участием всех участников и на основе консенсуса. Такой механизм обеспечивает размеренный и комфортный для всех стран «десятки» темп интеграции. А это принципиально, поскольку асеановские государства весьма различаются, как по уровню своего экономического развития, так и устройству политических систем.
 
 
Представляется, что именно благодаря «ASEAN Way» организации удалось сохраниться и превратиться в ключевое интеграционное объединение в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
 
В Вашей биографии есть интересная и таинственная должность «посол по особым поручениям МИД России». Можете ли вы рассказать об интересных случаях, которые происходили у Вас на этом посту?
 
— На этой должности я выполнял поручения руководства, в основном связанные с развитием наших отношений с АСЕАН, но не только – были и другие ответственные задания. Весьма памятным для меня остается участие в подготовке юбилейного саммита Россия-АСЕАН, состоявшегося в Сочи в мае 2016 г.
 
Помимо переговорной работы над проектами итоговых документов самого саммита, мне довелось принять участие в подготовке доклада лидерам так называемой «Группы видных деятелей Россия-АСЕАН». Она была создана для выдвижения идей и рекомендаций нашим главам государств и правительств по продвижению к цели стратегического партнерства. Причем в Группе были представители как научных кругов, так и официальные лица (как я, например), но выступавшие в личном качестве. Это, как мы говорим в нашей дипломатической практике, формат «полуторной дорожки», предполагающий свободный обмен мнениями и идеями на перспективу наших отношений. В течение 8 месяцев мы регулярно встречались то в Москве, то в асеановских столицах. Работать было чрезвычайно интересно, но нелегко – ведь многосторонние переговоры с лучшими представителями АСЕАН, знатоками всех внешнеполитических нюансов требуют знаний, опыта и даже знакомства с личными взглядами партнеров.
 
 
Доклад «Группы видных деятелей» получился насыщенным и полезным. А отдельные его рекомендации уже начали реализовываться. Состоявшееся в августе с.г. учреждение Постоянного представительства России при АСЕАН в Джакарте – яркий тому пример, поскольку такая рекомендация содержалась в докладе.
 
Вы на протяжении пяти лет представляли нашу дипмиссию в Индонезии. Что вы можете рассказать о работе в стране с самым большим числом мусульман в мире?
 
— Да, действительно, в 2007-2012 гг. я работал в должности посла России в Джакарте. Индонезия – удивительная страна, где в мире и гармонии проживают около трёхсот различных народов, говорящих на более чем семистах языках. Как вы сказали, подавляющее число жителей Индонезии – более 85 процентов – мусульмане, в основном суннитского толка. И, конечно же, влияние ислама ощущается в повседневной жизни. Находясь, например, в Джакарте, вы можете пять раз в день слышать, как муэдзины с вершин минаретов призывают верующих мусульман на молитву. Исламом здесь пронизаны многие сферы общественной жизни. В то же время Индонезия без сомнения светское демократическое государство.
 
В чем, на Ваш взгляд, специфика мирного сосуществования мусульман Юго-Восточной Азии с другими конфессиями?
 
— Причин для этого много. Во-первых, это долгая история совместного проживания. Например, в Индонезию ислам пришёл в 13-14 веках, до которого наиболее распространённой религией здесь был индуизм (сегодня эта религия сохранилась в основном на Бали). Христианство на островах архипелага появилось с началом колониального периода, то есть в 16 веке. Также в 16 веке сюда пришли конфуцианство и буддизм, которые привнесли в основном этнические китайцы. За долгое время сосуществования в культуре народов, проживающих в регионе, выработалось уважительное отношение к представителям других конфессий. И, как мне кажется, этот дух весьма силен в индонезийском обществе.
             _________________

Не случайно здесь созданы благоприятные условия гармоничного сосуществования представителей разных конфессий и беспрепятственного отправления ими религиозных обрядов.

             _________________
 
Наряду с этим не секрет, что определённые силы пытаются использовать религиозные чувства людей в целях культивирования террористической идеологии, радикализма и вовлечения их в ряды террористических группировок. Это особенно чувствуется сейчас, когда в результате разгрома ИГИЛ, Ан-Нусры и других терструктур в Сирии они перебазируются в новые регионы, в том числе в страны Юго-Восточной Азии. По этой причине данному вопросу уделяется серьёзное внимание со стороны правительств стран региона. В частности, предпринимаются энергичные усилия по противодействию распространению теридеологии, радикальным идеям и поддержанию межконфессионального мира.
 
Расскажите о Вашем опыте работы Послом России по совместительству в Кирибати, Восточном Тиморе и Папуа-Новой Гвинее.
 
— Работа послом по совместительству требует значительных дополнительных усилий и времени. Находясь в Джакарте и работая в основном над укреплением российско-индонезийских отношений, я должен был регулярно посещать эти страны, беседовать с представителями их руководства, способствовать развитию связей по различным направлениям. А ведь только чтобы добраться из Индонезии до Кирибати, требуется 3-4 дня – вот такие огромные расстояния в Азиатско-тихоокеанском регионе.
             _________________

Особенно памятны мои посещения Дили – столицы Восточного Тимора и многочасовые беседы с президентом и премьер-министром этого молодого государства.

             _________________
 
Нехватка ресурсов, кадров, опыта госстроительства, внутриполитическая нестабильность – многие нелегкие проблемы приходилось тогда решать руководителям Демократической Республики Восточный Тимор (ДРВТ). Сближает нас то, что у Москвы и Дили схожие подходы к глобальным и региональным проблемам, а самое главное –приверженность Уставу ООН и принципам международного права, неприятие «двойных стандартов» в международных делах. Имеется и значительный потенциал развития двусторонних экономических отношений, прежде всего в нефте-газовой сфере. Уверен, что с учетом политической воли обеих сторон этот потенциал будет постепенно реализоваться.
 
 
Екатерина Подколзина, Главный редактор сайта