Отношения Российской Федерации с мусульманскими странами

На фоне разительных сдвигов на международной арене, которые, в конечном счете, отражают качественно новый баланс сил на земном шаре, особое значение приобретают наши связи с исламским миром. Сегодня численность мусульман насчитывает 1,7-1,8 миллиарда человек. В организации исламского сотрудничества 57 государств Земного шара. Россия является с 2005 года наблюдателем в этой организации и считает себя частью не только православного, но и мусульманского мира, поскольку у нас более 20 миллионов мусульман.

После присоединения России к ОИС сотрудничество с странами мусульманского востока поднялось на качественно новый уровень, хотя, разумеется, не все возможности до конца используются.

Самым главным событием в развитии прочного взаимопонимания с исламскими народами явилось участие российских вооруженных сил в разгроме террористической организации Даиш в Сирии, которой, как известно, удалось в 2014-2015 годах создать на территории Сирии и Ирака практически самостоятельное государство, провозгласить халифат, контролировать там площади с населением почти 9 миллионов человек. Если бы не помощь российской армии в разгроме этого страшного отряда головорезов, Даиш сумел бы не только взять Дамаск, но и захватить соседние государства. Экстремисты явно нацеливались на захват Мекки и Медины, это могло бы стать катастрофой для всего исламского востока.

В настоящее время от боевиков освобождено почти 90% территории Сирии и начался, хотя он идет и медленно, процесс политического урегулирования.

Главное же в ликвидации очага терроризма и бандитизма в Сирии – это налаживание конструктивного сотрудничества в этих вопросах между Россией, Турцией и Ираном. Именно эти три страны возглавили усилия по достижению мира и стабильности в Сирийской Арабской республике. Само по себе такое сотрудничество по началу казалось чем-то нереальным, ибо, мягко говоря, цели Ирана и Турции в Сирии не совпадают, тем не менее, это было безусловным успехом российской дипломатии.

Вместе с тем, иногда любят говорить, что новое – это хорошо забытое старое.  Как тут не вспомнить слова выдающегося нашего просветителя Исмаила Гаспринского, который еще на заре ХХ века отмечал: «Представим себе, что Россия вошла в искренние, дружественные отношения с Турцией и Персией, — писал Гаспринский. — Дружба эта отразилась бы весьма чувствительно на отношениях к Египту и ко всему арабскому миру с одной стороны и на Афганистан и Индо-мусульманский мир – с другой»[1].

Третьим по важности моментом наращивания нашего взаимодействия с арабским миром является договоренность с Саудовской Аравией и ОАЭ относительно объемов добычи нефти, которое привело к тому, что цена одного барреля в настоящее время превышает 70$. Это является практическим отражением слов Путина еще в 2003 году о том, что сложение наших потенциалов может привести к серьезному прогрессу в жизни всей планеты.

Египет и Турция получают огромные средства за счет большого притока российских туристов, сокращение этих потоков привело к заметному снижению доходов этих государств, соответственно возобновление поездок россиян на отдых в Турцию и Египет стало для этих двух государств огромным подспорьем.

Одним из любимых мест отдыха российских граждан стали также ОАЭ. В этой связи подписанная 1 июля 2018 года Декларация о стратегическом партнерстве, между Российской Федерацией и Объединенными Арабскими Эмиратами[2], четко показывает вектор сближения Москвы с исламским миром, связи с которыми становятся все более дружественными, а богатый и плодотворный опыт сотрудничества становится все более многогранным.

Характерна в этой связи статья, опубликованная в конце июля в саудовской газете «Араб ньюс» о том, что Абу-Даби следует более внимательно смотреть на членов БРИКС «в качестве альтернативы в достижении долгосрочных коммерческих целей».

В этой связи, пожалуй, уместно отметить, что мусульманские страны лидируют по экспорту из РФ всех видов зерна: Египет – 7,58 миллионов тонн, Турция – 6,75 миллионов тонн, Иран – 2,35 миллиона тонн, Саудовская Аравия – 1,78 миллиона тонн, Азербайджан – 1,16 миллиона тонн, Бангладеш – 1,77 миллиона тонн, Нигерия – 1,23 миллиона тонн, Йемен – 1,04 миллиона тонн, Судан – 1,6 миллиона тонн Ливан – 1,4 миллиона тонн и прочие.

Экономическая военное, политическое, культурное сотрудничество со странами исламского мира со временем будет приобретать еще большую важность, особенно на фоне наших сложных отношений с западными державами. Здесь, пожалуй, стоит выделить два главных момента: во-первых, быстрый рост численности мусульманского населения российской Федерации, сейчас рождаемость, особенно в некоторых северокавказских республиках превышает среднюю рождаемость по стране в 2, иногда в 2,5 раза, это означает, если экстраполировать, сегодняшние тенденции, то через 15 лет процент россиян, исповедующих ислам составит 25 – 30% населения;

Во-вторых, одновременно с этим идет значительный рост экономических потенциалов многих исламских государств, пожалуй, здесь можно выделить первую и третью страны по численности населения мусульманского мира – Индонезию и Бангладеш. ВВП Индонезии за последние 10 лет вырос практически в три раза и ныне превышает 1 триллиона долларов, темпы его роста последние два года выше 8 %, что касается Бангладеш, то ВВП это страны возрос почти в 5 раз за 10 лет и в последние годы устойчиво превышает 10% в год.

В нынешних условиях переустройства мирового порядка все большее значение получают такие объединения как ШОС и БРИКС. Примечательно, что несколько государств мира, в том числе и мусульманские заявили о своем желании присоединится к указанным объединениям. Нашим долгосрочным отношениям с исламским востоком отвечало бы подключение к работе БРИКС самой большой мусульманской страны – Индонезии – тогда в этом объединении будут представлены все ведущие цивилизации мира кроме западной.

Фон для дальнейшего сближения с исламским миром достаточно благоприятен, ибо Россию и Путина там воспринимают не просто со знаком плюс, а с большим одобрением. Это явно контрастирует с тем, что мусульмане, в частности арабы, в огромном большинстве своем отвергают внешнюю политику Трампа. В недавно опубликованном в Вашингтоне обзоре, базирующемся на опросе 18 000 арабских граждан в арабских странах, подчеркивается, что 87 % (в 2016 было 79%) отрицательно относятся к политике США в палестинском вопросе.

81% арабов также негативно настроены в отношении линии США в Сирии и 82% в отношении Ирака (Мидл Ист Ай 12.07.2018)

Вряд ли можно полностью согласиться с утверждением известного российского политолога Михаила Делягина: «Превращение Европейского Союза в Европейский Халифат в ближайшие 30 лет представляется неизбежным. Поэтому наряду с поддержкой дружественных нам консервативных и патриотических сил в Европе следует системно готовить управленческие кадры для грядущего Халифата. Это позволит создать стратегический «социальный лифт» для выходцев из Средней Азии (ослабив связанное с ними напряжение в России и частично восстановив влияние в Средней Азии и исламском мире в целом) и обеспечить сохранение достижений европейской культуры (в частности, восприимчивости к технологиям и абстрактное  мышление) после ее этнорелигиозного переформатирования»[3].

Однако, он безусловно, прав в том, что касается пассионарности живущих в Европе 40-50 миллионов мусульман, которые не хотят растворяться в западноевропейских обществах, а предпочитают сохранять свою идентичность. Поэтому можно согласиться с утверждениями некоторых ливанских политологов о том, что проблемы Европы с исламским миром только начинаются (здесь дело не ограничится только эпизодическими терактами или потоплением судов с мигрантами в Средиземном море).

Видимо пришло время придать нашим отношениям с исламским миром более системный характер. В 2003 году именно личная инициатива Владимира Владимировича Путина о подключении России к организации исламского сотрудничества сыграла огромную роль как в становлении самосознания российских мусульман, так и в развитии многогранного сотрудничества с мусульманскими государствами.

Воплощением этой линии стала разноплановая работа Группы стратегического видения «Россия-исламский мир», которую возглавляет Президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов (Группа в 2018 году получила консультативный статус неправительственной организации при ООН).

В конце июля сего года наш президент, находясь в ЮАР, объявил о проработки идеи подготовки саммита России со странами Африки. Здесь полезно упомянуть о том, что среди 57 членов Организации исламского сотрудничества – 27 африканские государства.

 

[1] Цитирую по книге А.В. Логинова «Евразия и Ислам. Евразийски вектор: мусульманская религиозная и общественно-политическая мысль о цивилизационном единстве России-Евразии». Научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия». Москва 2017. с.86

[2] Сам по себе этот документ заслуживает внимательного анализа

[3] Журнал «Наш современник», №5. 2018. М. Делягин, «2024: Новые цели – глобальная перспектива», стр.133

 

Вениамин Викторович Попов